18.10.2016

Боевые действия в 1941 году на Черном море. Действия флотов в ходе борьбы за Одессу. 2 часть

На следующий день под Одессой был оборудован командный пункт заместителя командующего ВВС ЧФ, и с 24-го числа началась активная поддержка. Бомбардировочная авиация делала вылеты в район Одессы с аэродромов Крыма и даже Кавказа, что существенно снижало эффективность ее использования. С 20 августа по 15 сентября ВВС ЧФ совершили 1647 боевых вылетов для поддержки ООР, включая истребители, базировавшиеся в городе. Для сравнения, 69-й истребительный авиаполк за тот же период сделал 3781 боевой вылет при наличии от 20 до 40 самолетов в боевом составе.

Всего для поддержки ООР флотская авиация сделала 3309 самолетовылетов, в т. ч. 933 бомбардировщиками и 2376 истребителями. С огромным напряжением действовала зенитная артиллерия флота в Одессе. В отдельные дни нахождение в готовности № 1 доходило до 17 часов в сутки при расходе до 78 выстрелов на ствол. Из-за активного противодействия истребителей и зенитной артиллерии противник был вынужден отказаться от массированных дневных налетов на город и перенести основные усилия на темное время суток.

Григорьевский десант.

В сентябре обстановка на фронте ООР продолжала ухудшаться. 15 сентября противник на юго-западном направлении продвинулся настолько, что теперь и отсюда мог обстреливать порт. В сфере огня оказались также новый порт в Аркадии и аэродромы. Положение могло исправить только контрнаступление. Еще 14 сентября Октябрьский на основании директивы Ставки поставил эскадре и ООР задачу высадить десант у Григорьевки, чтобы отодвинуть батареи противника от порта. Десант планировался на 16 сентября. В ночь на 16-е в районе Херсонесского маяка с личным составом 3-го полка моряков было проведено учение по высадке.

Оно выявило столько недостатков, что высадку перенесли на 21 сентября. Все оставшееся время проводились интенсивные тренировки. Десант был составной частью плана контрудара Приморской армии. Основной удар наносился в северо-восточном направлении силами свежеприбывшей 157-й сд, а в тылу противника, у Григорьевки, высаживался 3-й полк моряков – 1900 человек. Это был первый морской десант на Черном море. Подготовка документации затянулась до самого последнего дня, что создало серьезные проблемы, так как часть командиров не успела ознакомиться с планом.

Десанту были поставлены следующие задачи: высадившись в темное время суток, наступать в западном и северо-западном направлениях и к рассвету овладеть районом Чебанка – Старая и Новая Дофиновка; не допустить отход отрезанного противника от линии фронта к Новой Дофиновке; минометно-пулеметным огнем через Аджалыкский лиман поддержать наступление 421-й и 157-й дивизий; закрепиться на достигнутом рубеже. Десантный отряд составили крейсера «Красный Кавказ», «Красный Крым», эсминцы «Бойкий», «Безупречный», «Фрунзе».

Эти же корабли должны были оказать артподдержку десанту. В Одессе был сформирован отряд высадочных средств (канлодка «Красная Грузия», 10 малых охотников, 12 катеров КМ, 10 баркасов и один буксир), который был должен перевезти десантников с боевых кораблей на берег. Поддержку и прикрытие с воздуха обеспечивали 69-й авиаполк и самолеты 63-й авиабригады ВВС ЧФ. Общее руководство операцией флота было возложено на командующего эскадрой Л.А. Владимирского. Ему подчинялись командир десанта капитан К.М. Корень и командир 63-й авиабригады, но не 69-й авиаполк.

Командиром высадки стал контр-адмирал С.Г. Горшков. Для нарушения связи и управления противника северо-западнее Григорьевки была запланирована выброска воздушного десанта (23 человека во главе со старшиной А. Кузнецовым).  20 сентября над морем начали действовать пикирующие бомбардировщики немецкой группы II./StG77, что существенно усложнило ситуацию для флота. 21 сентября командующий операцией контр-адмирал Владимирский вышел на эсминце «Фрунзе» в Одессу с документацией на операцию.

В пути эсминец был потоплен пикирующими бомбардировщиками, документация погибла, Владимирский остался жив, но об этом стало известно не сразу. Командование перешло к Горшкову. Отряд высадочных средств опоздал на час, и Горшков приказал начать высадку корабельными баркасами. Потом подошли и высадочные средства, но высадка затянулась почти на 4 часа. Эсминцы «Безупречный» и «Беспощадный» во время огневой поддержки были атакованы пикирующими бомбардировщиками и получили тяжелые повреждения.

До этого от ударов с воздуха пострадал только лидер «Ташкент» (30 августа атакован тройкой румынских самолетов), и значение воздушной угрозы в штабах соединений и флота недооценивалось. Однако весь этот поток неудачных событий не смог помешать успеху. Серьезного противодействия высадка не встретила. Отчасти этому способствовало плачевное состояние румынских войск, отчасти – действия воздушного десанта. Он перерезал линии связи и вызвал панику. Совместными действиями десант и войска, наступавшие с фронта, разбили противостоящие румынские части, захватили богатые трофеи, в т. ч. одну из батарей, обстреливавших Одессу.

Отброшенный на 8–10 км противник лишился возможности вести прицельный огонь по порту. Эта удачная операция поставила точку в попытках противника взять Одессу штурмом. Посетивший вскоре после этих событий 4-ю румынскую армию офицер штаба группы ВМС «Юг» обнаружил, что румыны полностью деморализованы неудачами и огромными потерями. С этой стороны Одессе уже ничто не угрожало. Но резко ухудшилась ситуация в Крыму, и 30 сентября Ставка приняла решение эвакуировать войска ООР.

Подготовка к эвакуации прошла скрытно, а ее морской части противник, как указывалось выше, оказал лишь незначительное противодействие. Героическая оборона Одессы продолжалась всего 73 дня, но стала несомненным успехом советской стороны. Во-первых, были скованы превосходящие силы противника. 4-я, самая сильная из румынских армий, вопреки планам больше не участвовала в кампании 1941 года. Во-вторых, наши войска нанесли противнику гораздо большие потери, чем понесли сами, что в реалиях 1941-го было огромным достижением.

Румыны потеряли 98 156 человек, в т. ч. 30 201 безвозвратно и 67 955 ранеными без заболевших. Потери советской стороны, по официальным данным, составили 41 268 человек (безвозвратные – 16 578, санитарные – 24 690). Казалось бы, этому противоречат известные данные, что только до 1 октября из Одессы были вывезены 30 тыс. раненых. Но, очевидно, в числе вывезенных была большая доля тех, кто уже находился в госпиталях Одессы к началу обороны. В-третьих, из-за затянувшейся осады Одессы противник до начала осенних штормов не смог организовать снабжение морем войск южного крыла советско-германского фронта.

Черноморский флот обеспечил снабжение и эвакуацию войск ООР, поддержку войск береговыми батареями, корабельной артиллерией и авиацией, высадкой десанта способствовал успеху контрудара 21 сентября, а также обеспечивал (в первую очередь зенитной артиллерией) прикрытие города и порта от ударов с воздуха. Немаловажное значение имел и тот факт, что впервые с начала Великой Отечественной войны действиями всех видов вооруженных сил на отдельно взятом операционном направлении, таком как ООР, руководил морской, а не сухопутный начальник.

Благодаря такому удачному примеру подобная схема организации командования была повторена еще неоднократно. Флот противника, представленный в тот момент только ВМС Румынии, в борьбе за Одессу участия почти не принимал. Несколько его попыток действовать на морской коммуникации ООР описаны в соответствующем разделе. Потери, временами чувствительные, причиняли бомбардировщики люфтваффе, но в тот момент их действия на морском направлении не были целеустремленными. В частности, не существовало авиационного командования, имевшего бы задачу нарушения советских морских коммуникаций или борьбы с крупными кораблями ЧФ в числе главных.

В  Раздел