09.11.2016

Попытка уничтожения Черноморского Флота в 1942 году ударами с воздуха.

Поскольку основной массе сосредоточенных на театре частей люфтваффе сразу после окончания боев за Севастополь предстояло перебазироваться для поддержки наступления на воронежском направлении, по просьбе адмирала Черного моря была предпринята попытка массированными воздушными ударами по портам Кавказа нанести максимальный ущерб ЧФ, чтобы исключить его как фактор, влияющий на обстановку на театре до того момента, как немецкие войска займут все базы кавказского побережья.

Утром 2 июля 78 двухмоторных и 40 одномоторных бомбардировщиков атаковали порты Новороссийск, Анапа, Тамань, Темрюк, Ахтари и Ейск, а также анапский аэродром перехватчиков. Несмотря на то, что в районе Анапы имелась радиолокационная установка «РУС-2», налеты на все пункты оказались совершенно внезапными и сопровождались необычайно тяжелыми потерями. В Анапе немцы потопили транспорт «Эльборус» (970 брт), торпедный катер и шхуну, в Темрюке – канонерскую лодку, а в Таманском заливе – торпедный катер.

Самые же чувствительные потери были понесены в Новороссийске. Там погибли эсминец «Бдительный», ранее поврежденные лидер «Ташкент» и транспорт «Украина». Множество кораблей и судов, включая крейсер «Коминтерн», эсминцы «Сообразительный», «Незаможник», сторожевые корабли «Шторм», «Шквал» и ряд других, получили повреждения.

Столь тяжелые потери ЧФ объяснили «преступно-халатным отношением к своим обязанностям» со стороны командира Новороссийского базового района ПВО полковника Гусева, который в момент подлета самолетов спал (перед этим не спал несколько дней), а его подчиненные запоздали с объявлением воздушной тревоги, поскольку приняли приближающиеся самолеты за свои.

По приказу Октябрьского Гусев был передан суду военного трибунала, который немедленно приговорил его к расстрелу. Несмотря на то, что в последующие дни количество бомбардировочных авиационных групп люфтваффе в Крыму сократилось с восьми до трех, удары по базам ЧФ продолжались до конца июля. 7, 9 и 11 июля большие группы бомбардировщиков атаковали Туапсе, однако благодаря энергичным действиям ПВО результаты налетов ограничились попаданиями в уже поврежденный транспорт и разрушениями цехов судоремонтного завода № 201.

Наконец, 16 июля 24 бомбардировщика (26 по данным советской ПВО) попытались нанести удар по Поти, где в этот момент находилось ядро эскадры ЧФ. Хотя радиолокационная станция обнаружила приближающиеся самолеты за 9 минут до начала бомбометания, сигнал воздушной тревоги был дан только через 4 минуты после начала налета. Всему виной были существовавшие на тот момент правила, которыми было установлено, что данные РЛС нуждаются в подтверждении визуальным наблюдением.

Тем не менее, благодаря тому, что за три минуты до налета началась постановка дымовой завесы и в воздух поднялись истребители-перехватчики, противнику не удалось сбросить все бомбы прицельно. От прямых попаданий пострадали минный заградитель «Коминтерн» (быв. крейсер, восстановление признано нецелесообразным, в октябре затоплен в устье реки Хопи в качестве искусственного волнолома), эсминец «Бодрый» (в ремонте до декабря 1944), от близких разрывов – сторожевой корабль и подводная лодка.

В дальнейшем в связи с убытием большей части немецких авиачастей на другие участки фронта подобные налеты больше не предпринимались. Следует отметить, что сама постановка подобной задачи не соответствовала силам и средствам, имевшимся в распоряжении немецкого командования.

В Раздел