14.04.2016

Первая Мировая война: Последнее плавание графа фон Шпее (5 часть)

Крэдок сообщал также о своем требовании, чтобы крейсер «Дифенс», который наконец-то пришел к американскому побережью, присоединился к его эскадре. В конце своего послания адмиралтейству Крэдок напоминал о безуспешном преследовании крейсера «Карлсруэ» в августе, давая тем самым понять, что такие корабли, как «Дифенс» или «Корнуолл» гораздо больше подходят для сражения с немецкой эскадрой, нежели для патрулирования. Телеграмма Крэдока поступила в адмиралтейство 27 октября и была либо неправильно понята, либо адмиралтейские чины просто отвергли точку зрения контр-адмирала.

Как бы там ни было, он получил ответ, диаметрально противоположный своим ожиданиям. 28 октября адмиралтейство передало Крэдоку: «Дифенс» должен остаться у восточного побережья, под командованием Стоддарта. Благодаря этому по обе стороны побережья Южной Америки мы будем располагать силами, достаточными для того, чтобы вести борьбу с вражескими крейсерами в случае их появления на путях торгового судоходства. Сейчас нет корабля, который можно было бы направить к мысу Горн. В скором времени к берегам Северной Америки подойдет японский линкор «Хизен».

Он должен соединиться с японским крейсером «Идзумо» и нашим «Ньюкаслом», после чего все эти корабли возьмут курс на юг, в направлении островов Галапагос». Неизвестно, получил ли Крэдок это сообщение. А контр-адмирал Стоддарт, не зная о последнем решении адмиралтейства относительно «Дифенса», уведомил его командира, что он должен присоединиться к эскадре Крэдока. Но на это «Дифенсу» уже не хватало времени. Крэдок же, соединившись в районе островов Чонос с отрядом коммодора Люса, во второй раз отправил крейсер «Глазго» на поиск противника. Коммодор получил приказ дойти до бухты Коронель, производя по пути разведку и уничтожая вражеские суда снабжения.

В течение следующих двух дней «Глазго» и «Отранто» тщательно прочесывали все бухты чилийского побережья. Во время выполнения этого задания они перехватили радиопередачи кораблей Шпее, что свидетельствовало о том, что те где-то неподалеку. Эскадра Шпее и впрямь была совсем рядом. По прибытии 12 октября на Остров Пасхи, куда двумя днями позже пришел и «Лейпциг», эскадра оставалась там шесть дней, а 18-го направилась к острову Мае Афуэра, одному из островов архипелага Хуан Фернандес, недалеко от берегов Чили.

Возле Мае Афуэра эскадра появилась рано утром 20 октября. Весь этот и следующий день она пополняла запасы топлива и продовольствия. 26 октября к эскадре присоединился вспомогательный крейсер «Принц Эйтель Фридрих». Как уже сказано выше, крейсер этот вместе с «Кормораном» должен был вести корсарские действия в австралийских водах, но не добрался до них, так как у него кончались запасы угля и ему пришлось вернуться. Не повезло и «Корморану». Пробыв некоторое время в районе Каролинских островов и не найдя возможности пополнить запас топлива, он в начале декабря вошел в порт на острове Гуам, где его интернировали американские власти.

27-го октября вице-адмирал Шпее провел совещание с командирами своих кораблей. Основываясь на полученных сообщениях о местонахождении противника, он сообщил им, что принял решение навязать ему бой. Но до того как начать сражение, следовало запастись углем и избавиться от вспомогательных судов, которые пожирали его запасы. Вечером того же дня эскадра вместе со вспомогательным крейсером «Принц Эйтель Фридрих», пароходами «Титания», «Амасис», «Баден» и «Геттинген» покинула остров Мае Афуэра.

Ночью Шпее получил радиограмму с парохода «Йорк», стоявшего в Вальпараисо, что англичане, пройдя через пролив Магеллана, разрозненно идут вдоль чилийского побережья на север. «Принц Эйтель Фридрих» и «Геттинген» были отправлены в Вальпараисо, куда прибыли 30 октября. 1 ноября, в 2.50 ночи, «Геттинген», воспользовавшись тем, что чилийские власти еще не реквизировали его радиостанцию, передал Шпее сообщение, что 31 октября в 19.06 на рейде Коронеля бросил якорь британский крейсер «Глазго».

Вице-адмирал, зная, что «Глазго» обязан покинуть нейтральный порт в течение 24-х часов, решил уничтожить его сразу же после выхода в море. Эскадра взяла курс на Коронель. Флагман Крэдока, броненосный крейсер «Гуд Хоуп» и «Глазго» пришел в Коронель по приказу Крэдока, который, получив утром 30 октября сообщение коммодора Люса о перехвате немецких радиосигналов, двинулся с крейсерами «Гуд Хоуп» и «Монмут» на север, бросив бесполезный «Канопус» и угольщики возле островов Чонос. 1 ноября после полудня «Глазго» присоединился к эскадре Крэдока. Донесения подтверждали, что где-то поблизости рыщет немецкий крейсер «Лейпциг». Контр-адмирал отдал приказ кораблям выстроиться кильватерной колонной.

Пока корабли формировали заданное построение, находившийся ближе всех к побережью «Глазго» заметил на северо-западе дымы. Он, «Монмут» и «Отранто» пошли наперерез курсу обнаруженного корабля. В 16.25 на горизонте появились силуэты броненосных крейсеров и легкого крейсера. Немцы, увидев «Глазго», начали преследование. «Глазго» же, находясь в это время в 20-и милях от своей эскадры, сообщил контр-адмиралу о встрече с противников и, борясь с усиливающимися волнами, повернул к своим. В скором времени разыгралось сражение.

В 16.17 с «Шарнхорста» заметили на западе два корабля, а через несколько минут третий. Это были «Глазго», «Отранто» и «Монмут». Британские крейсера повернули назад и Шпее приказал их догнать. «Нюрнбергу» и «Дрездену» велено было присоединиться к эскадре, которая шла курсом на юго-запад. Крэдок понимал, что из-за меньшей скорости своих кораблей он не успеет занять выгодную позицию, поэтому приказал приблизиться к противнику как можно ближе, чтобы в ближнем бою нанести ему такие потери, которые вынудят его прервать плавание и уйти в нейтральные веды, что исключило бы дальнейшее участие эскадры Шпее в войне.

Заходящее солнце слепило немецких артиллеристов. Крэдок, используя это, решил подойти к противнику на расстояние, которое позволило бы ему задействовать артиллерию среднего калибра (152 и 102 мм). В 18. 04 он повернул на 4 румба влево от немцев и увеличил интервалы между своими кораблями. Шпее, который разгадал замысел Крэдока, уклонился от сближения благодаря большей скорости своих кораблей. Немецкий командующий хотел начать сражение в наиболее благоприятное для себя время - то есть на закате солнца, когда его корабли станут наименее различимы на фоне берега, а корабли противника наиболее заметны на фоне еще совсем светлого неба.

Крэдок понял, что его замысел провалился. В 18. 34 солнце зашло. Багровый закат освещал британские корабли, в то время как немецкие тонули во мраке. Немцы открыли огонь с дистанции 10400 метров. «Лейпциг» избрал своей целью «Глазго», «Дрезден» - «Отранто», «Гнейзенау» - «Монмут», а «Шарнхорст» направил орудия на «Гуд Хоуп». Соотношение тяжелой артиллерии было не в пользу англичан: у немцев с одного борта стреляли 12 орудий калибра 210 мм, «Гуд Хоуп» мог отвечать только двумя орудиями калибра 234 мм.

В Раздел