14.11.2016

Боевые действия в восточной части Средиземного моря в период 10-31 августа 1914 года (2 часть)

Лишившись хода от первых попаданий с «Courbet», он доблестно отказался сдаться и через десять минут, объятый пламенем, взорвался. Его экипаж успел до взрыва спустить шлюпки и добраться до берега. На ночь адмирал Лапейрер, опасаясь минных атак, повернул на юг. Произведенная совместная франко-английская операция являлась началом широкого плана главнокомандующего. Первым препятствием к установлению действительной блокады Адриатики являлось наличие австрийской передовой базы в Каттаро, самом южном из австрийских портов, в тылу, которого находилось Черногорское королевство.

Правда, занятие Каттаро требовало больших сил, чем имелось в наличии, но в это время уже существовала вероятность скорого присоединения Италии к державам Согласия. С ее помощью представлялось возможным, имея превосходство в силах, атаковать этот пункт. Был разработан план, по которому предполагалось не только снять блокаду Черногории, но и, войдя в связь с черногорцами, обложить форты Каттаро с суши. Предвидя, как развернутся события войны (так все и произошло), можно было считать, что выгоды от взятия Каттаро будут неисчислимы.

К сожалению, момент вступления в войну Италии тогда еще не назрел, а, кроме того, выполнению этой операции помешали другие важные события, надолго отложившие дальнейшие совместные действия франко-английского флота в водах Средиземного моря. В полночь на 17 августа адмирал Трубридж получил от Адмиралтейства приказание немедленно идти с «Defence», всеми миноносцами и их маткой «Blenheimк» Дарданеллам, оставив французскому главнокомандующему легкие крейсеры «Daublin» и «Weymouth». Истинное значение прорыва «Гебена» и «Бреслау» уже сказалось.

Еще до их прихода в Босфор, т. е. 9 августа, наш поверенный в делах заявил протест против допущения вооруженных германских судов в турецкие порты. Турция была особенно оскорблена нашим намерением реквизировать строящиеся в Англии ее дредноуты, поэтому отношения с ней обострились. В день входа германских крейсеров в Дарданеллы был заявлен второй протест против допущения их прохода проливами. Получив известие о входе «Гебена» и «Бреслау», сэр Эдуард Грей, отлично сознавая, к каким последствиям может привести это событие, немедленно телеграфировал в Каир: «Это означает, - писал он, - что Турция присоединилась к Германии и, возможно, бросится на Египет».

На наши протесты Порта ответила, что крейсеры ею куплены у Германии и перейдут в ведение адмирала Лимпуса, главы нашей морской миссии. Адмирал Лимпус выразил желание оставить свою должность и настойчиво просил Адмиралтейство зачислить его вновь на действительную службу. Великий визирь, убежденно настроенный против разрыва с нами, просил не отзывать миссию, говоря, что приобретение «Гебена» и «Бреслау» направлено не против России и преследует лишь цель оказать давление на Грецию, дабы добиться возвращения нескольких островов, потерянных в последнюю Балканскую войну.

Отозвание миссии он считал равносильным передаче всего дела в руки немцев. Заверения визиря были приняты во внимание, и адмиралу Лимпусу приказали оставаться. Однако эта уступка не приостановила принятия мер предосторожности. Как только прозвучали слова предупреждения Грея, в Индию послали приказание приложить все старания, чтобы ускорить прибытие в Египет первого эшелона войск (в течение четырех-пяти дней). Для охраны пути следования транспортов в Красное море направили крейсеры «Black Prince», «Duke of Edinburgh» и «Chatham».

После получения известий от нашего посольства в Константинополе о непрекращающихся упорных слухах, что Австрия намерена присоединить при согласии Порты к «Гебену» два своих крейсера, было решено усилить блокаду Дарданелл. Адмирал Трубридж получил приказ идти к Дарданеллам и вступить в командование блокирующей эскадрой, оставаясь под начальством французского главнокомандующего. Поскольку Трубридж был в это время занят в операции с адмиралом Лапейрером, то приказ получил лишь через тридцать часов, когда тучи над Босфором уже достаточно сгустились.

Германские суда не только не поступили в ведение адмирала Лимпуса, но неожиданно сам адмирал и все английские офицеры были заменены турецкими, причем чинам нашей миссии предложили, «если они останутся», продолжать работу, но уже не на судах, а в стенах морского министерства. Чувствовалась рука немцев, устранявшая в министерстве дружественно расположенных к нам лиц. Не менее сильно чувствовалась она и в Египте. Здесь, как и в Турции, интрига немцев действовала широко, и возникало самое серьезное опасение, что в случае нашей войны с сюзеренной державой – Турцией - «настроение умов» внутри страны окажется для нас критическим.

Мы уже знали, что враждебно настроенный к Англии военный министр Энвер-паша, являясь лишь игрушкой в руках немцев, мечтает о завоевании Египта и что именно с этой целью он хочет использовать европейскую войну. Мобилизация турецкой армии шла полным ходом, войска в Сирии передвигались к границе Египта. В Красном море войска грузились на портовые пароходы, готовясь к походу через Канал. Мы не имели никаких средств, чтобы помешать их высадке на берегах Суэца. Положение это еще ухудшалось тем, что команды многочисленных немецких пароходов, задержанных в Суэце и Порт-Саиде, состояли почти сплошь из резервистов. Требовалось принять срочные меры.

Крейсеру «Black Prince», направлявшемуся в Аден, распоряжением с Мальты было предписано остаться в Суэце, где турецкая канонерка поддерживала непрерывную радиосвязь с Константинополем. «Black Prince» вышел в Красное море за два дня до получения этого приказа, и вернуть его удалось лишь благодаря счастливой случайности. Выйдя из Суэцкого залива, он встретил два немецких парохода Гамбург-Американской компании - «Истрия» (4200 тонн) и «Зюйдмарк» (5100 тонн). Задержав пароходы, он со своими призами повернул обратно в Суэц, встретив на пути крейсер «Duke of Edinburgh», шедший в Аден и также задержавший приз - пароход «Алтер» (3200 тонн).

Придя поздно вечером 16 августа, командир «Black Prince» получил новое приказание Адмиралтейства, отменяющее распоряжение с Мальты, так как срочная необходимость в конвое для индийских транспортов не позволяла задерживать крейсер, которому предписывалось следовать по первоначальному назначению. Вместо него для защиты Египта посылался из Адриатики «Warrior», который должен был стоять в Александрии, предварительно сходив в Порт-Саид за призовыми пароходами. «Chatham» из Александрии переместили в Суэц.

В Раздел