03.11.2016

Операции английского флота в Первую мировую войну (2 часть)

Правда, здесь находился ряд защищенных коммерческих портов: Хамбер, Хартлпул, Тайн, Абердин, которые могли служить в качестве маневренных баз, но все они представляли собой тесные речные порты, совершенно не похожие на просторные порты юго-западного района, к тому, же крайне неудобные из-за условий прилива. Наконец, все они не удовлетворяли главному стратегическому требованию - не были достаточно удалены к северу. Опыт русско-японской войны показывал, что пользование такими пунктами, как, например, острова Элиота - уединенные естественные гавани, в качестве не только маневренных баз, но также передовых и вспомогательных существенно важно.

Идеальными пунктами подобного рода были Кромарти и Скапа-Флоу на Оркнейских островах. В 1908 году вследствие увеличившейся дальности действия торпед выявилась незащищенность внешних якорных стоянок флота в Розайте от атак миноносцев, поэтому пришлось пересмотреть проект обороны этого порта. Быстрый рост германского флота определенно указывал на невозможность разместить в Розайте необходимые против него силы. Поэтому в 1910 году взоры обратились на Кромарти как необходимую передовую маневренную базу, а на Скапа-Флоу - как такую же, но для меньшей части флота.

Вначале эти пункты предполагалось использовать по японской системе, т. е. флот должен был сам оборудовать их в нужный момент, но когда в 1912 году в управление флотом вступил новый состав Адмиралтейства, морские вооружения достигли таких размеров, что значение Кромарти и Скапа-Флоу сразу возросло. Стала очевидной необходимость создания тут постоянной обороны. Здесь начался новый цикл затруднений, но в несколько иной области. Наша система защиты портов частично находилась в руках военного ведомства.

Береговые укрепления и все, что непосредственно их касалось, не входили в ведение флота; морское командование давало лишь директивы в отношении желаемого характера укреплений и возможностей использования того или иного порта в стратегическом и тактическом отношениях. Однако вследствие быстрого развития морского оружия и неизбежности перемен, в оборудовании самих портов даваемые задания также менялись. Примером может служить Хамбер, наилучшая маневренная база между Розайтом и Гарвичем, в которой после создания оборонительных сооружений выстроили прекрасные доки и устроили крупные нефтехранилища; она нуждалась в переоборудовании, так как укрепления уже не удовлетворяли требованию защиты от нападения линейных сил и высадки десанта.

Военное ведомство разработало новый проект береговой обороны этого порта, но ко времени готовности смет оказалось, что намеченные укрепления уже устарели. Появились дредноуты, и проекты пришлось переделывать снова. Кроме осложнений, связанных с быстрым ростом мощности судовой артиллерии и увеличением дальности действия торпед, появилась новая угроза - подводные лодки. Это новое оружие представляло особенную опасность для маневренных баз. Когда впервые встал вопрос об их устройстве, Адмиралтейство считало базы вне досягаемости подводных лодок, но к концу 1913 года район действия лодок настолько увеличился, что не считаться с ними было нельзя.

Оборудование соответствующим образом Кромарти не представляло затруднений, но со Скапа-Флоу дело обстояло сложнее. Защита многочисленных входов этой базы требовала таких крупных денежных затрат, что пришлось задуматься над вопросом, стоит ли игра свеч. Помимо вышеприведенных сложностей, задержки происходили и из-за принципиальных расхождений во взглядах на оборону между представителями флота и сухопутного ведомства. Что касается Кромарти, то вопрос разрешился путем передачи его в распоряжение морского ведомства.

Это в полной мере удовлетворило Адмиралтейство, которое считало, что передовая база должна быть всецело в его руках, дабы во всех мелочах соответствовать требованиям и нуждам флота. Результатом данного решения стала полная готовность Кромарти к концу июля 1914 года; к этому сроку закончили постройку всех укреплений и установили на них всю артиллерию. В Хамбере дело обстояло иначе - к установке крупных орудий еще не приступали. Что же касается Скапа-Флоу, то вопрос по-прежнему оставался открытым, и Адмиралтейство предложило устроить там лишь склады жидкого топлива, ограничившись созданием укреплений против возможного нападения незначительных неприятельских сил, если ввиду экономии нельзя будет произвести оборонительные работы крупного масштаба.

Тем не менее, и это предложение осталось неосуществленным, и, когда началась война, в Скапа-Флоу не оказалось ничего, кроме местной территориальной артиллерии. Приблизительно к этому времени, хотя Розайт и был избран в качестве главной базы Гранд-Флита, Скапа-Флоу стали рассматривать как наилучшую передовую базу. В одном отношении новое положение было хуже прежнего, в другом - лучше: хотя в англо-французских войнах XVIII века главные силы флота, оперируя из Канала, могли блокировать важнейшие порты противника и следить за его западными портами при помощи эскадр, направляемых в Бискайский залив, одновременно приходилось держать в Средиземном море немалый флот из судов второстепенного значения, который оперировал в районе Гибралтарского пролива или при входе в него.

В войне же с Германией последнее затруднение отпадало. Весь линейный флот нового противника концентрировался в Северном море, и это давало нам возможность также сконцентрировать свой Гранд-Флит на новой позиции, оставив для защиты Дуврского пролива минный флот вместе с поддерживающими его крейсерами и устаревшими линейными кораблями. Однако предстоящая война с новым противником не являлась войной только между нами и Германией. Соответствующие признаки указывали, что, когда она начнется, мы окажемся объединенными в едином фронте с Францией и Россией против Германии, Австрии и, возможно, Италии.

Таким образом, Средиземное море опять должно было «войти в игру», как и в старину, а на эскадры отечественных вод ложилась еще большая ответственность, не имевшая прецедента в прошлом. Причиной всего этого являлась неопределенность намерений Италии. Комбинация, в которой Италия воевала бы с Великобританией бок о бок со своим естественным врагом - Австрией, казалась невероятной. Но французы такую комбинацию допускали. Им приходилось считаться с перспективой сражаться против соединенного австро-итальянского флота, и они считали необходимым собрать весь свой линейный флот в Средиземном море, поручив Атлантический океан нашей защите.

Вопрос господства в Средиземном море для французов был настолько важен, что ради этого они были готовы пойти на известный разумный риск. Учитывая необходимость для французов господства в Средиземном море ради безопасности их колоний в Северной Африке, приходилось считаться с тем обстоятельством, что в основу французского плана войны входила перевозка алжирского армейского корпуса в первые дни войны. К тому же риск и не представлялся большим.

Теоретически французское атлантическое побережье открывалось для неприятельского вторжения, но, с другой стороны, как справедливо указывали защитники плана оставления Средиземного моря, эта мера давала нам возможность собрать такие силы в Северном море и в Канале, которые совершенно парализовали бы германский Флот открытого моря. Доктрина французской Морской академии доказывала, что германский флот оказывается в мышеловке и никакие операции в Средиземном море невозможны, если англо-французский флот преграждает вход в Канал, а британский - проход на севере.

Адмиралтейство не столь уверенно смотрело на этот план, но поддерживало его, так как он соответствовал его намерениям сконцентрировать силы, и готово было его принять, отдавая Средиземное море под исключительный контроль Франции, а Атлантику оставляя своим заботам. Но в обоих государствах план не встречал особенного сочувствия по причинам морального или даже сентиментального свойства. Французы восклицали: «Эти воды полны воспоминаниями о кораблях Турвилля и Дюге-Труэна, там покоятся герои «Венгеура» и сокрушались, что могилы создателей французской морской силы будут защищаться английскими орудиями.

В Раздел