07.11.2016

Начало военных действий на море Английского флота в Первую мировую войну. 1 часть

Когда адмирал Джеллико вступил в командование, в составе Гранд-Флита находились двадцать дредноутов, восемь линейных кораблей типа «King Edward», четыре линейных крейсера, две эскадры крейсеров и одна эскадра легких крейсеров. Некоторые суда еще не успели присоединиться. Как и адмирал Милн, об ультиматуме он узнал в море. Приняв радиосообщение в 17 часов 4 августа, и узнав из него, что перевозки экспедиционного корпуса не предвидится, адмирал Джеллико продолжил поход в Северное море. Вскоре выяснилось, что немцы стараются обнаружить местопребывание флота, - были встречены рыбачьи траулеры с почтовыми голубями.

Часть траулеров, сняв команду, затопили, часть отправили в Скапа-Флоу и Кромарти. Вспомогательных крейсеров обнаружено не было, но, как выяснилось впоследствии, одному из пароходов компании Северогерманского Ллойда «Кайзер Вильгельм дер Гроссе» удалось проскочить незамеченным под норвежским берегом и, обойдя Исландию с севера, выйти в Атлантический океан. Удача немцев объяснялась недостатком крейсеров на севере вообще и отсутствием Северного патруля в частности. Составлявшая этот патруль 10-я крейсерская эскадра не могла еще выйти из-за неприбытия запасников, только что призванных по мобилизации.

6-й крейсерской эскадре, которая должна была заменить при Гранд-Флите 4-ю эскадру, пришлось дать другое назначение. Линейные силы Гранд-Флита несколько усилились в это время благодаря присоединению кораблей типа «Duncan», составлявших 6-ю линейную эскадру, которую еще раньше намечалось отдать в распоряжение адмирала Джеллико. В момент посылки «военной телеграммы» эта эскадра в составе «Russel», «Albemarle» и «Exmouth» отправилась на запад на присоединение к Гранд-Флиту. В полдень 5 августа адмирал Джеллико доложил об окончании поиска и получил в ответ директиву оставаться с флотом на севере, ведя наблюдение за входом в Северное море, если только нет каких-либо тактических причин, мешающих этому заданию.

В соответствии с директивой и полученными сведениями об устройстве немцами подводной базы в норвежских фиордах и о вооружаемых ими пароходах на Лофотенских островах Джеллико направил 2-ю эскадру легких крейсеров осмотреть побережье Норвегии, сам оставаясь в море с линейными эскадрами на случай, если понадобится поддержка. В южной части Северного моря подобный поиск производился так называемыми Южными силами, составлявшими в то время часть Гранд-Флита и номинально находившимися в подчинении адмирала Джеллико.

Базируясь в Гарвиче, эти силы состояли из 1-й и 3-й флотилий эскадренных миноносцев под брейд-вымпелом коммодора Тирвита, флотилии подлодок коммодора Кийса и части 7-й крейсерской эскадры - старых броненосных крейсеров типа «Bacchante» - под флагом контр-адмирала Кэмпбелла. Поиск был разработан коммодором Тирвитом и быстро привел к встрече. Выйдя на «Amethystс» с рассветом из Гарвича, имея в качестве прикрытия «Bacchante», «Aboukir» и «Euryalus», он с двумя подводными лодками направился в Гельголандскую бухту, которая оказалась окруженной кордоном траулеров с радиотелеграфом.

1-я флотилия эскадренных миноносцев осматривала побережье Дании, крейсер «Amphion» (капитан 2-го ранга Фокс) следовал за ней с 3-й флотилией, и вскоре капитану Фоксу пришлось столкнуться с первыми проявлениями немецкого способа ведения войны. Со встреченного рыбачьего траулера ему сообщили, что в двадцати милях к северо-востоку от Outer Gabbard замечено подозрительное судно, бросающее за борт какие-то предметы. Немедленно два эскадренных миноносца, «Lance» и «Landrail», были посланы к этому месту и в 11 часов обнаружили заградитель «Кёнигин Луизе», вышедший из Боркума накануне ночью.

После часа энергичной погони, к которой присоединился и «Amphion», заградитель был потоплен артиллерийским огнем. Пролилась первая кровь! Экипаж «Кёнигин Луизе» подобрали на «Amphion», и поиск продолжался дальше. Возвращаясь на следующее утро обратно, и опасаясь неприятельских заграждений, в 6.30 «Amphion» изменил курс с расчетом обойти заграждения. Однако в тот момент, когда он считал себя в безопасности от мин, под судном произошел взрыв, вслед за которым последовал второй, и крейсер почти мгновенно затонул, потеряв офицера и сто пятьдесят матросов.

При этом погибли и почти все спасенные с «Кёнигин Луизе». Заграждение оказалось поставленным в районе между побережьем Суффолка и меридианом 3° Ost, т. е. как раз на «большой торговой дороге». Этим не только попирались освященные временем законы и обычаи морской войны, но и совершенно не принималась в расчет судьба нейтральных мореплавателей. Тотчас флотилии миноносцев были отозваны в Гарвич, крейсеры - в Доунс, и немедленно приступили к тралению всего подозрительного района. Адмирал патрулей получил приказание установить днем и ночью дозор у побережья для предупреждения дальнейших заградительных операций.

Система защиты побережья под влиянием коварных действий врага сразу приобрела определенный характер и в дальнейшем могла быть действенной только потому, что основой ее послужила концентрация флотилий в наиболее удобных пунктах, без растягивания их кордоном по всему побережью. Случай с «Кёнигин Луизе», естественно, усилил беспокойство главнокомандующего за свою базу, тем более что местопребывание флота на второй день войны не могло быть не обнаружено противником. Задержали еще несколько траулеров с голубями, и с многих судов поступали донесения о замеченных перископах подлодок.

Директива о наблюдении за северным проходом заставила адмирала Джеллико отозвать к себе линейные крейсеры и 3-ю крейсерскую эскадру. Оркнейские и Шетландские острова остались открытыми, и он настаивал на скорейшей присылке ему 6-й крейсерской эскадры и «Invincible». Однако этому мешали серьезные причины. Еще в мирное время при обсуждении планов войны не последнее место отводилось опасениям, что в первые недели войны среди населения островов могут возникнуть панические настроения и страх голода. Действительно, признаки такой паники были налицо.

Приходилось весьма и весьма считаться с необходимостью защиты торговли, требовалось любой ценой предотвратить возможность неприятельских операций на путях, по которым доставлялось продовольствие для страны. Эта забота вносила большое беспокойство и, весьма возможно, заставляла придавать излишнее значение всяким сведениям и слухам о появлении в том или ином месте неприятельских судов. В результате 6-я эскадра оказалась разбросанной по многим направлениям: «Drake» был послан конвоировать вышедший из Нью-Йорка пароход «Саrтапiа»; «Leviathan», занимавший позицию в 500 милях к западу от Фастнет, отправили на Азорские острова, где, по слухам, держались немецкие вспомогательные крейсеры с угольщиками.

«Good Hope» перед самым уходом в Скапа-Флоу, полным ходом был направлен к Ньюфаундленду ввиду сообщений почтово-пассажирского парохода о появлении в этом районе вспомогательного крейсера. «King Alfred» заканчивал ремонт и в море выйти не мог; что же касается «Invincilbe», то последний уходил в Куинстаун, чтобы стоять наготове на случай, если какому-нибудь неприятельскому линейному крейсеру удастся проскочить в океан. Единственным, кого, в конце концов, имелась возможность послать, был «Drake», и он ушел, как только привел «Сагтапга».

В Раздел