03.11.2016

Подготовка Англии к войне в период «натянутых отношений», 1914 год. 3 часть

«Forward», занятый полицейской службой в Ирландском море, получил приказание идти в Лервик и там совместно с четырьмя эскадренными миноносцами образовать Шотландский патруль; восьми эскадренным миноносцам, предназначенным для охраны якорных стоянок Северного побережья, было приказано занять свои места, но они не смогли выйти из Нор ранее 31 июля. В течение дня всем судам заграничных станций была послана телеграмма, в которой указывалось, что политическое положение в Европе не исключает возможности войны и что им предписывается приготовиться, по мере возможности скрытно установив неотступное наблюдение за судами центральных держав.

Одновременно суда предупреждались, что эта телеграмма отнюдь не должна рассматриваться как «предупредительная телеграмма». Главнокомандующему в Средиземном море предписывалось собрать весь флот на Мальте. 28 июля положение дел ухудшилось. Хотя переговоры между Россией и Австрией начались, а Франция и Италия выразили согласие на предложение Великобритании собрать в Лондоне конференцию послов, Германия это предложение отвергла. Правда, одновременно она выразила готовность взаимно содействовать предупреждению войны, но искренность этого заявления поколебала телеграмма нашего посла в Вене.

В ней говорилось, что австрийский министр иностранных дел категорически отказался отложить выступление против Сербии и не соглашался приступить к переговорам с учетом сербского ответа на ультиматум Австрии. Вслед за этим сообщением пришла телеграмма из Белграда об объявлении Австрией войны Сербии. Не считаться с серьезностью положения становилось невозможно, однако надежда на мирное урегулирование всеобщего конфликта еще не была окончательно потеряна, и наше министерство иностранных дел не давало согласия на объявление «предупредительного периода».

Военное министерство и Адмиралтейство, тем не менее, продолжали спешные приготовления. В 17 часов 29 июля Первый флот получил приказ на следующее утро сняться с якоря и следовать в Скапа-Флоу. Планом войны предусматривалось следование флота через западную часть Северного моря, но в экстренном случае этот курс мог быть изменен, в особенности, если это сулило бы встречу с неприятелем и последующий решительный бой. Имелись сведения о сосредоточении Флота открытого моря у берегов Норвегии, и нашему флоту приказали следовать, придерживаясь восточной части Северного моря.

Шансы на встречу с неприятелем были значительные. С целью уменьшения риска торпедных атак флот должен был пройти Дуврский пролив ночью с потушенными огнями. В то же время вице-адмирал Берней, приведший в Нор суда, приписанные к этому порту, для увольнения команд в отпуск, получил приказание собрать в Портленде 5-ю и 7-ю линейные эскадры, а также 5-ю крейсерскую. В 7 часов 29 июля Первый флот вышел в море; в этот день политическое положение стало еще хуже. Австрийцы начали бомбардировку Белграда, Россия приступила к мобилизации своих южных округов, Германия грозила общей мобилизацией, если Россия не прекратит военных приготовлений.

Требование Германии выполнить было невозможно, и только чудо могло предотвратить войну. Момент для пуска в ход механизмов, действие которых предусматривалось «Военной книгой», наступил. Однако не министерство иностранных дел сделало это. Несмотря на решительные действия Германии, в Вене все же проявляли известную уступчивость, и наше министерство еще надеялось на урегулирование конфликта. Но Адмиралтейство не имело этих надежд, и, когда утром собрался кабинет министров, первый лорд энергично настаивал на объявлении «предупредительного периода».

Кабинет с ним согласился, и днем «предупредительная телеграмма» была послана одновременно из военного министерства и из Адмиралтейства. Последней была послана, телеграмма «второго» образца, разрешающая все меры, кроме общей мобилизации и осмотра торговых судов. К вечеру тучи на политическом горизонте сгустились еще более, и Адмиралтейство приказало вызвать из отпуска по телеграфу всех офицеров и матросов. Далее, как бы правительство этого ни желало, скрывать наши приготовления становилось немыслимым.

Днем того же дня сэр Эдуард Грей предупредил германского посла, чтобы он не заблуждался, полагая, что Великобритания останется равнодушной зрительницей, если Франция будет втянута в войну. Заявление Грея и наши морские приготовления привели к тому, что через несколько часов германский канцлер сделал нашему послу предложение не вмешиваться в конфликт между Францией и Германией при условии, что ни одна пядь французской земли не будет немцами аннексирована. Это предложение означало потерю Францией всех колоний и низведение ее до положения вассала Германии.

Такой ценой сохранять свой нейтралитет мы не могли, принятие подобного предложения навсегда покрыло бы позором нашу страну, и соответствующий ответ был передан в Берлин на следующий день. Положение было критическим, но не окончательно безнадежным, поскольку переговоры между Россией и Австрией продолжались и носили обнадеживающий характер, как вдруг 31 июля Германия разрушила все, предъявив в Петрограде ультиматум с требованием демобилизации в течение 12 часов. Война была ближе, чем когда-либо, но мы оказались готовы.

Механизмы, приведенные в действие «Военной книгой», работали исправно, все шло по плану и без сбоев. Все боевые соединения Первого и Второго флотов заняли свои позиции или были на пути к ним. Адмирал Каллаган в момент получения Первым флотом приказа следовать на север находился в Адмиралтействе на совещании, и флот повел вице-адмирал Уоррендер. Следуя через Канал, он встретился и обменялся салютами с французскими дредноутами «France» и «Jean Bart», возвращавшимися из Балтийского моря. Пройдя Дувр, флот проложил курс на Скагеррак и, придя на траверз Terschelling, заметил на горизонте уходящий немецкий крейсер.

Вероятно, этот крейсер донес о движении Первого флота, но вряд ли он смог дать верные сведения - как только он скрылся, курс был изменен на Скапа-Флоу. «Iron Duke» отделился и пошел в Ферт-оф-Форт за главнокомандующим. За исключением того крейсера, никаких германских судов в море обнаружено не было. Суда Флота открытого моря стояли по портам или же около 28 июля их отозвали обратно - полученные ранее сведения не соответствовали действительности. 31 июля адмирал Каллаган в Куинсферри сел на «Iron Duke» и пошел в Скапа-Флоу.

В помощь ему была учреждена должность помощника главнокомандующего в лице вице-адмирала сэра Джона Джеллико, а начальником Штаба флота был назначен контр-адмирал Мадден, командовавший до того 2-й крейсерской эскадрой. Политическое положение к 1 августа достигло крайних пределов напряжения. Накануне наш посол в Берлине виделся с германским канцлером и передал ему решительный ответ Грея на попытку Германии купить нашу измену Франции, но канцлер оказался настолько взволнован, что почти ничего не слушал.

Его мысли занимали только что полученные сведения о мобилизации всей русской армии, и он говорил о том, что Германия должна немедленно объявить «предупредительный период» - Kriegsgefahr, за которым почти тотчас последует объявление мобилизации. Ввиду этих заявлений было признано необходимым в тот же вечер просить у Франции и Германии заверений в том, что в случае войны нейтралитет Бельгии не будет нарушен. В момент отправки телеграмм (19 часов) наш посол в Париже получил от французского министра иностранных дел сообщение о предъявленном Германией в Петрограде ультиматуме, требующем прекращения мобилизации и грозящем в случае отказа объявить общую мобилизацию германской армии на границе, как России, так и Франции.

В Раздел