09.11.2016

Боевые действия флотов в финале обороны Севастополя в 1942 году (3 часть)

Октябрьский в ночь на 1 июля покинул Севастополь на самолете, вслед за ним, с его разрешения, на подводной лодке эвакуировался командующий Приморской армией генерал-лейтенант И.Е. Петров, который согласно директиве маршала Буденного должен был возглавить оборону СОРа после убытия Октябрьского. Вместо себя Петров оставил командира 109-й сд генерал-майора П.Г. Новикова, которому предстояло эвакуироваться вместе с оставшимися группами комсостава в ночь на 2 июля.

Нужно отметить, что изъятие из остатков частей и соединений всего старшего начсостава, собранного для эвакуации, быстро привело к дезорганизации войск и, как следствие, к прекращению организованного сопротивления и срыву самой эвакуации. Также ее срыву способствовал сам командующий флотом, который, уже после прибытия на Кавказ, посчитал, что продолжение перевозок приведет к гибели большей части оставшегося корабельного состава, и фактически саботировал выполнение директивы фронта. В результате с 30 июня по 10 июля 1942 г. морским и воздушным путем удалось эвакуироваться примерно трем тысячам человек, а около 80 тыс. пропали без вести или попали в плен.

В число последних вошел и П.Г. Новиков, катер которого был перехвачен и потоплен немецкими торпедными катерами. Кроме того, до 1 июля погибли, пропали без вести и умерли от ран 32,3 тыс. бойцов СОРа, а 23 тыс. раненых были эвакуированы на Большую землю. Безвозвратные и санитарные потери в немецких и румынских частях 11-й армии, согласно сводке OKВ, составили 35 559 человек, в т. ч. 24 111 немцев. Эти данные представляются заниженными, поскольку начальник штаба ОКН генерал Ф. Гальдер 29 июня отметил в своем дневнике заявку 11-й армии на 60 тыс. солдат маршевого пополнения.

Поддержка со стороны ЧФ войск СОРа в период отражения третьего штурма была в целом незначительной и не могла оказать ощутимого влияния на ход событий. Корабли выполнили 23 стрельбы, израсходовав 1826 снарядов больше 100 мм, что более чем в три раза уступало аналогичному показателю в период отражения 2-го штурма. Несомненно, что главной причиной этого являлась боязнь потерь, которая в условиях господства вражеской авиации была вполне обоснованной. Так, например, 10 июня немецкой авиацией в порту был потоплен эсминец «Свободный», выпустивший перед тем около 400 снарядов по берегу.

После этого случая прибывавшие в порт корабли старались покинуть Севастопольскую бухту до рассвета, и если и вели огонь по вражеским позициям, то только в темное время суток, а значит, без корректировки. Самолеты авиагруппы СОРа совершили с 25 мая по 1 июля 2724 вылета, сбросили 316,5 т бомб, что в 65 раз уступало весу боевой нагрузки, сброшенной самолетами люфтваффе. При этом авиагруппа потеряла более 130 самолетов (в том числе 53 сбиты в воздушных боях, 16 пропали без вести в боевых вылетах, 29 уничтожены противником на аэродромах), в то время как люфтваффе согласно отчету лишились лишь 31 машины.

Если подвести краткий итог воздушного противоборства, то оно больше напоминало истребление наших немногочисленных сил превосходящей группировкой противника при невозможности решения авиагруппой тех задач, ради которых она создавалась. Можно лишь сожалеть, что командование СОРа своевременно не оценило создавшуюся обстановку, не отвело авиацию из Севастополя и не переключило высвобождавшиеся от снабжения авиагруппы транспортные ресурсы на доставку боеприпасов для зенитной и полевой артиллерии.

Именно их недостаток, по мнению большинства современных исследователей, и предопределил падение главной базы ЧФ. Переход Севастополя и Крыма под контроль противника привел к стратегическому изменению общей обстановки на театре. Угроза коммуникациям «оси», проходившим вдоль западного побережья, резко снизилась, а для советских, пролегавших вдоль берегов Кавказа, напротив резко, выросла. Враг получил возможность снабжать морским путем свои войска в Крыму и на Кавказе. Черноморский флот понес ощутимые потери в корабельном составе, и было бы неправдой отрицание удара по моральному духу черноморцев в связи с падением главной базы.

Тем не менее, оборона Севастополя имела важнейшее военно-политическое и стратегическое значение. Сковав на 250 дней крупные силы немецко-румынских войск, защитники Севастополя значительно осложнили для противника обстановку на южном крыле советско-германского фронта и отсрочили начало его наступления на южном стратегическом направлении (план «Блау») до конца июня 1942 г. Помимо этого, оборона Севастополя явила военной истории немало примеров героизма, в том числе и массового.

За выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные севастопольцами в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. городу-герою Севастополю были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

В Раздел