22.11.2016

Борьба на коммуникациях стран «оси» во второй половине 1942 г. на Черном море (3 часть)

Ее целью была проводка через пролив десантно-высадочных средств в места посадки войск на северном побережье Керченского полуострова. Всего для участия в операции немцы выделили 23 из 29 БДБ, которыми обладали на тот момент на театре. 1-му эшелону («Регата-1») предстояло прорываться в ночь на 3 августа. Всего в его состав было выделено 10 барж, но одна из них повредила винты в Двуякорной бухте, а другая была потоплена торпедой с советского катера в ночь на 1 августа. В море в двух отрядах вышло восемь БДБ, две из которых были вынуждены вернуться из-за неполадок в машинах.

Первый отряд барж без помех достиг стоянки у мыса Казантип, но второй по ошибке был направлен в Керчь, попал на свое оборонительное минное заграждение и потерял одну БДБ. Позже корабли этого отряда перешли к Казантипу, в то время как четыре ранее пришедших туда баржи были направлены в Мариуполь для транспортных перевозок в интересах группы армий «А». «Регата-2» состоялась в ночь на 8 августа. В ней приняли участие 12 БДБ, которые сопровождались тремя моторными и четырьмя катерными тральщиками.

Несмотря на то, что в эту же ночь переход из Азовского моря в Тамань совершило множество наших плавсредств, противник снова смог пройти незамеченным. В ночь на 10-е через пролив в рамках «Регаты-3» прошли три последние баржи. Именно БДБ из состава 2-го и 3-го эшелонов «Регаты» и сыграли главную роль в десантной операции «Блюхер». После ее завершения все они до конца года оставались в проливе для осуществления перевозок воинских грузов между Керчью и Таманью. Тем временем разворачивалась сеть немецких коммуникаций в Азовском море.

Со 2 августа началось хождение буксирных конвоев между Мариуполем и Азовом. В то же время попытка использовать порт захваченного 9 августа Ейска привела к гибели одной БДБ и одного парома «Зибеля» на советских минах. Из-за недостатка тральных сил расчистка фарватеров затянулась, и данный порт начал принимать суда только с 4 сентября. По той же причине открытие движения по линии Керчь – Темрюк пришлось только на 21 октября. В конце этого месяца специально для перевозок по Азовскому морю была сформирована 3-я десантная флотилия, куда включили 21 БДБ.

Любопытно отметить, что в интересах увеличения объема перевозок немецкое командование попыталось использовать на Азовском море и сравнительно крупные суда. К ним относились венгерские транспорты класса «река – море» «Касса» (1022 брт), «Колошвар» (1030 брт), «Будапешт» (485 брт), а также захваченный в Мариуполе советский транспорт «Волга-Дон» (956 брт). Однако боязнь потерь среди немногочисленных крупных судов привела к тому, что все венгерские транспорты в конце ноября были выведены из Азовского моря, а в декабре за ними последовало и трофейное судно.

По этой же причине еще в конце сентября крупные суда были выведены с коммуникации, пролегавшей вдоль южного берега Крыма. Из-за нехватки сил и средств германскому командованию удалось осуществить только часть мероприятий по защите коммуникаций. У берегов Крыма не было произведено ни одной оборонительной постановки, проводки конвоев от Севастополя до Керчи не обеспечивались эскортными кораблями, если не считать в качестве таковых сами транспортные БДБ. Некоторую защиту коммуникации обеспечивали лишь немногочисленные береговые батареи (основная группировка батарей обеспечивала противодесантную оборону побережья Керченского пролива) и итальянские субмарины и катера.

В частности, между 27 октября и 18 ноября сверхмалые подлодки совершили 12 боевых походов в район между Ялтой и Севастополем, но, ни разу не имели встречи с нашими силами. Несколько десятков ночных поисков в район между Ялтой и Феодосией совершили итальянские торпедные катера. По нашим кораблям и подлодкам они безуспешно выпустили пять торпед. Необходимо отметить, что четыре катера MAS и все малые катера итальянского отряда специальных сил в начале октября были переведены в Мариуполь, где до конца года находились в готовности к переводу в Каспийское море, тем самым надолго прервав свое участие в боевых действиях.

Главную роль в нарушении вражеских коммуникаций в ближней зоне в рассматриваемый период играли ВВС ЧФ. Они произвели в интересах выполнения данной задачи более 1100 самолетовылетов, т. е. больше, чем авиация КБФ и СФ с этой целью в тот же период, вместе взятые. Причина заключалась в том, что удары с воздуха по портам считались основным способом срыва готовившейся противником десантной операции на Кавказ, а это, как говорилось выше, являлось на тот момент главной задачей ЧФ.

С августа по ноябрь ежемесячно ВВС ЧФ выполняли в среднем около 200 самолетовылетов по портам, из которых от 20 до 50 % приходились на бомбардировочную, а остальные на морскую разведывательную авиацию. Примерно 70–80 % вылетов совершались в ночное время, и потому результаты от налетов оказались меньшими, чем можно было бы ожидать исходя из простой суммы вылетов и того факта, что ПВО немецких баз в Крыму находилось на неудовлетворительном уровне.

Наиболее успешные удары пришлись на сентябрь: имевшие место 9-го числа налет на Ялту (потоплены два итальянских торпедных катера, повреждено пять БДБ, одна из которых не восстановлена) и 18-го – на Балаклаву (потоплена БДБ и катер-тральщик, повреждены два транспорта, буксир, плавбаза и баржа). Большинство же бомбежек не наносили противнику вообще никакого ущерба, поскольку, будучи произведенными в ночное время, приходились по пустому месту. Вылеты для нанесения ударов по судам противника в море почти не производились.

Это было следствием неспособности разведки своевременно обеспечить части необходимой информацией, а также плохой работы штабов по обработке и передаче этих сведений. Поэтому вместо ударов по данным разведки осуществлялись полеты самолетов-торпедоносцев на «свободную охоту». Тем не менее, и их за второе полугодие года было совершено лишь 63, что составляло примерно 6 % от общего числа вылетов самолетов минно-торпедной авиации ЧФ. Торпедоносцы сбросили по судам противника 26 торпед, ни одна из которых не достигла цели.

В Раздел