18.11.2016

Оборона Новороссийска в 1942 году (2 часть)

В ночь на 10 сентября после ожесточенных уличных боев остатки войск, оборонявших город, отошли на восточную окраину в район цементных заводов. С помощью прибывшей 318-й стрелковой дивизии здесь удалось закрепиться. На следующую ночь были эвакуированы прижатые к морю последние защитники Новороссийска, при этом погиб один торпедный катер. Всего на восточный берег Цемесской бухты переправились 2510 человек.

Остававшиеся зенитные, береговые батареи и бронепоезд после расстрела боезапаса были взорваны. Береговая артиллерия с 19 августа по 11 сентября провела 286 стрельб (8142 снаряда). Корабельная артиллерия использовалась всего два раза. В работах советского периода встречается критика Октябрьского за то, что после 4 сентября он отказывался посылать корабли под Новороссийск, опасаясь немецкой авиации, хотя обстановка в воздухе разрядилась. Действительно, проведя напоследок серию налетов на черноморские порты 7–19 августа, соединения люфтваффе к 21-му числу почти полностью убыли под Сталинград.

Однако опасения Октябрьского были небеспочвенны. Время от времени немцы внезапно и ненадолго возвращали на Кавказ несколько бомбардировочных групп для поддержки отдельных наступлений. Другой вопрос, что помощь в спасении Новороссийска стоила того, чтобы пойти на некоторый риск. Особенно если бы корабельный огонь был лучше организован, для чего имелись все возможности. Противник сумел взять Новороссийск, но это принесло ему мало пользы. Поскольку на восточном берегу Цемесской бухты оставались наши войска, пользоваться портом было невозможно.

19 сентября немцы предприняли последнее наступление, пытаясь прорваться к Геленджику. Бои продолжались до 27 сентября, противник контрударом был отброшен в исходное положение, и силы его окончательно иссякли. После стабилизации линии фронта флот начал регулярно высаживать в район от Новороссийска до косы Благовещенской разведывательные и диверсионные группы, а также проводить обстрелы кораблями и береговыми батареями. В обстрелах приняли участие канлодка «Красная Грузия», сторожевой корабль «Шторм», четыре базовых тральщика и несколько катеров, в том числе оснащенные установками РС.

Эти действия, направленные на изнурение противника, иногда наносили врагу потери и в любом случае заставляли отвлекать силы на укрепление береговой обороны. В свою очередь, в ночь на 30 октября диверсанты из легкой саперной роты полка «Бранденбург» на штурмботах попытались высадить десант, чтобы взорвать батарею на мысе Пенай, заминировать и подорвать прибрежную дорогу (операция «Ксенофонт», морская часть – «Дельфин»).

Несмотря на продуманное обеспечение операции действиями немецких торпедных катеров, авиации и артиллерии, благодаря бдительности наших постов на берегу рейд закончился провалом. В период активных боев под Новороссийском немцы прорабатывали план высадки десанта в районе Геленджика, чтобы отрезать советские войска в районе Цемесской бухты. После изменения обстановки и отказа от операций такого размаха в том же районе намечалось провести диверсионный рейд «саперов» полка «Бранденбург».

Но и он не состоялся. Как и в предыдущих случаях, сразу после захвата побережья немцы организовали береговую оборону – сначала импровизированную (полевая, противотанковая и зенитная артиллерия), а с октября – постоянную, с участием дивизионов береговой артиллерии РГК и морских батарей, в т. ч. батареи «Бреслау» (шесть 155-мм орудий). У побережья западнее Новороссийска, несмотря на подавляющее превосходство нашего флота, с середины сентября по ночам патрулировал вооруженный пулеметом немецкий бот.

Он вступал в перестрелки с нашими боевыми катерами, высаживавшими разведгруппы, получал повреждения, его команда несла потери. 22 сентября бот затонул предположительно от взрыва попавшей ранее легкой авиабомбы, но 1 октября был поднят и продолжал нести службу до появления легких сил флота в Анапе.

В Раздел