22.11.2016

Борьба на коммуникациях стран «оси» во второй половине 1942 г. на Черном море (5 часть)

Этот буксир удостоился чести стать единственным плавсредством, потопленным крупными надводными кораблями ЧФ за все время войны. Впрочем, и эти результаты сложно считать оправдывающими затраченные усилия. В то же время в большинстве вышеперечисленных набеговых операций участвовавшие в них корабли обнаруживались воздушной или радиоразведкой противника за несколько часов до удара, и только отсутствие у немцев необходимых сил позволяло избежать повторения неудачи подобно той, что имела место 3 августа.

Анализ деятельности торпедных катеров ЧФ также не дает поводов для восторга. Подобно крупным кораблям они изначально использовались для ночных ударов по портам и якорным стоянкам в Крыму. При этом главной проблемой являлась недостаточная дальность плавания катеров типа Г-5, которые составляли костяк катерных сил флота. Из-за этого первоначально к ударам привлекались только экспериментальные катера СМ-3 и Д-3, но с сентября начали использовать и Г-5 – сначала с привлечением сторожевых катеров в качестве буксировщиков, затем с использованием дополнительных топливных баков объемом 1200 литров.

Таким образом, впервые с начала войны вражеские коммуникации оказались в пределе радиуса действий катеров, что, казалось, давало основания надеяться на достижение результатов. Первый же удар, в ночь на 1 августа по Двуякорной бухте, привел к успеху – была потоплена БДБ F 334. Правда, как показывает анализ документов, попадание оказалось случайным – торпеда выскочила из воды и пошла по поверхности, благодаря чему и была поражена баржа, имевшая осадку около метра. В последующих шести набегах на Двуякорную бухту (5 августа, 20 и 27 сентября, 1, 23 и 29 октября) повторить успех не удалось, поскольку противник усилил береговую оборону, да и цели, которые можно было бы поразить торпедой, сюда практически не заходили.

С сентября, после высадки противника на Тамани, перед бригадами торпедных катеров была поставлена задача по нарушению коммуникации Феодосия – Анапа. Только 1-я бригада совершила с этой целью до конца года 40 катеро-выходов, количество выходов базировавшейся на Новороссийск и Геленджик 2-й бригады было во много раз большим (только в октябре – 107, в ноябре – 43). Лишь в нескольких случаях катера вели поиск у берега Керченского полуострова на участке мыс Чауда – мыс Такиль, а в остальных ограничивались патрулированием вдоль побережья Тамани.

В этом районе, включая открытый рейд Анапы, катера несколько раз обнаруживали корабли противника и осуществляли по ним торпедные атаки. Согласно докладам катерников враг потерял здесь три БДБ, буксир, две баржи и катер, но на практике все цели оказались либо прибрежными камнями, либо остовами советских плавсредств, ранее погибших в этом районе. Как следует из документов бывшего противника, он в этот период вообще не использовал якорные стоянки восточнее Керченского пролива, что, к сожалению, так и не было вскрыто нашей разведкой.

В общей сложности в течение полугодия катера выпустили 26 торпед, из которых 17 пришлись по плавсредствам на рейдах либо элементам портовой инфраструктуры, а остальные по ложным целям. С начала декабря, в надежде сохранить моторесурс оставшихся катеров, командование бригад решило посылать их в море только против реальных целей на основании данных воздушной разведки, и не случайно, что в течение месяца ни одного выхода так и не состоялось. Вообще же, как показывают отчеты бригад, деятельность на вражеских коммуникациях являлась для катеров далеко не первостепенной задачей.

Так, в августе – сентябре 1-я бригада совершила 661 катеро-выход, из которых лишь 31 имел целью удары по портам или поиски вражеских судов в море. В остальных случаях катера занимались транспортными перевозками, охранением конвоев, высадкой разведгрупп, поиском подводных лодок и другими несвойственными им вещами. В целом, подводя итог разделу, нужно отметить несколько принципиальных моментов. Во-первых, противнику благодаря энергии и импровизации удалось создать на театре боевой и транспортный флоты, которые к концу года смогли выполнить большой объем перевозок.

Тем не менее, в ходе битвы за Кавказ в нужное время в нужном месте перевозимых морским транспортом предметов снабжения не оказалось. Причиной тому была неспособность немецко-румынских войск захватить порты кавказского побережья и открыть через них более короткий путь для доставки грузов. А без предметов снабжения наступательные возможности соединений вермахта резко падали. Получился замкнутый круг, разорвать который немцам не удалось. В то же время советская сторона через удерживаемые ВМБ без особых затруднений снабжала свои войска и маневрировала резервами.

Такая ситуация сохранялась вплоть до момента окружения 6-й немецкой армии под Сталинградом, в корне изменившего обстановку на южном крыле советско-германского фронта. Во-вторых, мероприятия противника по обороне коммуникаций можно оценить как скромные, но в, то, же время вполне обеспечившие выполнение поставленных задач. Деятельность же ЧФ на коммуникациях противника во второй половине 1942 г. сложно охарактеризовать как удовлетворительную.

Среди главных причин неудач видится слабость разведки и неумение штабов использовать ее данные, отсутствие инициативы и стремление к шаблону, что особенно проявилось в ходе декабрьских набегов к берегам Румынии, устарелые тактические методы использования сил и средств, недостаточная подготовка командного и рядового состава к действиям в таких сложных ситуациях, как морской бой. Именно этим объяснялось полное отсутствие результатов в условиях качественного и количественного превосходства. Впрочем, из докладов подчиненных рисовалась совсем иная картина, и это, в свою очередь, также тормозило искоренение недостатков, мешавших флоту эффективно воевать.

В Раздел