03.11.2016

Подготовка Англии к войне в период «натянутых отношений», 1914 год. 1 часть

Среди многих ошибочных мнений, господствовавших в тот период, когда мы оказались вовлеченными в войну, не последнее место занимал взгляд, что мы вступили в эту войну неподготовленными. Вопрос о том, соответствовал ли масштаб приготовлений переживаемому моменту, правы ли мы были, придерживаясь испытанной нами системы «малой армии и большого флота», остается открытым, и долгое время будет служить темой споров, но не подлежит сомнению, что механизм, запустивший в действие всю систему, работал в совершенстве, не имевшем примеров в нашей истории.

Надо отметить, что вся подготовительная работа оказалась, закончена как раз в последнюю минуту. Многое было сделано со времени Южно-Африканской войны и стремительного роста германского флота. В течение нескольких лет Адмиралтейство вело так называемый War List, в котором в подробностях излагались как все действия флота и различных учреждений Адмиралтейства на протяжении «предупредительного периода» и периода объявления войны, так и меры по их согласованию между собой и другими государственными учреждениями, с ними, так или иначе связанными.

Однако все эти действия долгое время оставались не вполне согласованными, и только к концу 1910 года была сделана решительная попытка изменить создавшееся положение. Военный министр Холден заканчивал в то время реорганизацию армии в соответствии с ее вероятной ролью в европейской войне, и по его настоянию премьер Асквит в январе 1911 года при Комиссии имперской обороны создал Комитет по координированию действий различных учреждений при объявлении войны.

В состав Комитета входили два члена от Адмиралтейства, три - от военного министерства и по одному от министерства иностранных дел, министерства внутренних дел, министерства колоний, министерства по делам Индии, министерства торговли, таможенного управления и почтово-телеграфного ведомства. Товарищ министра иностранных дел сэр Артур Николсон был председателем, а секретарь Комиссии имперской обороны контр-адмирал Отлей - секретарем Комитета. Впоследствии с образованием Морского генерального штаба его начальник также вошел в состав Комитета.

Работа Комитета выразилась в составлении так называемой «Военной книги», в которой указывалось, что, как и когда каждое из учреждений должно было делать. Каждому учреждению отводилась отдельная глава, поделенная на разделы, посвященные различным периодам. Первым шел период мирного времени с соответствующими указаниями, вторым - период «предупредительный», устанавливаемый министерством иностранных дел, уведомлявшим кабинет министров, что отношения с той или иной державой (державами) стали натянутыми.

Для экономии времени в последнем случае министерство иностранных дел, как только считало нужным принять такую меру, обязывалось немедленно сообщить об этом в Адмиралтейство, в военное министерство и почтово-телеграфное ведомство. Следующей мерой являлась посылка «предупредительной телеграммы», фактически устанавливавшей период «натянутых отношений».

Термин этот, будучи с исторической точки зрения довольно смутным, получил теперь техническое, политическое, административное и стратегическое значение и разрешал целый ряд действий оборонительного характера, например мобилизацию крупных морских портов, сигнальных станций, охрану уязвимых портов, введение ограничительных правил для движения судов по рейдам и в гаванях, предварительные меры по мобилизации флота и армии, введение цензуры и т. п., вплоть до отмены в случае надобности действия некоторых законов.

Следующие четыре раздела «Военной книги» предусматривали мобилизацию флота и армии, разведку, контроль над радиотелеграфом и цензуру проволочных телеграмм. Затем шли указания о мерах, принимаемых в случае объявления войны. Каждая глава велась таким образом, чтобы с первого же взгляда можно было видеть, что данное учреждение должно делать и одновременно с ним другие, а также способ, каким учреждения извещали друг друга для данного действия. В целях возможной децентрализации и избежание излишней волокиты в каждом учреждении имелась дополнительная «Военная книга», где содержалась инструкция, по которой можно было действовать автоматически при получении «предупредительной» или «военной» телеграмм.

За три с половиной года существования Комитета в результате постоянных пересмотров и благодаря опыту, полученному во время Агадирского кризиса в 1911 году, все детали оказались разработаны в высшей степени точно. Организация предусматривала присутствие во всех учреждениях в любое время лиц, которые могли сделать нужные распоряжения. Телеграммы, доходящие числом до тысячи, были заготовлены заранее и сохранялись разложенными в порядке спешности отправления, все бумаги и документы хранились в конвертах особых образцов, указывающих степень их важности.

Система была во всем доведена до совершенства, и король никогда не отправлялся в путешествия, не имея с собой тех бумаг, которые требовали его подписи. Основы системы вырабатывались не без труда и не без сомнений, так как имели под собой зыбкую почву, на которой интересы дипломатии и вооруженных сил никогда не согласуются. Период «натянутых отношений» создавал положение, когда действия дипломатии и военные приготовления противоречат друг другу. Стремления министерства иностранных дел, естественно, сводились к желанию оттянуть объявление того, чего оно старается избегнуть, но предотвратить не может.

Стремления же руководителей вооруженных сил сводятся к желанию пустить в ход свои «машины» как можно скорее, постараться предупредить и перегнать в этом отношении противника. Компромисс неизбежен. Даже в Германии, в стране, где мнение военных сфер вообще доминировало, им в последний момент пришлось уступить требованиям политического момента. Приходилось считаться с тем, что всякий признак пуска в ход «военной машины» в напряженный момент производит сильное впечатление и способен поколебать неустойчивое политическое положение.

С другой стороны, промедление с пуском этой «машины» в ход даже на несколько часов могло привести к непоправимым последствиям. Чтобы свести к минимуму эту опасность, и был установлен «предупредительный период», в течение которого разрешалось принимать меры, «не волнующие общественное мнение». Однако при соблюдении такого условия меры, необходимые по ходу событий, не оказалось возможным осуществить секретно от населения нигде, как только на флоте. Вследствие скрытности передвижения флота и того обстоятельства, что главная его часть всегда находилась в боевой готовности, удалось принять ряд мер предварительного характера, не опасаясь вызвать тревогу населения.

В данном отношении у Адмиралтейства руки оказались развязаны, и это послужило базисом для составления его «Военной книги». Для «предупредительной телеграммы», устанавливавшей «предупредительный» период, были выработаны два отдельных условных слова. При получении первого делались морские приготовления оборонительного характера, заключавшиеся в принятии мер против неожиданного нападения без объявления войны, в мобилизации тральных отрядов, мобилизации канонерок для охраны телеграфных кабелей, осмотре коммерческих судов в военных портах и т. п., и разрешалось приступать к подготовительным работам по общей мобилизации флота.

В Раздел