15.10.2016

Французская «австриячка» (3 часть)

Хорошо видно установленное во время ремонта 37-мм орудие при погружении лодка стала неуправляемой. Возвратившись в базу, фон Трапп представил командованию докладную записку, в которой предлагал установить на своем корабле рубку по образцу немецких субмарин. Во время испытаний после ремонта, «четырнадцатая» 8 ноября столкнулась с тендером, результат - согнутый перископ. 10 ноября новый перископ доставили из Полы на миноносце «№ 87». Одновременно с заменой перископа, на лодку установили орудие калибром 47 мм, демонтированную 37-мм пушку передали на «U 11».

16 ноября лодка вышла в крейсерство у берегов Албании, но уже 17-го возвратилась в Каттаро. 21 числа последовал новый выход в тот, же район. На следующий день было остановлено для досмотра греческое парусное судно. Никакой контрабанды на нем не нашли и судно отпустили. 23 ноября фон Трапп предпринял попытку перехватить пароход, но тот прошел в территориальных водах Греции. И опять авария - сломался привод руля, пришлось взять курс на Каттаро. 30 ноября «U 14» вышла к берегам Албании с ответственным заданием - требовалось высадить на берег албанских сепаратистов.

Во время высадки в свежую погоду, затонул ялик, операцию пришлось прервать и возвратиться в базу. А 13 декабря очередной поход к берегам Албании закончился преждевременно из-за поломки левого дизеля. 3 января 1916 г. лодка опять направилась в крейсерство к берегам Албании. 8 числа попытались забрать албанских сепаратистов в Дринском заливе в устье реки Мати. Но когда «U 14» подошла к берегу и спустила ялик, на условные сигналы ответа не последовало. Командир приказал матросам на ялике высадиться на берег и осмотреть его.

Риск не оправдался, и пришлось уходить в море, никого не обнаружив. Тем же утром в 07.20 на расстоянии 400 м обнаружили перископ с левого борта, от предполагаемой атаки противника уклонились, произведя срочное погружение. Наблюдая в перископ, фон Трапп опознал всплывшую «U 11». В 15.30 вышло из строя рулевое управление, в Каттаро лодка вернулась на буксире «Дромедара». 18 января начался очередной поход к берегам Албании. На следующий день у мыса Лингуэтта командир наблюдал за крейсером типа «Либиа» и четырьмя транспортами, но слишком большое расстояние не позволило выйти в атаку.

20-го числа в 08.50 у острова Сасено удалось обнаружить итальянский миноносец, и командир начал маневрирование для атаки. В 09.45 с расстояния 400 м фон Трапп произвел пуск торпеды, но промахнулся. В 11.45 был обнаружен пароход, опознанный как «Босния». Сближение для атаки продолжалось до 13.05, когда «U 14» выпустила торпеду из носового аппарата. Подводный снаряд прошел за кормой судна, с него заметили след и начали разворачиваться на лодку. Фон Трапп выпустил еще одну торпеду, и опять промах. Тут же последовало погружение на 20 м для уклонения от идущего на таран парохода.

Всплыв в 13.25, австрийцы с досадой наблюдали, как несостоявшаяся жертва на всех парах удаляется от места атаки. 22-го лодка вернулась в Каттаро. 6 февраля «U 14» совместно с «U 14» направились в пролив Отранто с заданием атаковать дозорные корабли союзников. В проливе лодки расположились в трех милях друг от друга. 8-го числа в 06.30 с «U 14» заметили три парохода, лодка начала маневрировать для выхода в атаку, и в 06.55 фон Трапп выпустил торпеду с расстояния в 800 м. К сожалению, для австрийцев, произошла задержка в торпедном аппарате, - торпеда вышла только через 15 с после команды и прошла далеко по корме атакованного парохода.

В 07.20 лодку «засекли» итальянские миноносец и вооруженный траулер; они открыли артиллерийский огонь и бросились в атаку. Фон Трапп приказал погрузиться на 13 м и осмотреть повреждения. Оказались разбиты 21 лампа и три плафона освещения, деформирована магистраль водоотливного насоса, вышел из строя рубильник аккумуляторной батареи. В 10.00 лодка всплыла и сразу же попала под атаку двух миноносцев, опять пришлось срочно погружаться. В 14.45 «U 14» поднялась на поверхность и начала зарядку аккумуляторной батареи, а в 16.50 наблюдатели обнаружили крейсер типа «Бирмингем» в сопровождении миноносца.

Они прошли в миле от «четырнадцатой», не заметив ее. Вернувшись в Каттаро, фон Трапп получил приказ перейти в Полу, где лодку ожидала масштабная реконструкция. Техническое состояние экс - «француженки» не внушало доверия, и командование понимало, что она требует капитальной перестройки. Правда, острый дефицит подводных лодок заставлял использовать ненадежную боевую единицу. Но теперь «U 14», прибывшая в Полу 15 февраля, отправилась на верфь, а ее командира вызвали на заседание специальной комиссии, созданной для решения вопроса с ремонтом и модернизацией.

Фон Трапп был доволен - его рапорты не пропали даром. Явившегося на заседание фон Траппа удивило, что комиссия состояла из высоких чинов, никогда не служивших на подводных лодках. Но поскольку модернизацию субмарины санкционировал лично командующий флотом адмирал Гауе, все требования подводников учитывались и утверждались без проволочек. Проблема возникла лишь при обсуждении артиллерийской установки: представитель артиллерийского бюро предлагал имевшуюся в наличии 66-мм пушку, фон Трапп же настаивал на немецком 88-мм орудии на пониженном станке, созданном специально для подводных лодок (его достоинства он досконально изучил во время визита на германские лодки, базировавшиеся в Поле и Каттаро).

Представитель упирал на сложности со снабжением боеприпасами, фон Трапп отвечал, что это вообще нельзя считать проблемой. Немцы любезно брались отгрузить столько снарядов, сколько потребуется. Тем временем на верфи шел ремонт «U 14», от которой остался один корпус. Рабочие демонтировали все механизмы, сняли рубку. Новую рубку сделали по образцу немецких лодок, заменили перископы и приборы, установили новую аккумуляторную батарею и электромоторы, на заводе в Граце изготовили новые дизеля, и только проблема с орудием не решалась.

В удовлетворении ходатайства фон Траппа об установке немецкого орудия отказал референт по артиллерийским вопросам (помощник командующего флотом) по прозвищу Великий Инквизитор. Кстати, один из контраргументов фон Траппа звучал так - «орудие служит для стрельбы, а не как позиция в инвентарных книгах». Далее он написал письмо на завод «Шкода» с просьбой дать заключение о возможности установки желаемого орудия на лодку. Через четыре месяца командира «четырнадцатой» вызвали на флагманский корабль, где его давний приятель, флаг- лейтенант по прозвищу Бим сообщил, что в адрес штаба флота пришло письмо с завода с заключением о возможности установки орудия, но референт все равно не согласен, а Гауе руководствуется его мнением.

То же самое настойчивому подводнику рассказал и начальник штаба флота. Тогда фон Трапп на личном приеме у Великого Инквизитора прибег к лести, объяснив, что все действия предпринимал лишь с целью предварительного изучения вопроса, но, ни в коем случае не желая обидеть и оскорбить уважаемого линиеншиффе-капитана. Польщенный референт дал добро на установку пушки... Человеческий фактор сказывался и на темпах работ: модернизация затягивалась, поскольку рабочие занимались откровенным саботажем.

В Раздел