15.10.2016

Французская «австриячка» (2 часть)

Для оказания первой помощи спасенных развезли по кораблям. По горячим следам австрийцы провели первичный допрос пленных и получили много, ценной информации, которая очень пригодилась им впоследствии. Они так надоели австриякам жалобами на однообразие пищи, что, в конце концов, те отправили пленных заниматься дорожными работами с проживанием в лагере для военнопленных. О'Бирн пользовался повышенным вниманием австрийской аристократии. Хотя его раны успешно зажили, он сильно простудился и получил, согласно диагнозу того времени, хронический катар левого легкого.

Жене офицера было разрешено приехать к мужу, а в конце 1916 г. его обменяли на пленного офицера австро-венгерского флота и через Швейцарию отправили во Францию. Но возвращение на родину не принесло исцеления, и вскоре бывший командир «Кюри» умер. Пленных перевезли в город Грац и разместили в доме № 57 по Градскому переулку. Но это комфортное жилище вскоре пришлось покинуть, и виноваты в этом оказались сами французы. Они так надоели австриякам жалобами на однообразие пищи, что, в конце концов, те отправили пленных заниматься дорожными работами с проживанием в лагере для военнопленных.

О'Бирн пользовался повышенным вниманием австрийской аристократии. Хотя его раны успешно зажили, он сильно простудился и получил, согласно диагнозу того времени, хронический катар левого легкого. Жене офицера было разрешено приехать к мужу, а в конце 1916 г. его обменяли на пленного офицера австро-венгерского флота и через Швейцарию отправили во Францию. Но возвращение на родину не принесло исцеления, и вскоре бывший командир «Кюри» умер. Крейсер «Жюль Мишле», отправленный для встречи подводной лодки, находился у острова Пелагоса до 18.00 22 декабря, после чего возвратился в базу.

Однако история «Кюри» не закончилась. На момент ее потопления в состав флота Австро-Венгрии входили семь подводных лодок, и все они были слишком малы для действий за пределами Адриатики. Поскольку обследование затонувшей на глубине 39 м лодки показало, что повреждения невелики, появилась мысль поднять ее и включить в состав своего флота. Уже 27 декабря начались работы по подъему субмарины, ее поднимали постепенно, в семь этапов, и 2 февраля 1915 г. ввели в док. Австрийцы с интересом обследовали свою добычу, и нашли массу интересных вещей - карты, фотографии, блокноты, различные записи, таблицы и очень полезную вещь - дефектную ведомость командира лодки с подробным описанием всех неисправностей корабля.

Новые хозяева использовали даже консервы, которые не пострадали от месячного нахождения в воде. Как уже говорилось, лодка не получила больших повреждений, но оказалась сильно посечена осколками снарядов, в придачу ее аккумуляторная батарея полностью вышла из строя. Пришлось заказать на «Винер аккумуляторен фабрик АГ» новую, которую и установили на корабле во время ремонта. Также заменили магнитные компасы на гирокомпас, установили новую радиостанцию (французская работала только на прием!).

На «Кюри» зарядка батарей была возможна только дизелем правого борта; этот недостаток устранили, смонтировав соединительную муфту на левый дизель. На лодке установили 37-мм орудие и опору на мостике под выносной пулемет. Большие проблемы возникли с торпедным вооружением. Один снятый с лодки аппарат Држевецкого установили на лихтер для испытаний. Пробные стрельбы из него дали неудовлетворительные результаты: с расстояния в 400 м торпеда никак не хотела идти в цель.

Сами торпеды признали устаревшими, в австро-венгерском флоте использовали более совершенную модель. Пришлось выполнить еще целый ряд работ: изготовить и смонтировать новые машинный телеграф и радиомачту, разместить в надстройке постоянный камбуз с керосиновой плитой и гальюн. Дополнительно оборудовали три топливных танка, что увеличило радиус действия на 175 миль. До ввода лодки в строй новые цейсовские перископы доставить не успели, поэтому пришлось временно установить перископ, предназначавшийся для заказанной Данией подводной лодки (ее постройку отменили после начала войны).

Появился у бывшей «француженки» и новый моторный ялик. Ходовые испытания прошли довольно хорошо, а вот с вооружением возникли проблемы - торпедные аппараты Држевецкого вновь продемонстрировали всю сложность стрельбы из них. Внешне лодка практически не изменилась, ее лишь перекрасили в серо-синий цвет и закамуфлировали все вертикальные поверхности, как это было принято во флоте Двуединой монархии. Ремонт продолжался пять месяцев и обошелся в 655000 крон.

1 июня 1915 г. субмарину включили в состав флота Австро-Венгрии под наименованием «U 14». Первым ее командиром стал линиеншиффе-лейтенант Отто Зейдлер. 10 июля «четырнадцатая» вышла в первый поход к итальянскому порту Анкона, но вскоре пришлось вернуться из-за поломки дизеля. Эта картина стала повторяться с «незавидным постоянством»: выход на позицию - авария - возвращение в базу - ремонт. С 3 по 5 августа лодка прошла докование и получила новые цейсовские перископы.

14 октября Зейдлер сдал лодку наиболее опытному и титулованному подводнику Австро-Венгрии - фрегатен-лейтенанту Георгу фон Траппу. Командуя «U 5» с начала войны, фон Трапп проявил себя очень предприимчивым и знающим офицером, к тому же ему сопутствовала удача. Когда командование направило «U 5» для борьбы с кораблями противника, несущими дозор в проливе Отранто, он отлично справился с заданием - торпедировал и потопил французский броненосный крейсер «Леон Гамбетта». Прекрасно выполнил он и задачу очищения вод, омывающих остров Пелагоса, от подводных лодок противника, сильно сковывавших действия австрийских надводных кораблей - обнаружил и уничтожил итальянскую ПЛ «Нереида».

Участвуя в блокаде Черногории, он отправил на дно несколько неприятельских парусников - прорывателей блокады. Фон Трапп с энтузиазмом воспринял новое назначение. Переходя на «U 14», он забрал с «II 5» весь свой экипаж, включая помощника фрегатен-лейтенанта Гуго фон Зейферритца (впоследствии ставшего отличным командиром-подводником) и старшего механика Майерхофера, считавшегося лучшим специалистом по дизелям во всем флоте. Любопытно, что в составе экипажа значились моряки семи национальностей.

Ознакомившись с кораблем, фон Трапп понял, что у «француженки» недостатков имеется больше, чем у «U 5». Положительным моментом оказался центральный пост, куда было выведено управление лодкой; радовали и ее размеры, позволявшие экипажу разместиться с некоторым комфортом, ранее считавшимся просто невероятным. 26 октября «U 14» вышла в первый поход под командованием фон Траппа - в крейсерство у берегов Албании. На следующий же день она в сильный шторм получила существенные повреждения - сломаны мачта и рыбины решетчатого покрытия мостика, снесена часть палубного настила за мостиком, но главное - «U 14» сразу же после вступления в строй, на мостике ее первый командир Отто Зейдлер.

В Раздел