14.04.2016

Первая Мировая война: Последнее плавание графа фон Шпее (7 часть)

Все эти корабли планировалось сосредоточить в Сьерра-Леоне, куда в случае необходимости мог также придти крейсер «Кумберленд», игравший главную роль в камерунской операции. Но вскоре адмиралтейство пришло к выводу, что угроза восточным атлантическим водам не столь велика, чтобы создавать новую эскадру. Броненосные крейсера «Уорриор», «Блэк Принс» и «Донегал» отправили к родным берегам, а контр-адмиралу Джону де Робеку 19 ноября приказали снова принять командование 9-й крейсерской эскадрой.

На тот случай, если корабли Шпее пройдут через Панамский канал, адмиралтейство направило в Вест-Индию эскадру в составе британских броненосных крейсеров «Бервик» и «Эссекс», французских крейсеров «Конде» и «Декарт». Для ее усиления из состава Большого флота выделили линейный крейсер «Принсес Ройял» - он вышел в море 12 ноября под покровом строжайшей тайны. Контр-адмирал Хорнби, командовавший силами Северной Атлантики, имел в своем распоряжении броненосные крейсера «Ланкастер» и «Саффолк», вспомогательный крейсер «Карония» и канадский крейсер «Ниобе».

Кроме того в районе Нью-Йорка временно находился старый линкор «Глори» (все эти корабли сопровождали в начале ноября большой конвой, доставлявший в Европу канадские войска). В случае возвращения немецкой эскадры в Тихий океан ее там ждали японские корабли: броненосный крейсер «Асама» и старый линкор «Хизен». Они вышли из Гонолулу 8 ноября, в тот самый день, когда американские власти интернировали там старый немецкий крейсер «Гейер». «Асама» и «Хизен» направились к Сан-Клименто, чтобы соединиться с броненосными крейсерами «Курама», «Цукуба» и «Иватэ».

Западное побережье Канады охраняли британский легкий крейсер «Ньюкастл» и японский броненосный крейсер «Идзумо». Линейный крейсер «Австралия» получил приказ сторожить вход в Панамский канал. 8 ноября адмиралтейство узнало, что «Глазго» присоединился к «Канопусу» и «Отранто», после чего все они взяли курс на Фолкленды. Оттуда «Отранто» и «Глазго» ушли в Монтевидео. «Канопус», который из-за аварии в машинном отделении не мог участвовать в плавании, остался на Фолклендах в качестве корабля обороны Порта Стэнли.

«Инвинсибл» и «Инфлексибл» покинули Девонпорт 11 ноября. Этапы их похода обозначали: мыс Святого Винсента, Зеленый Мыс и Абролхос, где должны были соединиться эскадры вице-адмирала Старди и контр-адмирала Стоддарта. Контр-адмирал Стоддарт завершил сосредоточение своих кораблей 11 ноября и двинулся на встречу с эскадрой Старди. Эскадры встретились днем 26 ноября. Запасшись углем, 28 ноября они покинули архипелаг Абролхос и взяли курс на юг, - все корабли, за исключением крейсера «Дифенс», который отправился в Южную Африку, чтобы усилить эскадру мыса Доброй Надежды, на тот случай, если Шпее вздумает поддержать мятеж буров.

До отделения крейсера «Дифенс» соединенная британская эскадра шла на юг. Затем она повернула на юго-запад, к Фолклендам. Пополнив там запасы угля, она должна была караулить немецкую эскадру. Тем временем к ней присоединился крейсер «Глазго». 4 декабря командующий эскадрой получил радиотелеграмму из Вальпараисо, что там объявился немецкий вспомогательный крейсер «Принц Эйтель Фридрих». Значит, где-то неподалеку находится вся германская эскадра. А в это время корабли Шпее уже шли вокруг мыса Горн.

До того немецкая эскадра действительно находилась в Тихом океане. Вскоре после сражения под Коронелем немцы вошли в порт Вальпараисо и стали грузить на борт уголь и продовольствие. Информация, полученная Шпее от немецкого консула в Вальпараисо, была скудной. Она не проясняла общую ситуацию на морях. Но в одном из сообщений немецкого адмиралтейства говорилось, что пополнить запасы угля в Атлантике будет невозможно в силу мощного противодействия противника. Решать, как поступить - оставаться в Тихом океане или прорываться к родным берегам - адмиралтейство предоставило самому Шпее.

Вынужденный покинуть нейтральный порт в течение 24-х часов, Шпее, не догрузившись углем в полном объеме, 4 сентября вышел из Вальпараисо и взял курс на Мае Афуэро, где решил дожидаться дальнейших приказов из Берлина. «Принц Эйтель Фридрих» получил приказ оставаться в Вальпараисо и ждать дальнейших сообщений из Германии. 6 ноября корабли немецкой эскадры соединились возле острова Мае Афуэро. При этом «Лейпциг» и «Титания» привели к месту встречи два захваченных судна, груженых углем: французское «Валентин» и норвежское «Геликон».

Утром 8 ноября «Дрезден» привел «Сан-Сакраменто». 10 ноября уголь с захваченных судов перегрузили на корабли эскадры. Вечером того же дня «Дрезден» и «Лейпциг» отплыли в Вальпараисо, чтобы принять там радиотелеграммы для Шпее и договориться со своими угольщиками о месте очередной встречи. На обратном пути «Дрезден» в 200 милях от порта Консепсьон встретил британское грузовое судно «Норт Уэльс» и потопил его. Экипаж потопленного корабля перешел на борт сопровождавшего «Дрезден» судна «Ракотис».

Это произошло 16-го ноября. Эскадра тем временем продолжала запасаться углем. 15 ноября погрузка была завершена, и в тот же день состоялось совещание, в котором участвовали командиры броненосных крейсеров и командир вспомогательного крейсера «Принц Эйтель Фридрих». Шпее ничего не сказал на этом совещании о своем плане прорыва к родным германским берегам, полагая, очевидно, что говорить об этом пока преждевременно. Шпее лишь сообщил, что объединенные британско-японские силы преграждают дорогу в Тихий океан и поэтому он решил перейти в Северную Атлантику.

Следовательно, корабли должны сполна запастись углем. После совещания эскадра покинула рейд Мае Афуэро, направляясь к заливу Сан-Эстебан, где ее должны были ждать углевозы. «Сан-Сакраменто» и «Геликон» 17 ноября отправили в Вальпараисо, а «Титанию» и «Валентин» затопили. «Принц Эйтель Фридрих» получил приказ курсировать возле Мае Афуэро по крайней мере, до середины первой недели декабря, чтобы работой двух своих радиостанций заставить противника думать, будто немецкая эскадра все еще находится в тихоокеанских водах.

По истечении этого срока командир «Принца» мог поступать по своему усмотрению. 18 ноября в открытом море к эскадре присоединились «Дрезден» и «Лейпциг» доставившие долгожданные телеграммы из Берлина. К эскадре присоединился также «Ракотис». 21 ноября эскадра вошла в залив Сан-Эстеван, где уже находились «Зейдлиц» и «Мемфис». Несколькими днями позже туда пришли угольщики «Луксор» и «Рамзес», а также «Сайта Исабель» и «Баден». «Зейдлиц», кроме обязанностей угольщика, должен был служить еще и госпитальным судном при эскадре.

В Раздел