15.10.2016

Французская «австриячка» (1 часть)

В годы Первой мировой войны сумели прославиться многие корабли обеих противоборствующих сторон, но только одной боевой единице удалось получить известность, сменив флаг и сражаясь против своих бывших хозяев. Подводная лодка французского флота «Кюри», захваченная противником, практически всю войну действовала под знаменами Австро-Венгрии и, в отличие от 15 однотипных субмарин-«француженок», добилась немалых успехов.

Во время мировой войны главным театром боевых действий для французского флота являлось Средиземное море, а основным противником - флот Австро-Венгрии, не выходивший за пределы Адриатики. В начале войны у побережья Черногории мощная французская эскадра застала врасплох и потопила бронепалубный крейсер «Зента», но затем подводная лодка «U 12» под командованием фрегатен-лейтенанта Эгона Лерха торпедировала дредноут «Жан Бар». Эта атака поставила крест на участии крупных кораблей французского флота в боевых действиях на данном театре.

Убедительный дебют подводных лодок для всех оказался сюрпризом, а потому во флотах большинства участвующих в войне стран возобладала тенденция укрывать крупные корабли в хорошо охраняемых базах; активно действовали только легкие силы и подводные лодки. В попытке найти выход из тупика командующий французским флотом адмирал Буэ де Лапейрер санкционировал операцию, разработанную командиром флотилии подводных лодок при участии командира субмарины «Кюри» капитан-лейтенанта О'Бирна.

Последнему ставилась задача проникнуть в базу австрийского флота Полу и атаковать линейные корабли противника на якорных стоянках. Командира лодки снабдили самыми свежими данными о минных полях и сетевых заграждениях, однако их достоверность О'Бирну предстояло проверить самому. Утром 17 декабря 1914 г. подводная лодка «Кюри» вышла в море на буксире броненосного крейсера «Жюль Мишле», в охранении следовал крейсер «Жюль Ферри». Идя со скоростью 10 узлов на протяжении 15 часов, отряд почти достиг цели, когда был замечен дым.

«Жюль Ферри» полным ходом бросился наперерез. К счастью тревога оказалось ложной, встреченным судном оказался итальянский пароход «Рено», шедший в Спалато. Несмотря на то, что Италия оставалась нейтральной, на судно высадили досмотровую партию, которая препроводила его к передовому пункту базирования легких сил Франции и Великобритании острову Фано: даже случайный свидетель представлялся нежелательным. 18 декабря в четыре часа утра, достигнув острова Пелагоса, отряд разделился. Крейсера пошли обратно, а лодка двинулась дальше.

К 21 часу субмарина в надводном положении подошла к побережью полуострова Истрия. Дальше она двигалась под электромоторами в полупогруженном положении, для срочного погружения требовалось только заполнить центральные балластные цистерны, это занимало не более пары минут. Лодку обнаружил и попытался атаковать дозорный миноносец, но она произвела срочное погружение. Всплыв через некоторое время, «Кюри» двинулась дальше. Достигнув района Полы, О'Бирн приступил к зарядке батарей.

В 03.00 следующих суток пришлось срочно погрузиться - прямо над «Кюри» прошел миноносец «Сателлит». Весь следующий день командир осматривал в перископ подходы к Поле, отмечал положение сетевых заграждений и береговых ориентиров. Ближе к вечеру показался дым, и вскоре перед О'Бирном в пределах торпедного выстрела прошел броненосец типа «Радецкий». Невероятно, но французский командир проигнорировать эту желанную для любого подводника цель - не будем размениваться на мелочи, ведь в Поле нас ждут австрийские дредноуты!

Отойдя от Полы, лодка подзарядила аккумуляторы, и командир обратился к команде с вопросом (!) - сможет ли она выдержать долгое пребывание под водой и очень рискованное проникновение в базу противника? Экипаж единодушно заверил командира - мы готовы! В 3 часа ночи 20 декабря приступили к форсированию заграждений. Необходимо отметить, что до ноября подходы к Поле почти не защищались, но к описываемому времени все обстояло иначе: две линии сетей перекрывали вход в гавань, а за два дня до похода «Кюри» была поставлена третья линия сетей.

Французы, ориентируясь на разведданные, в попытке обойти минные заграждения, пошли у берега. Погрузившись на 18 м, миновали первую линию сетей, скрежет тросов заграждения по бортам лодки продолжался около 30 с. При подходе ко второму заграждению, во время попытки поднять перископ, сгорел поднимающий и опускающий его электродвигатель. Двигаться дальше не имело смысла - атака без перископа в то время была невозможна. О'Бирн повернул назад; при этом стрелка компаса плясала как бешеная, направление оказалось выбрано неверно.

Во время попытки обратного форсирования уже пройденного заграждения лодка центральными рулями глубины зацепила тросы заграждения. Один из оборванных тросов намотался на левый вал и заклинил его. На протяжении пяти часов французы пытались вырваться из сетей. Неоднократная перемена глубины погружения от 0 до 30 м опустошила запасы сжатого воздуха, аккумуляторы полностью разрядились, воздух испортился настолько, что умерла собака Радий - талисман экипажа. Стало понятно, что все кончено, остается только всплыть и сдаться.

О'Бирн приказал отдать два спасательных буя, но он забыл, что они не имеют телефонных кабелей, снятых на Мальте в ходе работ по облегчению перегруженной лодки(!). Из-за недостатка кислорода не загорались спички - документы сжечь не удалось. Командир и помощник рвали на мелкие клочки все секретные документы, карты, бортовой журнал... По поведению бонов сетевого заграждения австрийцы поняли - у них «гости», и тщательно подготовились к встрече. К предполагаемому месту всплытия лодки подошли миноносцы «Сателлит» и «63Т», вооруженные тендеры «N VIII» и «№ XV», спешно разводили пары миноносцы «№ 24» и «№ 39».

Всплывшие с лодки спасательные буи оказались приняты за миниатюрные мины, их постарались оттащить в сторону и расстрелять из винтовок и пулеметов. Когда в свете прожекторов показался нос «Кюри», миноносцы, тендеры и береговая батарея Пунта Кристо открыли огонь. Капитан-лейтенант О'Бирн руководил затоплением своего корабля, в то время как его помощник лейтенант Шалли пытался организовать спасение экипажа. Под вражеским обстрелом французы, ослабленные кислородным голоданием, буквально выползали из тонущей лодки, многие падали за борт, некоторые моряки пострадали от осколков австрийских снарядов.

Как и положено командиру, О'Бирн покидал лодку последним. В момент, когда он выбирался из носового люка, неподалеку разорвался снаряд, офицер получил множественные ранения. Квартирмейстер Салатин, также раненый, подхватил командира и бросился с ним в воду. Как только лодка скрылась под водой, обстрел прекратился. К месту гибели «Кюри» со всех сторон направились катера и шлюпки. Спасти удалось 23 французов, два человека погибли (включая лейтенанта Шалли, он был убит во время обстрела лодки и утонул вместе с ней, застряв под мостиком), еще один умер от ран той же ночью.

В Раздел