26.10.2016

Щит князя Олега на вратах Царьграда (1 часть)

В начале X века Византией правил император Лев VI, прозванный Философом. Лев Философ в истории запомнился своим конфликтом с церковными иерархами из- за четвертого брака. В это время Византия защищалась от морских набегов сарацины из Малой Азии. На севере же все явственней заявляла о себе Русь. Торговали с руссами византийцы с давних времен, при этом торговля имела для Константинополя большие привилегии, что обижало купцов с севера.

До поры до времени они мирились со многими творимыми византийцами обидами, и прежде всего с несправедливо огромными пошлинами. А что еще делать слабому? Однако с приходом власти на Руси князя Олега ситуация изменилась. Обосновавшись в Киеве, новый правитель сразу же заявил:
- Негоже нам терпеть обиды торговые. Ныне мы можем постоять за себя, а спор пусть решит звон мечей!
- Одолеем ли силу ромейскую великую? - засомневалась, было, старшая дружина да бояре.
- На то мне было пророчество от вещуна древнего, что громовержец Перун будет в походе нашим заступником, а потому ведаю я, что ждет нас победа славная и добыча великая!

Аргументы князя были более чем исчерпывающими. С того дня Русь начала готовиться к походу на империю. Лазутчики у Константинополя были всюду, а потому вскоре императору Льву донесли о том, что русы, замышляют что-то неладное. Но император не случайно носил прозвище Философа. В ответ на сообщения он сочинил большой стих, в котором высмеял северных невежд, на словах же сказал так:
- Империя слишком велика, чтобы бояться лесных варваров. Если они даже доберутся до наших пределов, то у нас всегда есть доблестные легионы и победоносный флот, чтобы раз и навсегда отбить у них охоту зариться на чужое добро!

Впрочем, на самом деле у Льва хватало забот и помимо руссов. Совсем недавно в 904 году болгарский царь Симеон отнял у Византии часть земель, от болгар пришлось откупаться ежегодной данью. Хитромудрый Лев нашел на болгар управу - воинственных венгров, которых теперь золотом и посулами натравливали на дерзкого Симеона. Тем не менее, Лев VI все же призвал к себе флотоводцев друнгария Имерия и Иоанна Радина, имевших большой опыт в морских сражениях с сарацинами.

- Может ли флот руссов оказаться под нашими стенами? - спросил его.
- О, багрянородный! - воздел тот руки к небу. - Северные скифы используют легкие моноксилы - однодеревки, поскольку иначе не могут выйти из рек в Черное море. Не может быть сомнений, что нашим высокобортным дромонам будет несложно их перетопить.
- Ну, вот и славно! - заулыбался Философ. - Теперь я спокоен, потому как сухопутного войска руссов не стоит бояться и вовсе, по причине того, что на пути у них болгарское царство, да еще и снежные вершины Балканских гор.

Но русский князь Олег думал совсем иначе. Еще два года назад, решив принудить ромеев к честной торговле, посылал в Царьград лазутчиков под видом купцов. Те не только узнавали, какова толщина стен и где они более ветхие, но, по ходу дела, еще и мерили глубины в Золотом Роге и на подходах к городу. Тщательно готовилось и войско. Основу княжеской дружины составляли викинги - варяги, выходцы из Скандинавии. Дружинники были в кольчугах или железных чешуйчатых рубашках, в железных шлемах, с секирами, мечами, копьями и дротиками (короткими метательными копьями).

Дружина состояла из профессиональных воинов, которые жили за счет своей доли в собираемой дани и военной добыче. Отличительной чертой русских воинов был красный - червленый - цвет щитов. Большие размерами, деревянные, окованные железом, они выкрашивались в красный цвет. В бою дружинники могли выстроиться плотными рядами, прикрывшись от врага высокими щитами, которые хорошо укрывали воинов от стрел и дротиков. Простые же ратные люди, ополченцы славянских племен - «вой» одевались и вооружались гораздо проще.

На брань они в своей массе шли в одних портах, кольчуг почти не имели. Вооружены они были копьями, топорами, луками и стрелами, мечами и ножами. Конных среди «воев» было немного. «Повесть временных лет» сообщает: «В год 6415 (907) - Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и словен, и чуди, и кривичей, имерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду».

Часть войска Олега двигалось по берегу на конях, другая по Днепру. В устье Днепра князь в последний раз провел большой смотр. Отсюда конница повернула на Константинополь, но не по кратчайшим дорогам, а вдоль берега. Это удлиняло путь, но, помимо собственных задач, конница имела и прикрытие продвигавшегося вдоль берега флота. Это было весьма важно, так как согласно правилам того времени на ночь ладьи обычно причаливали к берегу. Сам же русский флот двинулся вдоль берега.

Какова была численность войска Олега? По данным «Повести временных лет», флот насчитывал 2 тысяч судов. Исходя из того, что тогдашняя ладья руссов вмещала до четырех десятков человек, всего на судах могло размещаться до 80 тысяч человек. Хотя на самом деле их было значительно меньше, так как, помимо боевых судов, в составе флота обязательно должны были быть и вспомогательные для перевозки продовольствия и всевозможных припасов. Впрочем, ряд историков считают, что у Олега не могло быть более 2 тысяч судов, следовательно, в десять раз была меньше и морская дружина.

Какова была численность сухопутного отряда, тоже неизвестно, но, скорее всего, он насчитывал несколько тысяч всадников. Время похода было выбрано Олегом самое выгодное - весеннее. Весенний травостой обеспечивал подножный корм коннице, а отсутствие штормов было очень важным фактором для морского похода. Очень тяжелые днепровские пороги в весенний паводок покрывались водой. Кроме всего, к этому времени у Византии опять обострились отношения с сарацинами, а главные силы флота вместе с армией были отправлены в Малую Азию.

В Раздел