26.10.2016

Кораблестроение и мореплаванье Древней Руси (3 часть)

Длина ладей составляла около 25 метров, ширина - около 8 метров. Грузоподъемность - до 20 тонн. Ладья имела и весла, и парус. Ладьи русских поморов имели длину около 7,5, ширину - 3 и осадку - до 3 метров. Парусное вооружение таких ладей составляли две-три мачты. На них поднимались прямые паруса, что позволяло уже лавировать против ветра. На вооружении некоторых судов находились тараны, метательные машины, позднее с одною или двумя пушками, другие брали десант до 6о человек с оружием и припасами. При этом они ходили как на веслах, так и при попутном ветре под парусом.

Методика мореплавания в силу малых размеров судов также была своеобразной. Ладьи во время морских переходов старались держаться вдоль берега, на ночь, по возможности, заходя в бухты для отдыха. Для повышения непотопляемости борта ладей опоясывали тростниковыми поясами. При этом, несмотря на свои небольшие размеры, ладьи были достаточно мореходными и весьма маневренными. Из письма английского мореплавателя Барроу (1556 г.): «Плывя по ветру, все ладьи опережали нас. Впрочем, согласно своему обещанию, Гавриил и его друг часто приспускали свои паруса и поджидали нас».

Собранные же в большие флотилии суда могли с успехом противостоять первым флотам тогдашнего мира. Историк русского флота Ф.Ф. Веселаго пишет: «О военно-торговых кораблях древних новгородцев только в старинных наших былинах сохранились немногие сведения, из которых видно, что образцом для новгородцев служили суда скандинавов, славившиеся своими боевыми и морскими качествами. На северном нашем поморье использовались кочи - большие палубные суда (от 40 до 90 футов длины) и суда меньшие их - шитики, имевшие однодеревные днища и бортовые доски, пришитые (отсюда и шитики) ивовыми ветвями.

Паруса и такелаж на этих судах делались из оленьих кож, а якоря были деревянные с привязанными к ним камнями. Кроме того, на северном поморье были и другие виды судов, старинные русские и заимствованные от иностранцев, как, например, ладьи, карбасы, бусы, шняки. На Каспийском море, по свидетельству одного моряка петровского времени, в старину плавали суда, называемые бусами, которые  «строились из брусьев с перерубами, как избы». По внутренним рекам древней России, как, например, по Волге и Шексне, ходили большие торговые суда, которые могли, средним числом, проходить против течения в сутки около 13 верст».

В целом русские суда вполне соответствовали тем задачам, которые на них возлагались. Они могли не только совершать прибрежные плавания, но и осуществлять дальние походы в открытом море. А время диктовало дальнейшее совершенствование, как самих судов, так и их использование. В царствование царя Михаила Федоровича (1613-1645 гг.) для защиты морской торговли на Каспии с помощью голштинских купцов был построен корабль «Фредерик», имевший длину 120 футов, три мачты и 24 весла. Жизнь «Фредерика» была недолгой. Выйдя в Каспийское море, «Фредерик» вскоре затонул у берегов Дагестана.

Следующая попытка заведения регулярного флота на Каспийском море произошла при царе Алексее Михайловиче. Для охраны персидских торговых караванов в дворцовом селе Дединове в 1667 году была заложена целая флотилия судов: корабль «Орел», яхта, бот и две большие шлюпки. Все необходимое корабельное имущество для строительства корабля и других судов было выписано из Голландии. Наблюдение за строительством кораблей было поручено боярину Ордин-Нащокину. Из Голландии был приглашен мастер Ламберт Гельт, но строили «Орел» русские плотники.

Изображение двуглавого орла было нашито на корабельные флаги. В мае 1668 года корабль был спущен на воду, но отделочные работы запоздали, и «Орел» зазимовал в Дединове. На борту «Орла» были установлены 22 пищали. Капитаном был назначен голландец Давид Бутлер, иностранцами были и все матросы. Вступление в строй первого корабля вызвало и необходимость организации на нем корабельной службы. Этим занимался Ордин-Нащокин. В Посольский приказ был представлен проект «письма корабельного строя» - прообраза корабельного устава.

Это «письмо» состояло из введения и 34 статей, касающихся основных правил корабельной службы. Появление прообраза корабельного устава говорит о том, что Россия решила не ограничиваться постройкой лишь одного корабля, и появление регулярного русского флота было уже лишь вопросом времени. Судьба «Орла» не была счастливой. Спустя несколько лет после постройки, по одной версии, он был сожжен восставшими казаками атамана Степана Разина в Астрахани, по другой, из-за того же восстания так и не был использован по назначению, но мятеж пережил и затем в течение ряда лет простоял в одной из волжских проток, пока там и не сгнил.

Основатель российского регулярного флота Петр Первый высоко оценил постройку первого в стране военного корабля, заявив: «Хотя намерение отеческое не получило конца своего, однако же достойно оно есть вечного прославления, понеже... от начинания того, яко от доброго Семене, произошло нынешнее дело морское». Помимо попытки создания регулярного флота на Каспийском море, при царе Алексее Михайловиче была предпринята и попытка возвратить России часть морского берега от Риги до Невы.

Однако успешно начатая война окончилась в 1661 году невыгодным для России миром, и выйти на берега Балтики не удалось. Известный историк военно-морского флота Ф.Ф. Веселаго отмечает: «Неудавшаяся война, доказавшая невозможность для России борьбы с сильным соседом, казалось, лишала ее, если не навсегда, то весьма надолго, надежды обладать берегом моря, необходимым для ее развития и усиления. Но исторический ход событий скоро отстранил все препятствия и дал возможность России сделаться сильною морскою державою, поставив ее среди государств Европы на, то высокое место, которое принадлежало ей по обширности ее владений, естественным богатствам и высоким качествам народа.

Несмотря на ревнивую и завистливую опеку соседей, в продолжение XVII столетия в наше отечество, окрепшее и собравшееся с силами, начало проникать европейское образование: явились попытки к улучшению законодательства, администрации, устройству регулярного войска, и все более и более стала выясняться мысль о необходимости основания военного флота. Эту плодотворную, по ее последствиям, мысль предстояло осуществить Петру I».

В Раздел