26.10.2016

Щит князя Олега на вратах Царьграда (3 часть)

Дело было совсем в другом: осуществив переволоку, Олег доставил свои ладьи во внутреннюю гавань Царьграда, где не было никаких защитных стен. Удар в беззащитное «подбрюшье» византийской столицы мог грозить защитникам большими неприятностями. Возможно, что византийцам и удалось бы отбиться, но в любом случае крови бы пролилось много. При этом и сановники, и сам император прекрасно знали истинную причину появления флота руссов под стенами Константинополя. Русы пришли исключительно для заключения выгодного торгового договора, а не для завоевания.

Для Льва Философа и его окружения было очевидно, что в сложившейся ситуации при отсутствии армии и флота лучше всего заключить с русским князем новый торговый договор и заплатить ему издержки затрат на поход, чем продолжить военные действия. Все это и определило последующий ход событий. В свою очередь и Олег также был склонен к мирному исходу дела. Штурм Царьграда даже со стороны гавани грозил обернуться большими потерями. К долговременной осаде он был не готов, на море вот-вот могли начаться сильные осенние шторма, а из Малой Азии со дня на день могла прибыть византийская армия с главными силами флота.

«Повесть временных лет» сообщает, что потребовал Олег выплатить дань на две тысячи кораблей: по двенадцать гривен на человека, а было в каждом корабле по сорок мужей... Цесари же Леон и Александр (соправитель Льва Философа) заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русичей, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. И сказал Олег: «Сшейте для Руси паруса из паволок, а славянам шелковые», и было так. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда.

И подняла Русь паруса из паволок, а славяне шелковые, и разодрал их ветер. И сказали славяне: «Возьмем свои холстины, не даны, знать, славянам паруса шелковые». И вернулся Олег в Киев, неся золото и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными. Покидая Царьград, князь Олег не отказал себе в удовольствии и поставил эффектную точку в победоносном походе. По древнему обычаю прибил он свой щит над главными воротами Константинополя, как символ его покорности своей воле: «И повеси щит свой в вратах показуа победу, и поиде от Царьграда».

Византийцы согласились и на предоставление ряда льгот русским купцам: право беспошлинной торговли в течение шести месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствия и мытье в греческих банях. Кроме того, городские власти обязывались обеспечить купцов с Руси продовольствием и различным корабельным имуществом на обратный путь. Воинский талант князя Олега выразился не только в том, что он грамотно и эффектно перебросил свои суда через перешеек, причем перебросил на глазах изумленных такой неслыханной дерзостью греков.

Олег согласился на мир с Византией, понимая, что если она соберется с силами, то его войску трудно будет выстоять. Добыча же в случае победы в сражении вряд ли могла быть больше той, что можно было получить миром. Да и союз Киевской Руси с Византией виделся гораздо прочнее, если на берегах Босфора не прольется кровь. Мир был скреплен на личной встрече князя Олега с императором Львом VI. Его условия были весьма выгодны для Руси - кроме большой разовой дани, византийцы клятвенно обещали присылать и ежегодные откупы руссам, чтобы те больше не ходили военными походами на земли империи.

Брать дань было обычным делом у каждого победителя. Впрочем, князь Олег пошел в поход на Царьград не только за богатой добычей и воинской славой удачливого полководца. Главное, что сказали его послы на переговорах с греками, было следующее: «Да приходят Русь - послы в Царьград и берут посольское (хлебное, столовый запас), сколько хотят: а придут которые гости (купцы), пусть берут месячину на полгода: хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи, и да творят им баню, сколько хотят. А поедут, Русь домой, пусть берут у вашего царя на дорогу съестной запас, якоря, канаты, паруса, сколько надобно».

Русским купцам отныне разрешалось беспошлинно торговать на византийских рынках, прежде всего в столице - Царьграде, как и купцам иных народов, получать продовольственное содержание (это же распространялось и на посольства руссов) и даже мыться в знаменитых константинопольских банях, сколько захотят торговые люди из Киевской Руси. Таким образом, главное требование князя Олега: отныне каждый русский человек имел право приходить морем в Константинополь, и там византийские власти принимали его как доброго и уважаемого гостя империи.

Местные власти брали на себя бесплатное обеспечение русских гостей-купцов на полгода, пока те устраивали свои торговые дела. Когда же купцы морем отправлялись домой, то их отпускали как добрых гостей, давая съестные припасы и все, что было надобно заезжему в далекие края человеку в далеком пути по морю и Днепру. Византийцам и императорским чиновникам пришлось немало потрудиться, чтобы собрать огромную разовую дань, которую требовалось отдать руссам, чтобы те ушли на север.

Олеговы ладьи не один день наполнялись различными товарами, поскольку серебра в казне империи в достаточном количестве просто не оказалось. Поэтому по стоимости серебряных гривен и давались руссам различные товары, которые были в большой цене на торгах в Киевской Руси. Сам же морской поход руссов под предводительством князя Олега в 907 году на Царьград оказался самым удачным из всех походов Киевской Руси на Византию.

В Раздел