14.11.2016

Бой у Гельголанда 28 августа 1914 года (4 часть)

В завершение полной путаницы в 9.45 состоящий при подводных лодках эскадренный миноносец «Firedrake» передал на «Arethusa» радиосообщение «Lurcher», что его преследуют. Тирвит немедленно повернул обратно на восток и пошел со своими миноносцами к нему на помощь. Почти одновременно с поворотом был замечен трехтрубный неприятельский крейсер, вероятно, «Штеттин». За ним погнались, но он скоро скрылся в тумане. В 10 часов показались 3-й и 5-й дивизионы 3-й флотилии, покончившие с «V-187».

Тирвит прекратил погоню и, опасаясь оказаться слишком близко к Гельголанду, повернул на 16 R. Никаких признаков неприятеля обнаружено не было, и Тирвит счел нужным приступить, насколько возможно, к исправлению повреждений «Arethusa», полученных от «Штеттина» и «Фрауенлоба», так как ее ход все более замедлялся. В 10.20, приказав своей флотилии продолжать идти на запад 10-узловым ходом и сдав командование ею командиру Lookout капитану 2-го ранга Дауттону, он приблизился к «Fearless», подняв ему и флотилии сигнал «стоп».

На этой остановке он получил подробное донесение о последних минутах «V-187». Подробности оказались чрезвычайно интересными и с очевидностью показали высокий боевой дух неприятеля, встретить который мы не ожидали. После ухода «Fearless» два наших дивизиона продолжали обстрел беспомощного миноносца с 3 кабельтов. Были видны удачные попадания, неприятель быстро погружался носом и почти тонул. Наши миноносцы прекратили огонь и послали шлюпки спасать экипаж. Парламентерский флаг не выбросили, кормовой флаг противника все еще был поднят.

Завидев шлюпки, неприятель, по-видимому, решил, что мы посылаем абордажные партии и хотим завладеть миноносцем. Однако он не имел намерения закончить столь мирно свой доблестный бой: у кормового орудия показался офицер, наводивший его на «Goshauk», лидера 5-го дивизиона, находившегося лишь в 1 кабельтов. Снаряд попал в кают-компанию, и стало ясно, что, прежде чем спасать людей, надо заставить замолчать и это орудие. Снова открыли огонь, и в 9.10 «V-187» пошел ко дну. Не успели наши шлюпки подойти к месту гибели, как показался крейсер типа «Штеттин», начавший энергичный обстрел.

Надо полагать, это был сам «Штеттин», оставленный «Fearless» и затем повернувший на запад за нашими флотилиями. При самом горячем стремлении проявить милосердие и спасти плавающих в воде людей это стало немыслимым, но все возможное мы сделали. Не в правилах наших офицеров было бросать на произвол судьбы раненых людей, уже находившихся в шлюпках и еще борющихся за жизнь на поверхности воды. Своих матросов приняли на палубу, а шлюпки оставили побежденному врагу. Взяв пленными двух офицеров, в том числе начальника отряда, и двадцать шесть матросов, наши миноносцы дали ход.

Только «Defender», концевому миноносцу 3-го дивизиона, не удалось принять свою команду. Его далеко отнесло от шлюпок, и он попал под такой жаркий огонь, что командир оказался, вынужден думать о спасении своего судна, бросив шлюпки. Люди считались погибшими и, конечно, погибли бы, если бы не доблестная помощь капитан-лейтенанта Лиаяра, командира подводной лодки «Е-4», наблюдавшего весь бой в перископ. Заметив немецкий крейсер, она атаковала его, выпустив торпеды, но крейсер случайно изменил курс прямо на нее и избежал попадания.

Быстро погрузившись, дабы не оказаться протараненной, лодка в 9.30 снова всплыла. Крейсер исчез, шлюпки оставались на месте, и подлодка приблизилась к ним. Шлюпки были полны тяжело ранеными немцами, наши матросы оказывали им помощь и как могли, перевязывали их, разорвав на бинты собственное белье и платье. Среди спасенных остались невредимыми два офицера и восемь матросов. Бросить людей, столь храбро сражавшихся, было невозможно; не имея возможности взять всех раненых и уцелевших, капитан-лейтенант Лиаяр решил принять к себе команду «Defender» и одного немецкого офицера с двумя пленными матросами «в качестве образца», а остальных оставить в шлюпках.

Снабдив их пресной водой, сухарями, а также компасом и указав курс на Гельголанд, лодка в 10.10 пошла на SW на звуки выстрелов. Как мы уже знаем, к этому времени 3-й и 5-й дивизионы 1-й флотилии присоединились к «Fearless» и выяснилось недоразумение с «Lurcher» и преследующими его крейсерами. К 10 часам эскадра легких крейсеров, продвигаясь от берега мористее, вошла в полосу лучшей видимости, и «Lurcher» решил рискнуть, подав опознавательный сигнал. На сигнал последовал ответ, и недоразумение выяснилось. Однако беспокойство обоих коммодоров от этого не уменьшилось.

Кийс теперь знал, в чем дело, но его подводные лодки не знали. Они уже ушли на запад, и предупредить их не было возможности. Гуденефф телеграфировал адмиралу Битти, что, по его мнению, надлежит вовсе выйти из опасного района. Движение к западу продолжалось до 10.20. Линейные крейсеры держались к северу, и адмирал Битти, придя на расстояние 18 миль на SW 76° от своей последней позиции, опять начал маневрировать, удерживаясь на месте. Гуденефф телеграфировал «Nottingham» и «Lawestoft» приказание присоединиться к линейным крейсерам.

Этим закончилась вторая фаза операции, почти не давшая никаких результатов. Однако на самом деле это была временная передышка, за которой последовала последняя и решительная фаза. Когда адмирал Битти получил телеграмму Гуденеффа с объяснением всего недоразумения, рекомендующую выйти из опасного района, он ответил ему приказом не уходить далеко к югу, а держаться к северу от флотилий. Поэтому легкие крейсеры, продолжавшие движение к западу и к 10.30 находившиеся в 30 милях от «Arethusa», повернули на север.

На «Arethusa» уже успели исправить все орудия, кроме двух 4-дюймовых, так что она снова была готова к бою. Тирвит, опасаясь подойти слишком близко к Гельголанду, если придерживаться того направления, по которому он только что шел, в 10.37 поднял сигнал «курс NW 75°» в расчете, что этот курс приведет его в соприкосновение с легкими крейсерами. Поскольку поврежденная «Arethusa» не могла дать больше 10 узлов, он приказал «Fearless» держаться все время в видимости. Целесообразность такой меры быстро сказалась.

В 10.55 на SO показался большой четырехтрубный крейсер типа «Бреслау». Им оказался «Штральзунд», немедленно открывший меткий огонь по «Arethusa». Положение поврежденного крейсера очень быстро стало столь критическим, что Тирвит просил «Fearless» произвести торпедную атаку на неприятеля. Капитан Блент перед атакой сделал миноносцам сигнал, чтобы те из них, которые ощущают недостаток в снарядах, уходили к главным силам, но, ни один этого не сделал, все бросились на неприятеля. Последний, оказавшись перед нашими превосходящими силами, быстро отступил.

В Раздел