03.11.2016

Подготовка Англии к войне в период «натянутых отношений», 1914 год. 6 часть

«Indomitable» и «Dukeof Edinburgh» стояли на Мальте в ожидании ремонта. «Defence» под флагом адмирала Трубриджа с эскадренным миноносцем «Grampus» находился в Дураццо вместе с французским крейсером «Edgar Quinet» и немецким «Бреслау», принимая участие в международной демонстрации по случаю происходившей в Скутари конференции по албанским делам. Когда 27 июня был объявлен «предупредительный период», адмиралу Милну приказали возвратиться на Мальту, принять уголь и оставаться там впредь до распоряжений, сообщив адмиралу Трубриджу, чтобы последний был во всякий момент готов к нему присоединиться.

28 июля утром адмирал Милн вышел и в пути вечером 29 июля получил «предупредительную телеграмму». На следующий день он был поставлен в известность об общем положении дел и получил следующие директивы на случай войны: выступление Италии маловероятно, но, тем не менее, необходимо до окончательного выяснения ее поведения не втягиваться в серьезные операции против австрийцев. Главная его задача - содействовать французам в перевозке их Африканского корпуса, для чего надлежало занять прикрывающую позицию и стараться принудить к бою всякий немецкий крейсер, в особенности «Гебен», если бы он попытался помешать перевозке французских войск.

В заключение адмиралу Милну предписывалось вступать в решительный бой с превосходящими силами противника только совместно с французами. В стремлении оказать помощь Франции на море мы пошли дальше своих обещаний, что было в тот момент вполне понятно; к сожалению, это привело к весьма печальным последствиям. Днем 30 июля адмирал Милн прибыл на Мальту, куда пришел и адмирал Трубридж, отозванный Адмиралтейством из Дураццо. Сосредоточив свой флот, Милн решил до встречи с французским командующим держать свои суда соединенно.

Считая небезопасным рассылать крейсеры для охраны торговых путей, он ограничился отправкой лишь одного легкого крейсера, «Chatham», для наблюдения за южным входом из Мессинского пролива, о чем уведомил на следующее утро (31 июля) Адмиралтейство. Остальной флот грузился углем. В этот момент, командующий немецким Средиземноморским отрядом контр-адмирал Сушон с «Гебеном» и «Бреслау» вошел в Бриндизи, где начал принимать уголь с четырех пароходов; этот факт адмиралу Милну не был известен.

Во время погрузки флотом угля на Мальте было получено приказание отправить в Марсель один из крейсеров 1-й эскадры за лордом Китченером - главнокомандующим в Египте - для доставки из Лондона его и нескольких других офицеров к месту службы. Для этой цели 1 августа вышел «Black Prince», но на следующий день его по радиотелеграфу возвратили с пути, так как Китченер был назначен военным министром. Для доставки из Скутари наших войск, охранявших албанскую конференцию, зафрахтовали пароход «Osiris».

Днем пришли новые инструкции, изменявшие намеченный адмиралом план. В инструкциях сообщалось о вероятности сохранения Италией нейтралитета и предписывалось самому адмиралу Милну оставаться на Мальте, отправив два линейных крейсера стеречь «Гебен», а при помощи крейсеров и эскадренных миноносцев наблюдать за подходами к Адриатике. Местопребывание «Гебена» и «Бреслау» оставалось неизвестным; последние заслуживающие доверия сведения говорили о погрузке ими угля в Бриндизи, но имелись указания и на пребывание их в Таранто.

Во исполнение новых инструкций к южным подходам Адриатики отправили адмирала Трубриджа с его эскадрой («Defence», «Warrior» и «Duke of Edinburgh») при поддержке линейных крейсеров «Indomitable» и «Indefatigableс» крейсерами «Gloucester» и восемью эскадренными миноносцами. «Chatham» после осмотра Мессинского пролива и южного побережья Италии должен был присоединиться к ним. Таково было положение 2 августа, когда вечером этого дня поступило указание Адмиралтейства адмиралу Милну наладить связь с французским адмиралом.

Все попытки сделать это по радиотелеграфу остались бесплодными, ввиду чего на следующий день к адмиралу Лаперейру был отправлен с письмом в Бизерту крейсер «Dublin». Молчание французов объяснялось задержкой выхода флота в море, которая, как они говорили, происходила от стремления правительства, во что бы то ни стало избежать конфликта и до последней минуты не начинать решительных действий. По этой же причине и сухопутные войска оставались на местах в пограничных с Германией гарнизонах.

Правильно или нет, но адмирал Лаперейр только 3 августа вышел в море, имея директиву «стеречь германский крейсер «Гебен» и охранять переход транспортов с Африканским корпусом». Таким образом, оба адмирала, имея одинаковые инструкции, не смогли координировать свои действия - ни сейчас, в данный момент, ни тогда, когда 4 августа адмирал Милн получил сообщение о предъявлении британским правительством ультиматума Германии. В Берлине решили не отвечать на ультиматум, и наш посол сэр Эдуард Гошен после бурных переговоров с германским канцлером Бетманом-Гольвегом получил паспорта и оставил Германию.

В Раздел