30.10.2016

Керченско-Феодосийская десантная операция 1941 года (3 часть)

Часть раций погибла при высадке, в остальных случаях радистов, в том числе из состава высаженных корпостов, использовали в качестве пехотинцев. Это многое говорит об отношении к радиосвязи. Связь поддерживалась эпизодически через подходившие катера и даже с помощью самолетов У-2, которые умудрялись совершать по ночам посадки в Крыму. В таких условиях авиация и артиллерия не могли оказать действенную поддержку и работали по самостоятельно обнаруженным целям. Насколько можно судить, наша авиация не оказала заметного влияния на ситуацию перед плацдармами.

В то же время самолетам МБР-2 удалось ночью поджечь эшелон с боеприпасами и топливом для 46-й дивизии. Потеря горючего была особенно болезненна для немцев. Наша артиллерия работала, в том числе с привлечением самолетов-корректировщиков. О результатах некоторое представление дает донесение немецкого зенитного дивизиона. Зенитчики поставили одну нетранспортабельную 88-мм пушку на мысе Ак-Бурну, откуда она расстреливала наши катера перед Камыш-Буруном. Ее огонь, несмотря на все усилия, так и не удалось подавить вплоть до 29 декабря, когда она была брошена при общем отходе.

С другой стороны, созданная для борьбы с десантами сводная мобильная батарея 88-мм орудий отметила точный арт-огонь. Были выведены из строя все три тягача, и батарея потеряла подвижность. У противника высадка 26 декабря не вызвала особых опасений. Манштейн не прекратил штурм Севастополя и не отвлек от него ни одного солдата. За счет ослабления обороны побережья и тылов к Керчи была послана 8-я румынская кавбригада без одного полка, к Феодосии – 4-я румынская горная бригада и отдельные части.

Правда, одна из целей операции (не допустить вывод немецких войск из Крыма) была даже перевыполнена – группа армий «Юг» вернула в Крым один полк 73-й пехотной дивизии немцев. Кроме того, пришлось отвлечь часть авиации. Она нанесла тяжелые потери десантникам, уничтожила плавсредства. Авиация Закавказского фронта, которая должна была прикрыть войска, к началу операции из-за раскисших аэродромов, плохой организации и плохой погоды смогла перебазировать на прифронтовые аэродромы лишь половину сил.

Причем ближайшие к противнику аэродромы (Тамань и Запорожская) бездействовали, так как до них не удалось довезти по раскисшим дорогам горючее. В результате ударная авиация противника 26–28 декабря не встретила над Керченским полуостровом ни одного нашего истребителя. В отдельных случаях немецкие бомбардировщики позволяли себе делать до 20 (!) заходов на цель. 46-я пехотная дивизия действовала в первый период боев достаточно успешно. Места высадок были блокированы, к вечеру 28 декабря взяты 1700 пленных.

Казалось, остатки десантных отрядов на азовском берегу неминуемо ждет судьба Петергофских десантов. Не исключено, что с подходом подкреплений немцы смогли бы сбросить в море и камыш-бурунскую группу. Но все изменила высадка в Феодосии. Для этого десанта был создан отряд «А» (капитан 1-го ранга Н.Е. Басистый) в составе отряда корабельной поддержки (два крейсера, три эсминца, транспорт «Кубань»), отряда высадочных средств (12 малых охотников, три БТЩ, буксир), двух отрядов транспортов (восемь и пять единиц) и двух отрядов охранения.

Первый бросок десанта (части 157-й сд) был погружен на корабли отряда поддержки (крейсера «Красный Кавказ», «Красный Крым», эсминцы «Железняков», «Шаумян», «Незаможник») – 4492 человека, девять пушек, шесть минометов, 15 автомашин, 35 т боезапаса и 18 т продовольствия. 12 катеров МО приняли 300 бойцов штурмовых групп и гидрографов, транспорт «Кубань» – 627 человек, 72 лошади, девять орудий, 15 машин, 19 повозок и 115 т груза. Подход к феодосийскому порту в темноте обеспечивали светящимися буями и огнем прожекторов подлодки Щ-201 и М-51.

В 03.05 29 декабря отряды корабельной поддержки и высадочных средств подошли к Феодосии. К этому моменту немцы имели в Феодосии следующие силы: два артдивизиона РГК неполного состава, используемые для береговой обороны (четыре 105-мм пушки и 17 150-мм тяжелых полевых гаубиц), одну береговую батарею (105-мм пушки), штаб 617-го инженерного полка, 100 человек 902-й команды штурмботов, две дорожно-строительные роты и часть противотанковой роты. Кроме того, в Феодосии случайно оказался находившийся на марше 46-й саперный батальон.

Обычной пехоты не было, имевшийся ранее батальон 46-й дивизии был переброшен под Керчь. В 03.50 корабли открыли огонь по порту и поселку Сарыголь. Огонь по площадям вряд ли мог принести пользу, но зато разбудил противника. Через несколько минут батареи противника открыли ответный огонь. В 04.03 в порт ворвались катера. Высаженные с них группы под огнем заняли причалы и зажгли маяк. Затем в порт вошли боевые корабли и транспорт «Кубань». Разгрузка шла частично катерами и корабельными баркасами в условиях сильного ветра и волнения, частично – прямо на причалы.

Огнем корабельной артиллерии надежно подавить огневые точки и батареи не удавалось. В результате крейсер «Красный Кавказ» получил 12 попаданий снарядами и пять минами, «Красный Крым» – восемь снарядами и три минами, вышли из строя три 130-мм орудия. На обоих крейсерах были заметные потери в личном составе, но они сохранили боеспособность. Некоторые повреждения получили все три эсминца, в т. ч. «Незаможник» налетел на стенку. Огнем с берега были потоплены один «охотник» и два корабельных баркаса, пострадали еще три «охотника» и транспорт «Кубань».

В Раздел