16.05.2016

Первая Мировая война: Турция вступает в войну (1914 - 1915) 3 часть

Море было спокойным, но видимость из-за тумана оставляла желать много лучшего. В 11.40 крейсер «Алмаз» доложил, что видит густой дым, а в 12.10 - что заметил корабли противника, дистанция до которых 7,5 км. Удостоверившись, что сообщение принято, «Алмаз» повернул к эскадре, то же самое сделали остальные крейсера. На всех кораблях объявили боевую тревогу, и эскадра начала разворачиваться влево. На это ушло 7 минут. Хотя расстояние до противника быстро уменьшалось, российские корабли пока не открывали огонь, дожидаясь определения дальности артиллерийским офицером-корректировщиком, который находился на «Иоанне Злотоусте».

Наконец, тот определил дальность, но из-за скверной видимости ошибся: он радировал, что до противника 10800 метров, хотя на самом деле расстояние было, гораздо, меньшим. На флагманском линкоре «Евстафий» засомневались в достоверности данных «Иоанна Златоуста» и определили расстояние сами. В 12.24 «Евстафий» открыл огонь и первым же залпом поразил «Гебен» в среднюю часть корпуса, вызвав на нем пожар. Немецкий крейсер лег на курс, параллельный курсу российской эскадры, и открыл ответный огонь по «Евстафию». После третьего залпа русский линкор получил две пробоины. Но к тому времени «Евстафий» хорошо пристрелялся, огонь его главного калибра поддержали 203-мм и 152-мм орудия.

Остальные линкоры стреляли время от времени - в те моменты, когда различали противника в тумане. «Три Святителя» и «Ростислав» вели огонь также и по «Бреслау», но безрезультатно. Эсминцы вообще не видели «Гебен», а «Бреслау» они заметили ненадолго и с большого расстояния. Вскоре «Бреслау» ушел еще дальше, опасаясь попасть под огонь линкоров. В 12.35 в тумане исчез и «Гебен». Бой длился 14 минут. Российские корабли, у которых кончались запасы угля, не стали преследовать противника и вернулись в Севастополь. «Гебен» получил три попадания 305-мм снарядов и 11 попаданий 152-мм снарядов.

115 человек на нем были убиты, 59 ранены. «Бреслау» остался целым и невредимым. В «Евстафий» попали четыре 280-мм снаряда, 33 человека погибли и 25 были ранены, несколько раненых позже скончалась. После боя у мыса Сарыч Черноморский флот до конца ноября в море больше не выходил и противник на это время получил полную свободу действий. Уже 21 ноября турецкий крейсер «Гамидие» обстрелял порт и город Туапсе, в частности, нефтехранилища. А в Трапезунд стали прибывать новые транспорты с подкреплениями. Только 2-го декабря Черноморский флот вновь отправился к анатолийским берегам, однако 4-го он вернулся без каких либо успехов.

Безрезультатными оказались и последующие походы в дни с 11 по 15 декабря. Между 6 и 9 декабря к побережью Анатолии выходили 4 новейших эсминца, единственные корабли, которые благодаря своей быстроходности могли действовать без поддержки крупных кораблей. Но и они не добились никаких успехов. Причина была в том, что русские действовали почти вслепую, не располагая хорошо налаженной разведкой. Напротив, немцы были прекрасно информированы о передвижениях российского флота, что позволяло им точно определять время, когда следует доставлять подкрепления в Трапезунд, а затем проводить операции у российского побережья.

В начале декабря «Бреслау» подстраховывал диверсионную операцию в Бессарабии на железнодорожной линии Бендеры - Рени, сопровождая пароход «Зафер», на котором находились 24 турецких диверсанта, переодетых в русскую форму. Однако операция сорвалась: диверсанты, высадившись на берег, вскоре были разоблачены и взяты в плен. На обратном пути «Бреслау» безуспешно обстрелял под Севастополем дивизион российских тральщиков и 8 декабря вернулся на базу. 10 декабря «Гебен» и «Пейкишевкет» обстреливали Батум. Тогда командование Черноморского флота, обеспокоенное немецкими вылазками, а главное, увеличением доставки грузов для турецкой армии, запланировало две масштабные операции: постановку мин под Босфором и закупорку Зонгулдака.

20 декабря Черноморский флот вышел из Севастополя. Во второй половине следующего дня от главных сил отделились минные заградители «Ксения», «Константин», «Алексей» и «Георгий», которые под прикрытием 3-го дивизиона эсминцев в 21. 40 на расстоянии 4 - 5 миль от берега, приступили к постановке мин к востоку от входа в Босфор. И на этот раз, так же как 5 октября, не обошлось без самопроизвольных взрывов собственных мин. Но у экипажей заградителей оказались крепкие нервы, они спокойно делали свое Дело и выставили минное заграждение из 585-и мин. В 23.16 заградители завершили операцию и вместе с эсминцами пошли на северо-восток, где на удалении 70 миль от них находились главные силы флота.

Взрывы мин насторожили турок, которые с помощью прожекторов попытались выяснить, что происходит в море. Но русские ушли незамеченными, турки на берегу так и не поняли, в чем дело. Для того чтобы запереть Зонгулдак, был задействован отряд кораблей в составе линкора «Ростислав», крейсера «Алмаз», 6-го дивизиона эсминцев и четырех старых пароходов: «Атос», «Эрна», «Исток» и «Олег». Отряд вышел из Севастополя тоже 20 декабря и 23-го соединился с главными силами, которые недавно страховали действия минных заградителей. Пополнившись 3-м, 4-м и 5-м дивизионами эсминцев, отряд снова отделился от главных сил флота и направился к Зонгулдаку.

Узнав, что российский флот находится в море, из Константинополя вышли «Гебен» и «Бреслау». Запереть Зонгулдак русским не удалось. В ночь с 23 на 24 декабря при сильном ветре и высокой волне корабли разбросало далеко друг от друга. В 3 часа ночи неожиданно появился «Бреслау» и повредил артиллерийским огнем пароход «Олег», после чего быстро удалился, опасаясь, что поблизости могут оказаться русские линкоры. Рано утром он появился снова и обстрелял пароход «Атос», который получил серьезные повреждения. Экипаж сам затопил свое судно и сдался в плен. На остальных российских кораблях царило замешательство - никто не знал, куда подевался «Атос».

Кроме того, 6-й дивизион эсминцев, дважды уходивший в разведку (первый раз ночью) не смог определить, где находится Зонгулдак. Утром кораблям пришлось идти вдоль берега под огнем турецких береговых батарей, которые недавно установили турки, наученные ноябрьским опытом. В это время на горизонте вновь появились дымы «Бреслау», но русские, решив, что это «Гебен», поспешно затопили пароходы там, где они находились, вдали от Зонгулдака, что означало провал задуманной операции. Затопленные на большой глубине пароходы не могли помешать вражеским судам заходить в порт. 25 декабря «Бреслау» встретился с «Гебеном», передал ему взятых в плен моряков «Атоса» и снова ушел на патрулирование анатолийских берегов; «Гебен» взял курс на Константинополь.

26 декабря, в 13.35 почти у самого входа в Босфор «Гебен» наткнулся на мины, поставленные там, в ночь с 21 на 22 русскими минными заградителями. Линейный крейсер получил тяжелые повреждения от взрыва двух мин и с трудом добрался до Константинополя. Бои на суше шли с переменным успехом. Наступление русских войск, поначалу успешное, остановилось в конце ноября, и русские перешли к обороне. 22 декабря 3-я турецкая армия начала контрнаступление, второе через неделю захлебнулось, и инициатива снова перешла к русским. С сухопутными войсками взаимодействовали корабли, базирующиеся в Батуме.

Когда началась война, там находились только минный заградитель и транспорт «Березань». В середине ноября прибыл малый эсминец «Жаркий», в декабре - «Живой», получили вооружение пароходы «Буг» и «Принцип», а также лоцманские катера. Эта импровизированная флотилия оказала немалую помощь приморской группировке русских войск. Была также создана транспортная флотилия, в состав которой входили 73 судна, что позволяло планировать масштабные десантные операции. Уже в первые дни 1915 года русский флот снова начал активные боевые действия. 3 января отряд кораблей из 5 линкоров, 2 крейсеров и 10 эсминцев направился в район Трапезунда, рассчитывая застигнуть врасплох турецкие корабли, но их там не оказалось, и русские пошли к Синопу.

Неподалеку от этого порта они потопили большой пароход, а на обратном пути, в 12 милях к северу от Синопа увидели крейсер «Гамидие». В погоню за ним бросились крейсер «Память Меркурия», новые эсминцы «Беспокойный», «Дерзкий», «Гневный» и «Пронзительный», однако турку удалось оторваться от русских благодаря непогоде, хотя он и получил несколько попаданий. 6 января русская эскадра в том же составе вышла из Севастополя в направлении Туапсе, район, где в последнее время рыскал «Бреслау». В 20.00 русские наткнулись на него и на «Гамидие». После кратковременной перестрелки с российскими кораблями оба крейсера удалились.

В Раздел