18.11.2016

Борьба на коммуникациях стран «оси» во второй половине 1942 г. на Черном море (2 часть)

Кроме того, субмаринами ставились мины – было осуществлено четыре постановки по 20 мин в каждой. Пятую Л-24 не успела выставить, поскольку сама погибла на мине противника у мыса Шабла. К сожалению, ни одна из наших постановок успеха не имела. Успехи за пределами северо-западного района были значительно скромнее. Так, на отрезке коммуникации от Констанцы до Бургаса успеха не удалось добиться ни разу. Итальянские танкеры «Альбаро», «Селено» и «Арка» совершили восемь групповых или одиночных рейсов от Босфора до Констанцы и столько же в обратном направлении.

При том, что разведка заблаговременно предупреждала о времени прохода танкеров через пролив, они лишь дважды подверглись атакам наших субмарин, и оба раза неудачно. В то же время попытка ввести в Черное море немецкий танкер «Оссаг» 14 ноября завершилась торпедированием его подлодкой Л-23. Кроме того, в декабре у Босфора было потоплено одно турецкое судно. Всего в течение полугодия суда «оси» проходили через Босфор в 13 случаях (всего прошло в обоих направлениях 20 судов). Тем не менее, подводные лодки были не единственными силами, привлекавшимися к воздействию по коммуникациям в дальней зоне.

26 сентября нарком ВМФ направил Военному совету ЧФ директиву, в которой предписывал «развернуть активные действия надводного флота на вражеских коммуникациях». После двух месяцев, затраченных на подготовку и утверждение планов, в течение декабря состоялись сразу три набеговые операции. В ходе первой (29 ноября – 2 декабря) пара эсминцев утром 1 декабря обстреляла болгарское побережье в районе мыса Шаблер. Правда, поскольку обстрел осуществлялся в условиях тумана, командир отряда принял прибрежные камни за стоящие на якоре транспорта.

По «судам» были выпущены 94 130-мм снаряда и 12 торпед (первый и последний случай использования торпед эсминцами ЧФ), в результате чего считались потопленными два транспорта и канонерская лодка, еще одному транспорту нанесены повреждения. Второй отряд, куда входили крейсер «Ворошилов», лидер «Харьков» и эсминец, не дойдя до прибрежной коммуникации, произвел обстрел не имевшего военного значения острова Змеиный (выпущено 46 180-мм, 372 130-мм и 57 100-мм снарядов). Из-за пренебрежения командиром эскадры вице-адмиралом Владимирским предварительными данными минной разведки, осуществленной подлодками, сразу после бомбардировки корабли отряда очутились на минном поле.

Это сопровождалось взрывам двух мин в параванах крейсера, от чего корабль получил некоторые повреждения. После этого операция была свернута, и вместо запланированного обстрела Сулины пришлось немедленно начать отход в базу. В этот момент эскадра была обнаружена вражеской радиоразведкой, а несколько позже и самолетами-разведчиками. Дежурившая у Поти подлодка U 24 получила приказ перехватить советские корабли, но не смогла этого сделать из-за позднего обнаружения и большой дистанции.

Во второй операции (10–15 декабря) у румынского побережья между мысом Олинька и Сулиной действовали две пары быстроходных тральщиков в обеспечении эсминца «Сообразительный». Как и в предыдущем случае, нашей стороне удалось достигнуть оперативной и тактической внезапности, но это не стало залогом успеха. Первая пара тральщиков утром 13-го близ селения Шаганы смогла перехватить конвой Сулина – Одесса, куда входили два транспорта, румынский миноносец «Змеул» и четыре немецких моторных тральщика.

Советский отряд заметно превосходил противника и в вооружении, и в скорости, поэтому, казалось, ничто не сможет спасти вражеские суда от уничтожения. Немецкое командование после первых же сообщений пообещало оказать конвою поддержку с воздуха, но самолеты противника не появились над нашими кораблями ни во время, ни после боя. За два часа боя тральщики выпустили по конвою 246 100-мм снарядов, считая, что им удалось уничтожить транспорт, миноносец и сторожевой катер. Фактически же им не удалось добиться ни одного попадания.

Всему виной стала большая дистанция стрельбы, сократить которую мешала нерешительность командира отряда и вражеские дымзавесы. После боя тральщики обстреляли селение Шаганы, а другая пара почти одновременно – район маяка Олинька (26 и 71 снаряд соответственно). Германское командование вновь предприняло попытку перехватить отходившие корабли, на этот раз, кроме возвращавшейся в Констанцу U 24, в этом были задействованы «шнелльботы» 1-й флотилии, которым предписывалось создать дозорную линию между Судаком и Синопом.

Однако без наведения самолетов-разведчиков люфтваффе встреча нашего отряда с лодкой и четырьмя катерами могла произойти разве что случайно, а случай в этот раз оказался не на стороне немцев. В третьей операции (26–30 декабря) четыре тральщика действовали единой группой, для их поддержки выходили два эсминца. На этот раз германское командование учло предыдущие уроки – уже в день выхода отряд тральщиков был обнаружен вражеской воздушной разведкой. В условиях прекращения движения вражеских конвоев нам пришлось довольствоваться обстрелом селения у мыса Бурнас, который был произведен утром 28-го числа.

31 декабря Н. Г. Кузнецов своей шифровкой сообщил, что после трех походов к румынскому побережью «следует сделать некоторый перерыв», перенеся основной упор на нарушение коммуникации Румыния – Крым – Керченский пролив. Фактически же этот «перерыв» ознаменовал полное прекращение всяких попыток действий надводных кораблей ЧФ на коммуникациях в дальней зоне. Ход действий на немецких коммуникациях в ближней зоне заслуживает отдельного рассмотрения. Имея задачу переправить через Керченский пролив часть сил 11-й армии, немецкие ВМС на Черном море осваивали крымские воды весьма энергично.

Еще не были ликвидированы последние очаги сопротивления на мысе Херсонес, как 9 июля тральщики противника проложили фарватеры от Евпатории до Балаклавы. 13-го числа фарватер был доведен до Двуякорной бухты и Феодосии, а спустя 10 дней – до мыса Такиль. В сам пролив тральщики не пошли, поскольку его восточное побережье контролировалось батареями Керченской ВМБ. Несмотря на это, в преддверии высадки на Тамань германское командование решило провести операцию под кодовым названием «Регата».

В Раздел