14.04.2016

Первая Мировая война: Последнее плавание графа фон Шпее (8 часть)

Полученные телеграммы были неутешительны. Из них следовало, что действовать в Атлантике будет намного труднее, чем возле Чили, поскольку там находятся превосходящие силы противника. Они в любую минуту могут навязать сражение в условиях, крайне невыгодных для немецкой эскадры. Из этого вытекало, что эскадра ни в коем случае не должна распыляться, а оставаться все время единым целым, несмотря на трудности с обеспечением углем, поскольку бразильские и аргентинские власти запретили немецким грузовым судам, находящимся в их портах, выходить в море.

Поэтому эскадра должна надеяться только на свои собственные угольщики. Лучшим выходом из положения был бы прорыв в Северное море, куда навстречу эскадре мог выйти весь Хохзеефлот. Маршрут следовало проложить через Азорские острова, куда могли прибыть суда с углем, боеприпасами и продовольствием. Относительно противника телеграммы указывали, что англичане сосредоточили на Фолклендах силы, состоящие из крейсеров «Корнуолл», «Карнарвон», «Дифенс», «Бристоль», «Глазго» и линкора «Канопус».

26 ноября Шпее покинул залив Сан-Эстебан и направился в Атлантику вокруг мыса Горн. Вместе с эскадрой вышли в море пароходы «Баден», «Санта Исабель» и «Зейдлиц» с 17-ю тысячами тонн угля. Капитанам «Мемфиса» и «Луксора» предоставили право самим выбирать дальнейший путь. «Ракотис» с экипажем потопленного судна «Норт Уэлс» направился в чилийский порт Кальяо, «Амасис» с грузом угля в порт Пунта Аренас, лежащий в 400 милях южнее устья Ла-Платы. 2 декабря эскадра миновала вечно штормящий район мыса Горн и вошла в более спокойные воды.

В тот же день было задержан британский парусник «Драммуир». Возле острова Пиктон, у входа в пролив Бигль, корабли приступили к погрузке угля, которую завершили 6 декабря в середине дня. В тот же день там затопили «Драммуир». Затем Шпее провел совещание, на котором сообщил, что эскадра должна атаковать Порт-Стэнли на Фолклендах, уничтожить там базу снабжения и мощную радиостанцию, а десантный отряд возьмет в плен власти колонии. Против этого замысла Шпее высказались командиры крейсеров «Гнейзенау», «Лейпциг» и «Дрезден», однако контр-адмирал к ним не прислушался.

В ночь с 6 на 7 декабря «Амасис» радировал из Пунта Аренас, что в Порт-Стэнли нет никаких военных кораблей. Так оно и было, поскольку эскадре вице-адмирала Старди требовались еще почти 12 часов хода, чтобы придти к месту назначения. Но сообщение «Амасиса» совпало с полученным ранее известием о том, что британская эскадра ушла к берегам Африки. Вице-адмирал Старди прибыл на Фолкленды только 7 декабря в 10. 30. «Глазго» и нуждающийся в ремонте «Бристоль» вошли в Порт-Стэнли, а остальные корабли эскадры встали на внешнем рейде, где их охраняли минные заграждения.

Командиры кораблей получили приказ соблюдать полное радиомолчание. Британская колония была готова к обороне. Командир «Канопуса», действуя сообразно с отданными ему распоряжениями, посадил корабль на мель. Со стороны берега линкор скрывали холмы, поэтому его не заметили немецкие шпионы. Свои 305-мм орудия «Канопус» направил на подходы к порту. Легкие 7б-мм орудия свезли на берег и там устроили из них три батареи. Вдоль берега разместился ряд наблюдательных пунктов. На совещании командиров всех кораблей, проанализировав сведения о противнике, вице-адмирал Старди пришел к выводу, что Шпее все еще находится возле чилийского берега.

Было принято решение приступить к пополнению запасов угля, с тем, чтобы завершить погрузку как можно скорее. Однако большинство угольщиков еще не прибыло, на месте оказались только три судна, поэтому невозможно было начать погрузку на всех кораблях одновременно. Пришлось установить очередность: первыми загружались «Карнарвон», «Бристоль» и «Глазго», потом оба линейных крейсера, затем «Кент» и «Корнуолл».

К 8 декабря «Инвинсибл», «Инфлексибл», «Карнарвон» и «Глазго» должны были находиться в состоянии 2-х часовой готовности к выходу в море на скорости 12 узлов. Дозорные корабли обязали иметь 30-минутную готовность и скорость в 14 узлов. В дозоре до рассвета 8 декабря находился «Инвинсибл», затем его сменил «Кент». Заправка углем продолжалась. К 6-ти часам утра 8 декабря ее завершили только «Карнарвон» и «Глазго».

На одном из трех угольщиков уголь оказался такого скверного качества, что «Бристоль» отказался от него и стал загружаться с другого судна, после того, как оно обслужило «Глазго». Флагманский корабль «Инвинсибл» приступил к погрузке угля только после «Карнарвона», а «Инфлексибл» еще позже, в 7. 20, когда прибыл первый из запоздавших угольщиков. «Кент», «Корнуолл» и «Македония» не погрузили еще ни одного килограмма угля, когда в 7. 50 наблюдательный пункт, находившийся на высоте Сэппер Хилл, заметил два чужих военных корабля.

Кораблями, которые заметили с Сэппер Хилл, были «Гнейзенау» и «Нюрнберг». В 5.30 неподалеку от маяка на мысе Пимброк они отделились от своей эскадры, чтобы атаковать Порт-Стэнли. В 8.30 из утреннего тумана выплыли очертания острова. Туман ограничивал видимость, и немецкие наблюдатели не могли определить, находятся ли в порту военные корабли противника. Только в 9. 20, когда ветер развеял туманную завесу, немцы увидели, что англичане здесь.

Это стало вторым потрясением того утра - на этот раз потрясением для немцев. Что еще хуже, командир крейсера «Гнейзенау» не поверил докладу сигнальщиков, что они видят большие трехтрубные корабли. Это означало - здесь линейные крейсера. Командир «Гнейзенау» передал вице-адмиралу Шпее, что в порту обнаружены два крейсера типа «Кент».

Сигнал «Канопуса» о появлении вражеских кораблей был замечен на флагмане только в 8.00, когда занятая погрузкой угля команда «Инвинсибла» услышала орудийный выстрел крейсера «Глазго», который хотел таким образом обратить внимание флагмана на сигнал линкора. В 8.10 стоявший в дозоре «Кент» получил приказ поднять якоря. Четырьмя минутами позже такой же приказ получили все остальные корабли эскадры Старди. В 8.30 они прервали погрузку угля. Спустя 15 мин «Кент» покинул свою стоянку и начал следовать за противником.

К тому времени «Гнейзенау» и «Нюрнберг» находились уже на расстоянии 8-и миль от Порта-Стэнли, остальные корабли эскадры Шпее находились примерно в 20-и милях от него. В 9.00 командир «Канопуса» получил приказ открыть огонь. В 9.22 прогремел первый залп с дистанции 10 км, отделявших его от кораблей противника. Немцы повернули обратно, но вскоре снова стали приближаться, собираясь, видимо, атаковать «Кент». Вице-адмирал Старди, беспокоясь о судьбе крейсера, приказал ему уходить. Этот приказ Старди совпал по времени с приказом Шпее обоим крейсерам идти назад к эскадре.

В Раздел