18.10.2016

Боевые действия на озере Танганьика в 1914-1916 гг. 6 часть

За это время фон Леттов-Форбек прислал в Кигому отряд под командованием корветтен-капитана в отставке Шёнфельда, который отличился ранее диверсиями на железной дороге между Момбасой и Найроби. Командующий колониальными войсками надеялся, что опытным диверсантам удастся определить местонахождение неуловимых судов противника и уничтожить их. К неудовольствию Циммера, ему пришлось уступить Шёнфельду «Кингани», и как только погода наладилась, пароход под командой лейтенанта цур зее резерва Юнге с диверсантами на борту отправился на поиски.

26 декабря в 07.15 Спайсер-Симпсон получил сообщение с наблюдательного поста о приближении вражеского корабля. Оставив эту информацию при себе, он продолжил завтрак с офицерами. В 09.30, как обычно, началась воскресная служба. Через 10 минут, когда Спайсер-Симпсон читал проповедь, примчался африканец с сообщением о появлении вражеского корабля в виду Лукуги. Еще через несколько минут все присутствующие могли увидеть подходившую канонерскую лодку «Кингани». Но команда «Боевая тревога.

Корабль к бою и походу изготовить» последовала лишь после того, как служба закончилась. «Кингани» к этому моменту уже прошел мимо базы, и катера бросились в погоню. Сам Спайсер-Симпсон находился на «Мими», а суб-лейтенант Артур Дарвилл Дадли из Добровольческого резерва Королевского флота командовал «Туту». Британские суда сопровождала «Нетта», получившая приказ не вмешиваться, а заниматься исключительно спасением людей в случае потопления одного из участников боя. Приблизительно к половине двенадцатого «Мими» и «Туту» догнали более тихоходного немца в бухте Мгубва.

А вот дальнейшие описания событий с английской и немецкой стороны очень сильно отличаются. Байрон Фарвелл в своей книге «Великая война в Африке (1914-1918)» пишет, что немецкая канонерка открыла огонь по «Мими» первой с предельной дистанции, пытаясь вывести катер из строя, раньше, чем он сможет отвечать, а англичане открыли огонь только в 11.47, когда они подошли на дистанцию 1,8 километра. Бой продолжался недолго. За счет более высокой скорости катера могли свободно маневрировать, выбирая дистанцию, в то время как пушка «Кингани», установленная на носу, имела ограниченный надстройкой сектор стрельбы.

Вскоре английские канониры, петти-офицеры Уотерхаус («Мими») и Флинн («Туту»), добились трех попаданий в канонерскую лодку, на которой начался пожар. Через 11 минут после начала боя, в 11.58, немцы выбросили белый флаг. При этом стоявший на руле «Мими» капрал, управлявший катером первый раз в жизни, протаранил «Кингани», сильно повредив деревянный нос катера. Увидев это, один из бельгийских офицеров, наблюдавших за боем с берега, заметил: «Надо же. Храбрый капитан протаранил свой приз».

В итоге, «Кингани» начала быстро оседать в воду, и все, что сумела сделать абордажная группа, - это подвести судно как можно ближе к берегу, где оно и затонуло на двухметровой глубине. Циммер в своих мемуарах приводит другую версию, согласно которой, британцы имели на катерах 76-мм пушки и расстреливали «Кингани», оставаясь вне радиуса действия ее орудия (2400 м). Звучит, мягко говоря, странно, т.к. установка длинноствольной 76-мм пушки на маленьких катерах, а, особенно, стрельба из нее под хоть каким-нибудь углом к диаметральной плоскости, практически невозможна.

При первом же попадании были убиты командир лейтенант цур зее резерва Юнге и унтер-офицер. Второй снаряд унес жизнь вице-штурмана резерва Пеннинга, третий - двух матросов. В результате, на борту осталось всего два человека, которые попали в плен, прежде чем сумели взорвать «Кингани». Правда, Фарвелл, почему-то пишет, что англичане захватили трех немцев, один из которых оказался старшим механиком, и восемь африканцев, а еще один африканец доплыл до берега, где его и взяли в плен. Таким образом, первое же столкновение окончилось полной победой англичан.

Британское адмиралтейство отметило Спайсер-Симпсона, присвоив тому чин коммандера. С этого момента в боевых действиях на Танганьике начал наступать перелом, и немецкая флотилия более не владела инициативой, как прежде. Причем в действиях Циммера стала сквозить некая растерянность. Так, он даже не знал, что случилось с «Кингани», и принял на веру, не удосужившись проверить, сведения от своих шпионов из местного населения о потоплении канонерской лодки бельгийскими береговыми батареями. В качестве доказательства этого, они утверждали, что пароход затонул на мелководье, и из воды торчит его труба.

В итоге, более месяца немецкая флотилия пребывала в относительном бездействии. А вот противник развил кипучую деятельность. Англичане практически сразу подняли «Кингани» и отбуксировали его в Калемие. Там они привели пароход в порядок, и 17 января 1916 г. после окончания ремонта флот Его Величества пополнился... «Фифи». Коммандер Спайсер-Симпсон остался верен себе. Артиллерия новой единицы состояла из 12-фунтового орудия на баке, которое первоначально предназначалось для «Барона Дани», и 3-фунт. на корме.

Причем, так как длина 12-фунтовки составляла больше четверти от длины корабля, огонь мог вестись, только, строго по носу. Тем временем, бельгийцы отремонтировали «Александер дель Коммюн», его вооружили 37-мм немецкой пушкой с «Кингани» и переименовали в «Венжер». Причем, полностью восстановить поврежденный котел не удалось, и пароход развивал ход не более 5 узлов. Кроме этого, они установили на 10-тонную речную самоходную баржу одно 57-мм и одно 47-мм орудия,- получившаяся плавбатарея получила название «Дике Тоннес».

Самое же главное, что, наконец-то, союзники заключили соглашение, по которому в подчинение британцев переходили все суда на озере, а бельгийцы брали на себя береговую оборону. Правда, в конце января удар по флотилии Спайсер-Симпсона нанесла природа. Разыгрался очень сильный шторм, во время которого «Венжер» и «Нетта» получили серьезные повреждения, а «Туту» вообще затонул в гавани. Его тут же подняли, но требовалась время, чтобы снова ввести его в строй. В начале февраля Циммер получил от туземцев сведения о том, что у бельгийского побережья ночами наблюдается интенсивное движение судов.

Чтобы проверить эту информацию, а также прояснить судьбу «Кингани», корветтен-капитан направил 8 февраля «Хедвига фон Виссманна» под командой обер-лейтенанта Одебрехта вместе с одним из катеров к поселению Кунгвесток, расположенному на немецком берегу прямо напротив истока Лукуги. Его план заключался в следующем. Выйдя из Кунгвестока, Одебрехт осмотрит место гибели «Кингани», а в полдень 9-го встретится у Лукуги с Циммером, который будет на «Гетцёне». Затем немецкие корабли совершат набег на коммуникации противника.

В Раздел