14.04.2016

Первая Мировая война: Малая воина больших флотов (1914-январь 1915 гг.) 9 часть

Капитаны торговых судов получили предупреждение, что плавание внутри района, ограниченного условной линией от Гебридских островов на север к Фарерским островам, и затем на восток к норвежскому порту Тронхейм, является чрезвычайно опасным. Наряду с этим была определена трасса их безопасного движения через Ла-Манш, что дало возможность контролировать грузы нейтральных судов и конфисковывать все то, что считалось военной контрабандой.

Все эти установления совпали с приходом нового первого морского лорда, адмирала Джона Фишера (1841 — 1920), который вступил в должность 30 октября 1914 г. Несмотря на свои 73 года, адмирал Фишер был весьма энергичным человеком и пользовался огромным уважением среди моряков. Произошли и другие новые назначения. Так, контр-адмирал Оливер, которому присвоили звание вице-адмирала, возглавил военный штаб вместо вице-адмирала Доветона Старди, назначенного командующим 4-й эскадры линкоров. Изменился также состав так называемой военной группы адмиралтейства - ее покинул второй морской лорд. Теперь ее составляли: Уинстон Черчилль, адмирал Фишер, вице-адмирал Оливер, адмирал А. Вильсон и новый секретарь первого лорда адмиралтейства, коммодор Бартолом.

3 ноября адмирал Фишер созвал конференцию по вопросам строительства флота. Конференция приняла программу, согласно которой в ближайшее время следовало разместить заказы на строительство примерно 600 кораблей различного класса и назначения (в том числе 37 мониторов, 2 легких крейсеров, 56 эсминцев, 64 подлодок, 50 патрульных кораблей, 24 охотников за подлодками, 55 тральщиков, 24 речных канонерок, 290 самоходных барж). Очень много, если учесть, что за август - октябрь верфям заказали всего, лишь 12 эсминцев и 12 подводных лодок.

В последующие месяцы новый первый морской лорд энергично форсировал переделку строившихся линкоров «Рипалс» и «Ринаун» в линейные крейсера. На принятие им такого решения в немалой степени повлияли успешные действия линейных крейсеров в Гельголандском и Фолклендском сражениях. По инициативе Фишера были также начаты постройкой три «больших легких крейсера», как их тогда классифицировали, «Карейджес», «Глориес» и «Фьюриес». Все эти корабли отличались мощным вооружением при относительно небольшой осадке, что имело существенное значение в случае использования их на Балтике.

Обновленное адмиралтейство стало работать намного лучше, чем это было до персональных изменений в его составе. Благодаря перестановкам в руководстве флотом существенно разрядились напряженные отношения между адмиралами (например, по адресу адмирала Д. Старди адмирал Битти высказывался следующим образом: «Одно из стихийных бедствий, которые обрушились на наш флот».

В начале ноября немцы провели операцию с целью постановки мин в районе Ярмута и обстрела британского побережья. В ней участвовали корабли контр-адмирала Хиппера: линейные крейсера «Зейдлиц», «Мольтке», «Фон дер Танн» и броненосный крейсер «Блюхер» (1-я разведывательная группа), а также легкие крейсера «Страсбург», «Грауденц», «Штральзунд» и «Кольберг» (2-я группа). Охранение обеспечивали 1-я и 3-я эскадры линкоров, то есть самые сильные. Сосредоточились они северо-западнее острова Терсхеллинг. Впервые с начала войны Флот Открытого Моря выходил в море в почти полном составе.

2 ноября подводные лодки U-6, U-14, U-21 и U-22 заняли исходную позицию в 30 милях западнее острова Терсхеллинг. После выхода подлодок, выдержав временной интервал, а именно в 16.30 двинулись силы контр-адмирала Хиппера. Еще через полтора часа в море вышли дредноуты. Утром 3 ноября корабли Хиппера вышли в район Ярмута. «Страсбург» начал минирование и поставил свыше ста мин. В тот день в этом районе патрулировали два старых английских эсминца, «Ливли» и «Леопард», а также еще более старая торпедная канонерка «Халкион». Видимость из-за тумана была плохая, но в 8 часов с минутами англичане увидели немецкие корабли.

Тяжелые снаряды «Зейдлица» стали ложиться вблизи «Халкиона». Тогда «Ливли» устремился в сторону немецкого линкора и поставил густую дымовую завесу, которая скрыла «Халкион» и спасла его от неминуемой гибели: Это был первый случай использования дыма из труб корабля в качестве дымовой завесы. «Ливли» старался не упускать немецкие корабли из вида и сообщал по радио об их передвижениях. Появление эсминца вызвало у немцев предположение, что это передовой сторожевой корабль крупных сил, поэтому они не стали подходить к берегу, слишком близко, а начали обстрел с такого расстояния, что снаряды не ложились дальше пляжей под Ярмутом.

В 8 часов 30 минут немцы прекратили огонь и повернули на северо-восток. Хотя корабли выпустили 375 снарядов тяжелого и среднего калибра, никакого ущерба эти снаряды не причинили. Не было и жертв. Однако они появились позже, когда британская подводная лодка D-5, уже после ухода кораблей Хиппера, наткнулась на дрейфующую немецкую мину и в считанные минуты затонула. Из всего экипажа спаслись только два офицера и два матроса. Об этом минном заграждении англичане узнали в тот же день от шкипера рыбацкого судна, который сообщил, что видел, как немцы ставили мины.

Таким образом, чисто военный эффект предпринятой немцами операции оказался минимальным. Зато ее психологическое воздействие было очень большим. Первый обстрел британского побережья вызвал у англичан шок. Никакими сколько-нибудь значительными силами англичане в этом районе не располагали. Крейсера «Аврора» и «Андаунтид», а также 8 эсминцев из Гарвича недавно ушли на патрулирование в район острова Тексел. После немецкого нападения на побережье всем этим кораблям было приказано взять курс к Ярмуту.

Остальные силы Гарвича должны были следовать к Терсхеллингу, наперерез немцам. Когда в адмиралтействе узнали, что под Ярмутом находились также корабли Хиппера, 1-й эскадре линейных крейсеров приказали срочно идти в район к северу от Гельголанда. Туда же отправились легкие крейсера из Скапа Флоу. Но все эти меры запоздали, эскадры противников так и не встретились. Немецкий флот вернулся в Вильгельмсгафен. А завершилось все это предприятие болезненной для англичан потерей: 4 ноября броненосный крейсер «Йорк» потеряв в тумане ориентацию, оказался на немецком минном поле, подорвался и затонул.

Спаслись 382 человека, чуть больше половины экипажа. После немецкой атаки на Ярмут британское адмиралтейство передвинуло к Розайту 3-ю эскадру линейных крейсеров вице-адмирала Е. Брэдфорда и 3-ю эскадру крейсеров контр-адмирала Пакенхэма. Одновременно, для того, чтобы ввести в заблуждение немецкую разведку относительно дислокации британского флота, была создана эскадра «двойников», состоявшая из специально подобранных коммерческих судов, перестроенных таким образом, чтобы их силуэты казались силуэтами линкоров или линейных крейсеров.

В Раздел