18.10.2016

Боевые действия на озере Танганьика в 1914-1916 гг. 5 часть

Этот отрезок пути прошел куда более комфортно, так как катера разместили на лихтерах, которые буксировал бельгийский речной пароходик. На преодоление речного участка пути длиной около 400 миль ушло две недели. Затем в Кабало суда вновь погрузили на железнодорожные платформы, и 28 октября, через пять месяцев после того, как экспедиция отплыла из Лондона, Спайсер-Симпсон и его люди увидали водную гладь Танганьики. Базой для англичан стала небольшая бухта Калемие неподалеку от Альбертвилля.

А тем временем, 9 июня 1915 г. «Гётцен» вошел в состав Кайзерлихе Марине, став самой крупной боевой единицей на озере. Правда, за время службы ему так и не удалось принять участие ни в одном из боев. Вооружение корабля составляли: 88-мм орудие на полубаке и две 37-мм пушки на корме и в средней части перед мостиком. Экипаж, которым командовал обер-лейтенант Зибель, насчитывал 40 человек. В августе состав артиллерии «Гётцена» усилился. В Кигому доставили два 105-мм орудия с затопленного в дельте реки Руфиджи легкого крейсера «Кенигсберг», и теперь на носу «графа» установили одно из них, а 88-миллиметровка перебралась на корму.

Из-за веса установленной артиллерии скорость парохода несколько упала. Изменился состав вооружения и на «Хедвиге фон Виссманне» - кормовую 37-мм пушку сменила английская 47-мм, захваченная во время боев в дельте реки Руфиджи. Прибыло и пополнение - в распоряжение Циммера поступили обер-лейтенанты цур зее Фройнд, Бекманн, Розенталь и 50 матросов из команды «Кёнигсберга». В сентябре из-за начавшегося наступления бельгийцев в районе Руанды, флотилия Циммера занималась перевозкой войск из Кигомы в Узумбару.

Затем канонерки поддерживали немецкое контрнаступление, действуя у бельгийского побережья между Баракой и Увирой. Кроме этого, отряд обер-лейтенанта Розенталя совершил несколько успешных нападений на телеграфные линии противника и ремонтные отряды. Тем не менее, свежая информация от осведомителей о постройке «Барона Дани» отсутствовала, и поэтому немцы пытались хоть как-то изменить ситуацию. В одну из осенних ночей обер-лейтенант Одебрехт попробовал уничтожить несколько лодок, собранных бельгийцами на Лукуге.

Он вместе с обер-ефрейтором Мюллером, замаскировавшись под туземных разведчиков, попытался проникнуть туда на лодке-динге, но был разоблачен. Вторая попытка, когда он решил высадиться прямо у слипа, закончилась полным провалом - по немцам открыли огонь, и они не смогли даже добраться до берега. При возвращении «Хедвигу фон Виссманну» удалось захватить дау с несколькими бельгийскими аскари, но военнопленные не смогли сообщить ничего ценного. Впоследствии выяснилось, что такая озабоченность Циммера была напрасной, - согласно отчету бельгийского командующего группой войск на Танганьике в 1916-1917 годах полковника Мулара, постройку «Барона Дани» начали только 6 марта 1916 г.

До немцев также доходили слухи о прибытии «Мими» и «Туту», но только 3 декабря Розенталь смог определил их фактическое местонахождение. Для этого ему потребовалось три попытки. 1 декабря на рассвете он на «Хедвиге фон Виссманне» сумел подойти на 200 метров к истоку Лукуги, когда по канонерской лодке открыла огонь береговая батарея противника, состоявшая из 2 105-мм и 2 76-мм орудий. К счастью для немцев, пароходу удалось уйти неповрежденным. Следующей ночью Розенталя, вплавь добравшегося до суши, обстреляла заметившая его охрана. И только третья попытка оказалась удачной.

Обер-лейтенанту, надевшему на сей раз капковый бушлат, удалось незамеченным вплавь добраться до берега и рассмотреть британские катера, спрятанные в буше. Однако при возвращении он не смог найти в темноте свой корабль. Только на рассвете Розенталь увидел пароход, который уже уходил в Кигому. Тогда офицер снова доплыл до берега, где его вскоре взяли в плен. История храброго обер-лейтенанта на этом не закончилась. Он смог передать через британского офицера в Кигому письмо с просьбой переслать личное имущество. На последней странице Розенталь мочой (!) написал рапорт об увиденном.

К сожалению, для немцев, Циммер получил его только в феврале 1916 г., когда было уже слишком поздно. В мемуарах генерал-лейтенанта Вале, являвшегося с октября 1915 г. командующим всеми войсками западной части колонии, упоминается, что письмо обер-лейтенанта содержало некоторую ценную информацию относительно бельгийского наступления на суше. Его видимый текст показался настолько странным и запутанным, что все штабные офицеры были убеждены, что в нем имеется некое секретное донесение.

После долгих и безуспешных попыток расшифровки, письмо передали фотографу, который смог проявить строки написанные мочой. Сам же обер-лейтенант цур зее Розенталь смог вернуться в Германию только в феврале 1920 г. Британские катера, появившиеся на озере в конце октября, тщательно прятались от посторонних глаз, пока их не удалось привести в полную боевую готовность и обустроить базу. Так как на озере зачастую свирепствовали самые настоящие шторма, то длительное время заняла постройка своеобразного волнолома из валунов, с целью создания безопасной гавани для этих хрупких суденышек.

После появления в Катемие эксцентричность Спайсер-Симпсона проявилась во всей красе. Лейтенант-коммандер начал носить килт, все приказы отдавал только сигнальными флажками, а уж собственное прилюдное купание в самодельном бассейне превратил практически в цирковой номер. Все это сделало британского командира в глазах местного населения почти полубогом. При этом он практически сразу умудрился испортить отношения со старшим бельгийским офицером в Лукуге майором Стрингламбером, который попытался командовать англичанами.

Но Спайсер-Симпсон сразу, же осадил ретивого бельгийца, заявив, что его чин выше. Наконец катера полностью отремонтировали и установили на них вооружение. 22 декабря «Мими», а на следующий день и «Туту» спустили на воду. На Рождество моряки опробовали оба катера на максимальном ходу и сделали по одному выстрелу из пушек, затем вытащили их обратно на берег. Кроме этого, в тот же день бельгийцы ввели в строй быстроходный моторный катер «Нетта». Этот 18-метровый кораблик, построенный в 1914 г. фирмой «Торникрофт», предназначался для почтового сообщения между Леопольдвиллем и Стэнливиллем.

Три 100-сильных двигателя «Месней» позволяли ему развивать скорость 18-19 узлов. Бельгийцы планировали вооружить его скорострельным 57-мм орудием, 37-мм «пом-помом» и двумя пулеметами. Однако эти наполеоновские планы потерпели фиаско. Из-за слабости конструкции на катере удалось разместить только «пом-пом» и пулеметы, и то для этого пришлось соорудить деревянную платформу на две трети длины судна. Поскольку первые две недели декабря на озере свирепствовала непогода, то немецкие корабли не выходили в плавание.

В Раздел