14.04.2016

Первая Мировая война: Малая воина больших флотов (1914-январь 1915 гг.) 11 часть

Британский гарнизон в Хартлпуле находился в состоянии боевой готовности уже с полуночи. Как только «Блюхер» начал обстрел, ему ответили береговые орудия калибра 152 мм. Англичане стреляли метко: «Блюхер» получил четыре попадания, «Зейдлиц» - три, в «Мольтке» попали один раз. Произведя 123 выстрела, британские батареи под огнем немцев вынуждены были замолчать. В тот момент, когда начался обстрел, во внутреннем порту стояли легкие крейсера «Патрол» и «Форвард», а также подводная лодка С-9.

Попытка вырваться в море дорого обошлась «Патролу»: четверо членов его экипажа погибли, семь были ранены. Подлодка С-9, находившаяся вблизи крейсера, вовремя успела погрузиться и таким способом избежала опасности. В 8.46 немцы прекратили обстрел Хартлпула. На город и порт упали не менее полутора тысяч тяжелых, средних и легких снарядов. Были повреждены многие промышленные предприятия, свыше трехсот зданий, портовые сооружения, 4 находившихся в порту парохода («Sagoma River», «Fair Field», «City of Newcastle» и «Denebola»).

86 горожан были убиты, 427 получили ранения. Корабли контр-адмирала Тапкена с 8. 02 до 8.23 обстреливали Шербур, выпустив 776 снарядов. Пока «Дерфлингер» и «Фон дер Танн» громили город и портовые сооружения, «Кольберг» ставил мины, после чего ушел к месту сбора. Линейные крейсера тем временем направились к Уитби. Обстрел начался в 9.06 и продолжался всего 7 минут, в течение которых было выпущено 188 снарядов. Закончив обстрел, обе группы немецких кораблей вскоре соединились. В 10 часов Хиппер доложил адмиралу Ингенолю о выполнении задания.

Гнавшийся за Хохзеефлотом почти 50 минут вице-адмирал Битти прекратил преследование, получив около 9 утра три радиограммы подряд, извещавших его о том, что немцы находятся возле побережья Англии. В 9.03 эту новость подтвердило адмиралтейство, и вице-адмирал изменил курс, направившись в сторону Шербура. Несколькими минутами позже вице-адмирал Уоррендер и контр-адмирал Пакенхэм тоже устремились на запад. Уоррендер, проинструктированный радиограммой адмирала Джеллико, изменил курс таким образом, чтобы оказаться на южной оконечности свободного от мин коридора напротив Уитби, по которому, вероятнее всего, будут отходить немцы.

Севернее минных полей адмирал Джеллико направил 3-ю эскадру вице-адмирала Брэдфорда из Розайта. Уоррендер указал Битти новый курс флажным семафором. Но обширная отмель на юго-западной оконечности Доггер-банки, к тому, же усеянная многочисленными останками затонувших судов, заставила вице-адмирала Битти обойти опасное место с северной стороны, поэтому между группой его кораблей и группой Уоррендера образовалась широкая дуга; в 10.30 обе группы потеряли друг друга из вида. В 11.25 флагманский крейсер коммодора Гуденафа «Саутгемптон» из группы вице-адмирала Битти, дальше всех углубившийся на юг, увидел вражеские легкие крейсера и несколько эсминцев.

Это были «Штральзунд», «Страсбург» и «Грауденц» вместе с 1-й флотилий эсминцев, отозванные утром адмиралом Хиппером. «Саутгемптон», сопровождаемый крейсером «Бирмингем», просигналил крейсерам «Нотингем» и «Фальмут», чтобы они приблизились. Но вице-адмирал Битти отменил этот приказ, полагая, что «Саутгемптон» и «Бирмингем» сами справятся с не столь уж сильным противником. Битти не хотел оставаться без своей разведки, предполагая, что силы адмирала Хиппера где-то поблизости.

Однако его сигнал был истолкован так, будто бы он отзывает все легкие крейсера, поэтому «Саутгемптон» и «Бирмингем» вышли из боя и потеряли контакт с противником. Легко себе представить гнев адмирала! Контр-адмирал Хиппер, находившийся в это время почти в пятидесяти милях западнее и предупрежденный своими легкими крейсерами, в 11.50 изменил курс с восточного на юго-восточный и поспешил к ним на помощь. Около 12.15 группа кораблей вице-адмирала Уоррендера на короткое время вошла в контакт с легкими крейсерами противника, но вскоре потеряла их из вида, поскольку скорость у них была выше (присутствие линейных крейсеров не подтвердилось.)

Немецкие легкие крейсера проскочили в промежуток между двумя группами британских кораблей. Битти шел в это время западным курсом, но получив в 12.25 радиограмму Уоррендера, спустя 5 минут повернул на восток; он предположил, что те немецкие крейсера, о которых ему сообщили, являются передовым охранением сил противника и хотел отсечь его от базы. В эти минуты корабли Битти отделяли от эскадры Хиппера не более 15 миль. Если бы, получив радиограмму Уоррендера, он не изменил курс, то уже через каких-нибудь 15 минут могла произойти встреча противников.

Хиппер, предупрежденный своими легкими крейсерами, что в 40 милях восточнее находится неприятельская эскадра (это была группа вице-адмирала Уоррендера, Битти, как уже сказано, находился значительно ближе), в 12.45 повернул на север. Курс на север между 13.15 и 13.30 взяли и обе британские группы кораблей. В 13.35 Битти еще раз изменил курс. Он повернул на восток, надеясь, в конце концов, отрезать немецкую эскадру. Тем временем Хиппер, воспользовавшись начавшимся штормом и ухудшением видимости, обошел Доггербанку с севера и направился к Гельголанду.

Англичанам так и не удалось обнаружить немецкое соединение. В 15.45 вице-адмирал Уоррендер приказал прекратить погоню. В 15.35 коммодор Р. Кейс получил приказ адмиралтейства перейти со всеми его подлодками в Гельголандский залив. Но этот приказ он смог передать только на четыре подлодки, находившиеся в надводном положении. И только одна из них - Е-11 - смогла занять 17 декабря, в 8 часов 10 минут утра, выгодную позицию для атаки. Атака не удалась: торпеда, выпущенная в линкор «Позен», прошла глубоко под кораблем.

В отчаянии адмиралтейство вечером 16 декабря отдало Кейсу другой приказ: атаковать Хохзеефлот двумя имевшимися у него эсминцами. К счастью, коммодор Кейс получил этот неслыханный приказ с большим опозданием, когда находился уже в двухстах милях к западу от Гельголанда. Это предотвратило бессмысленные жертвы и спасло адмиралтейство от очередного конфуза. Ход событий 16 декабря, дня, полного непредвиденного стечения обстоятельств, привел к нескончаемым спорам, упрекам и критике руководства обоих флотов - и британского, и немецкого.

Бесспорным оставался лишь один факт: три города на восточном побережье Англии подверглись вражескому нападению, а могучий британский флот не смог этому ни помешать, ни наказать врага. Для граждан Великобритании это стало огромным потрясением. Обстрел трех городов был первым прямым нападением на английскую территорию за последние почти двести пятьдесят лет после 1667 года, когда голландский адмирал де Рюйтер вторгся в устье Темзы.

В Раздел