30.10.2016

Боевые действия флотов в период борьбы за обладание Керченским полуостровом в 1942 году (2 часть)

Не привязанный к атакам сухопутных войск огонь по площадям не мог дать заметного эффекта, даже если иногда и наносил ущерб противнику. Флот, сознавая бесцельность таких действий и испытывая нехватку кораблей для сопровождения транспортов, неоднократно просил о прекращении обстрелов в периоды затишья на суше. Тем не менее, ему пришлось проводить бомбардировки района Феодосии 28, 31 января, 1, 2, 4 и 21 февраля. 27 февраля – 2 марта Крымский фронт вел наступление, которое противник с трудом и некоторыми потерями территории отразил.

Для поддержки этого наступления флот вел огонь по сухопутным целям 26 февраля – 4 марта. Наступления 13–28 марта и 9–12 апреля также не принесли успеха. В этот период обстрелы с моря проводились с небольшими перерывами 11–17, 20–22 марта и 2–3 апреля. Учитывая нехватку кораблей, нарком ВМФ 4 февраля снял свой запрет на использование подлодок для обстрелов берега. 27 февраля – 8 марта Л-5 провела 11 стрельб прямой наводкой, в т. ч. восемь днем по целям в районах Алушты и Судака, выпустив 149 102-мм и 45 45-мм снарядов. Результаты обстрелов определены не были.

В семи случаях противник отвечал огнем легких орудий. Три выхода для обстрела берега сделала в феврале-марте Л-23. Но она, ни разу не обнаружила достойные цели и огня не открывала. Всего с 6 января по 16 мая корабли израсходовали на поддержку Крымского фронта не менее 5 тыс. снарядов от 130-мм и выше, в т. ч. 702 305-мм. С 26 февраля наши корабли начали регулярно сталкиваться с противодействием вражеской артиллерии. Правда, в этот период немцы не имели в районе Феодосии морских береговых батарей и для борьбы с кораблями использовали обычную артиллерию РГК, приданную 30-му армейскому корпусу.

К 3 апреля она насчитывала 39 орудий калибром 76-мм и более (два 210-мм, одно 152-мм, 21 150-мм, два 122-мм, четыре 105-мм и девять 76-мм), в пути находились три 194-мм французские самоходные пушки. Огонь, не приспособленных для борьбы с морскими целями орудий, прямого ущерба нашим кораблям не нанес, но в какой-то мере сковал их действия. К счастью, авиация противника не заминировала районы маневрирования наших кораблей, хотя глубины позволяли ставить донные мины в любой точке Феодосийского залива и на подходах к нему.

ВВС ЧФ поддерживали Крымский фронт налетами на позиции, тылы и аэродромы противника. Бомбардировщики 63-й авиабригады действовали днем, а МБР-2 – ночью. Количество произведенных для бомбардировки войск противника самолетовылетов впечатляло. Так, с 22 декабря 1941 по 22 января 1942 г. с этой целью самолеты ВВС ЧФ (без Севастопольской авиагруппы) вылетали 625 раз, в следующий месяц – 300 раз, с 22 февраля по 22 марта – 206 раз, с 22 марта по 22 апреля – 518 раз, с 22 апреля по 22 мая – 284 раза.

Это немногим менее четверти всех вылетов по наземным целям перед Крымским фронтом, произведенных советской авиацией (ВВС фронта плюс ВВС ЧФ) в этот период. Некоторое снижение числа самолетовылетов с конца января объяснялось переключением части ударной авиации на нанесение ударов по аэродромам люфтваффе, а также использованием бомбардировщиков и морских разведчиков в качестве дальних истребителей для сопровождения конвоев, направляемых в Севастополь. В последние дни существования Крымского фронта, когда в бой было брошено все, что можно, в прикрытии войск приняла участие и флотская истребительная авиация.

Над Керченским полуостровом, помимо ВВС ЧФ, действовали ВВС фронта и армий. Их применение было слабо скоординировано и не дало результатов, которых можно было бы ждать от собранных сил. В мае вся авиация, включая флотскую, была временно подчинена заместителю командующего АДД Н.С. Скрипко. Но это уже не успело повлиять на ситуацию. 8 мая немцы перешли в наступление, обернувшееся катастрофой для Крымского фронта. Поддержка этого наступления немецким флотом не планировалась и не осуществлялась, так как для такой поддержки пока не было сил и средств.

Обычно в отечественных работах упоминается тактический «шлюпочный десант», высаженный противником на берег Феодосийского залива. В действительности немцы высадились с легких штурмботов 902-й команды (армейские саперы). Разница принципиальная, сближение с берегом прошло на скорости 25 км/ч – в несколько раз быстрее, чем это было бы на шлюпках, и поэтому без неприемлемых потерь. Задача состояла в высадке за противотанковым рвом и содействии наступающим с фронта войскам в прорыве обороны ударом с тыла.

Десантный отряд состоял из одной пехотной роты, усиленной саперным взводом, группой тяжелых пулеметов и отделением радистов. На переходе из-за плохой погоды (волнение 3 балла, ветер 6 баллов) на мотор-веслах стояли по два человека вместо одного. Последние 500 м отряд прошел под огнем пехоты с берега. Сопротивление было подавлено огнем истребителей, прикрывавших высадку, и самих штурмботов. 11 единиц были выведены из строя и остались без хода примерно в 200 м от берега, а 28 высадили десант и потом перевезли на берег бойцов с поврежденных штурмботов.

Высаженная рота выполнила поставленную задачу. В 902-й команде один человек был убит и трое ранены, 11 штурмботов выведены из строя огнем пехоты и еще четыре перевернулись, из них два к моменту написания рапорта (13 мая) уже были подняты. 20 мая полуостров был полностью в руках противника. Наши корабли по ночам с 10 по 16 мая вели огонь по предполагавшимся скоплениям войск. Но из-за быстрых изменений обстановки и отсутствия достоверных данных о противнике вряд ли стоило надеяться на результативность этих обстрелов. Итоги поддержки ЧФ войск Крымского фронта выглядят достаточно скромно. Авиаподдержка силами ВВС ЧФ и обстрелы с моря вылились в действия на изнурение, не давшие заметного результата.

Десанты в Судак высаживались успешно (речь непосредственно о доставке на берег), но это происходило при слабом противодействии или вообще без него, основной проблемой была погода. В целом первопричиной неудачного исхода боев на полуострове стала неспособность Крымского фронта решить поставленные задачи. Флот не мог изменить эту ситуацию. Единственным бесспорным результатом действий по поддержке стало отвлечение противником дополнительных сил на береговую оборону. К плюсам можно отнести то, что при этом флот не понес потерь в кораблях.

В Раздел