30.10.2016

Боевые действия флотов в период борьбы за обладание Керченским полуостровом в 1942 году (1 часть)

Успешное окончание Керченско-Феодосийской десантной операции создало предпосылки для выхода войск Кавказского фронта на просторы Крыма. Но из-за проблем с переброской вторых эшелонов и снабжением наступление шло очень медленно и к 10 января фактически прекратилось. 15 января противник нанес контрудар и через три дня занял Феодосию. 20 января линия фронта замерла на Ак-Монайских позициях, где, с некоторыми изменениями, и находилась вплоть до 8 мая.

Роль флота в этот период заключалась в обеспечении перевозок на Керченский полуостров, артиллерийской и авиационной поддержке войск, а также высадке тактических десантов. Первый из них проводился в начале января в рамках общего замысла по высадке десантов в различных пунктах Крымского полуострова (Евпатория, Ялта, Алушта). Целью десантов было отвлечение немецких сил с направления главного удара и срыв перегруппировки главных сил 11-й немецкой армии из-под Севастополя в район Феодосии.

Утром 6 января эсминец «Способный» высадил в Судаке 218 человек 226-го горнострелкового полка. Высадка прошла без противодействия, но в тот, же день отряд был атакован и частью уничтожен, а частью оттеснен в горы. 11 января основная из оставшихся групп была разбита в бою с командой крымских татар и подразделением СД в 4 км от Судака. Отряд прекратил свое существование как организованная сила, часть бойцов позже соединилась с войсками, высаженными через неделю. 12 января в районе Судака была высажена с малого охотника разведгруппа с задачей установить связь с десантом.

Она была обнаружена и частично уничтожена, частично рассеяна противником, флот сведений о судьбе десанта не получил. Вторая высадка должна была совпасть с нашим наступлением 16 января. Из-за немецкого контрудара это наступление так и не началось, но десант не отменили. Приказ командующего фронтом был отдан 12 января, оперативная директива за подписью начальника штаба флота контр-адмирала И.Д. Елисеева – через два дня. Возможное нахождение предыдущего десанта в месте высадки в директиве не упоминалось, как и организация командования, операцией и многое другое.

Владимирский, упомянутый в директиве как командир отряда корабельной поддержки и фактически возглавивший все силы на море в этой операции, увидел документы на операцию за четыре часа до выхода в море. Впрочем, отсутствие противника на море и серьезной береговой обороны в районе Судака позволили успешно произвести высадку. Для навигационного обеспечения перехода привлекли подлодки Щ-201 и М-55, отряд корабельной поддержки состоял из линкора «Парижская коммуна» и двух эсминцев.

В ночь на 16 января к Судаку подошел отряд кораблей высадки (крейсер «Красный Крым», два эсминца и канонерская лодка) и отряд высадочных средств (шесть катеров МО). Огонь с берега был быстро подавлен линкором и другими кораблями, а затем в районе Судака высадился 226-й горно-стрелковый полк (1500 человек). Как и в первом случае, связь с десантом установить не удалось. Тем не менее, он сначала действовал успешно. Отбросив румын на север на 11 км и оставив заслон, отряд основными силами двинулся в направлении Феодосии и прошел почти половину пути до нее.

Противнику пришлось сосредоточить для борьбы с десантом заметные силы и использовать пикирующие бомбардировщики. Постепенно кольцо вокруг плацдарма стало сжиматься. В немецких документах неоднократно отмечается необычная стойкость десантников. Неделю они сражались без поддержки и снабжения, прежде чем в ночь на 23 января эсминец «Бодрый» доставил им боеприпасы и продовольствие. Он же забрал 40 раненых. Выяснив, что десантный отряд еще существует, командование фронта решило усилить его, чтобы оттянуть побольше сил противника с основного направления.

Отряды в составе крейсера «Красный Крым», трех эсминцев, базового тральщика и шести катеров МО подошли к Судаку в ночь на 26 января. Их подход обеспечивали те же подлодки, что и в прошлый раз. Изначально планировалось перед высадкой открыть мощный огонь по Судаку, так, как местоположение нашего отряда известно, не было. То есть допускалась вероятность обстрела своих войск. К счастью, затем были получены нужные сведения, и при высадке артподготовка не проводилась. Без противодействия противника было высажено 1326 человек 554-го горнострелкового полка, еще 250 человек не успели высадить до рассвета из-за шторма.

Забрав 200 раненых, отряд ушел от Судака. Перед этим по просьбе десантников эсминец «Сообразительный» обстрелял вражеские позиции. К сожалению, высаженные подкрепления не помогли, и 28 января противник закончил ликвидацию плацдарма. Флот между 6 января и 1 марта периодически обстреливал цели в районе Судака, выпустив более 1700 снарядов калибром от 100 мм и выше, в том числе 125 305-мм. Огонь велся в основном по площади, а при высадках иногда и прямой наводкой.

В ответ на постоянную угрозу новых высадок немцы создали от Ак-Монайского перешейка почти до мыса Меганом цепь из 27 опорных пунктов, гарнизоны которых имели на вооружении пулеметы, минометы и противотанковые пушки. Берег в местах, удобных для высадки, был заминирован. Из-за угрозы атак люфтваффе артподдержка осуществлялась по ночам. По этой же причине не использовались самолеты-корректировщики. Удаленность большинства целей от линии фронта не позволяла использовать корректировочные посты, поэтому все обстрелы проводились по площадям.

Впрочем, используя маяк Чауда и приметные ориентиры на западном берегу Феодосийского залива, корабли определяли свое место с достаточной точностью, чтобы в большинстве случаев накрывать площадные цели (населенные пункты, участки дорог и опорные пункты) на удалении до 35 км. Информация в наших и немецких документах относительно целей обстрелов в основном совпадает, но оценка их результатов требует дальнейшего исследования. В документах 11-й немецкой армии эта информация практически отсутствует.

Не упомянуты даже последствия известного по другим источникам удачного обстрела линкором «Парижская коммуна» Владиславовки 21 марта, когда понесла существенные потери 46-я пехотная дивизия, и был смертельно ранен ее командир генерал-лейтенант К. Гимер. В артподдержке участвовали все корабли основных классов от линкора до эсминцев. До стабилизации линии фронта флот обстреливал скопления войск и дороги 6, 12 и 19–21 января. Затем вплоть до 27 февраля фронт не мог собрать силы для нового наступления, однако требовал продолжения обстрелов с моря.

В Раздел