14.11.2016

Отступление от Монса, угроза Дуврскому проливу и Остенде в Первой мировой войне (2 часть)

Есть ли для такой помощи войска? Тем лучше, если нет, - флот должен справиться исключительно своими силами. Как раз для этой цели создали Королевскую морскую дивизию, но, увы, она находилась еще в стадии формирования и состояла из людей, пока совершенно необученных. Единственное, в большей или меньшей готовности были батальоны морской пехоты в Девенпорте, Портсмуте и Чатеме численностью около 3000 человек, но и эти части состояли главным образом из рекрутов, призванных из запаса.

Наша VI дивизия еще не отправилась в Гавр и должна была действовать совместно с бельгийской армией, которую планировалось сосредоточить в Антверпене для наступательных действий. 25 августа вечером было получено приказание трем вышеназванным батальонам выступать. Командующим ими назначили бригадного генерала сэра Джона Астона. Задача, возложенная на батальоны, заключалась в совершении диверсии на западный фланг германского наступления и в поддержке бельгийской армии в ее намеченном продвижении.

Один батальон решили доставить на крейсерах Южных сил, а два других - на линкорах эскадры Канала. Для этой цели назначили «Prince of Wales», «Venerable» и «Irresistible» под флагом контр-адмирала Керри для перевозки портсмутского батальона и адмирала Бетелла с кораблями «Vengeance», «Goliath», «Prince George» и «Caesar» для перевозки плимутского батальона. Последние четыре корабля вместе с легким крейсером «Proserpine» и шестью эскадренными миноносцами должны были содействовать операциям на берегу, для чего к ним должны были позже присоединиться еще свежие силы флота.

В это время вошли в строй три монитора, строившиеся в Барроу для Бразилии, с началом военных действий реквизированные нашим правительством. Над этим типом судов моряки смеялись, считая его «ересью» в морском деле, но первые, же дни войны показали ошибочность этого мнения. Эти мониторы «Severn», «Humber» и «Mersey», вооруженные двумя 6-дюймовыми орудиями и двумя 4,7-дюймовыми гаубицами, присоединили к вышеуказанному отряду. С принятием перечисленных мер необходимость в помощи адмирала Роуера отпадала, тем более что французы уже могли гарантировать безопасность Кале и Дюнкерка с суши.

Роуеру было приказано возвратиться к месту его прежнего назначения, т. е. снова войти в состав Западного патруля адмирала Веймисса. Надежная защита устья Канала являлась настоятельно необходимой - армия понесла большие потери и требовала пополнения, спешно отправлявшегося в Гавр. Саутгемптон снова закрыли для всех судов, кроме военных и транспортных, назначенных для перевозки пополнения. Большой интерес представляют распоряжения, сделанные для прикрытия всей операции. Линейные корабли адмирала Бетелла оставались у Остенде для охраны высадки.

В то же время Южные силы, включая и линейные крейсеры, стоявшие в Хамбере, должны были провести энергичную демонстрацию в Гельголандской бухте. Операция прикрытия высадки задействовала все миноносцы Гарвичского отряда, равно как и крейсеры адмирала Кэмпбелла. Поэтому суда, необходимые для Остендской операции, взяли из состава Дуврского патруля, взамен которых адмирал Роуер, по просьбе Адмиралтейства, прислал свои миноносцы из Шербура.

Сам же Роуер со своими тремя броненосными крейсерами, которые в то время были не нужны Западному патрулю, перешел из Бреста в Шербур, где и оставался в четырехчасовой готовности на случай, если наша высадка в Остенде спровоцирует выход германского флота. Таким образом, даже если бы высадка оказалась неудачной, все же эта операция могла бы принести пользу, доведя дело до морского боя. Конечно, задача предстояла нелегкая: необходимо было высадить все эшелоны, одновременно, при очень свежей, и туманной погоде.

Судам с чатемским и портсмутским батальонами назначили рандеву у Гудвинс 26 августа, откуда они должны были идти соединенно, но на следующее утро оказалось, что адмирал Керри не прибудет ранее ночи. Адмирал Кристиан получил приказ немедленно идти в Остенде и провести демонстрацию. Одновременно с этим были получены сведения, что бельгийская жандармерия столкнулась с немецкими уланами в трех милях от Остенде и, весьма возможно, что город уже в руках неприятеля, а потому до начала высадки надлежало провести тщательную разведку.

В 6 часов вечера адмирал Кристиан прибыл в Остенде одновременно с генералом Астоном и чатемским батальоном, но еще до момента разведки погода настолько ухудшилась, что исключала всякую возможность высадки. Приступить к высадке оказалось возможным лишь в 3 часа утра 27 августа. После освобождения крейсеров адмирала Кэмпбелла от десанта адмирал Кристиан отправил их к месту рандеву отрядов, назначенных для Гельголандской демонстрации, а сам остался до окончания высадки. Из-за погоды и опасности минных атак адмирал Керри вынужден был на ночь стать на якорь.

В 3 часа утра он снялся и, идя с закрытыми огнями, к 6.30 подошел к Остенде, но начать высадку не мог - не прибыли буксирные пароходы. В 8 часов бельгийцы прислали почтовый пароходик «Princesse Clementine», только что закончивший высадку первого эшелона. Однако батальон не мог высадиться из-за тесноты на набережной до следующего утра. В 16 часов прибыл адмирал Бетелл и принял общее командование. Адмирал Керри ушел в Канал на присоединение к адмиралу Бернею; адмирал Кристиан отправился руководить операциями Южных сил.

28 августа рано утром буксиры прибыли и закончили высадку последнего эшелона. Силы, высаженные в Остенде, имели своей главной целью удержание района, где в дальнейшем могли бы высадиться другие войска, - сами они ни по своей подготовке, ни по снаряжению не могли действовать в поле. Генералу Астону предписывалось придерживаться береговой полосы и не удаляться в глубь страны, поэтому он приступил к возведению окопов вокруг города, установив ближнюю разведку небольшими отрядами велосипедистов.

Одновременно с этим французы дали знать о своей готовности произвести в Гавре посадку 4000 бельгийцев, а затем 30 и 31 августа - еще 12 000 человек, если мы можем гарантировать безопасность высадки в Остенде и Зебрюгге. Этих 12 000 человек присоединили к войскам, отступившим вместе с французами от Намюра. Таким образом, появлялась надежда, что Остендское предприятие в дальнейшем разовьется в более крупную операцию. Пока общее положение было вполне удовлетворительным. Мониторы только сейчас пришли в Дувр, и, таким образом, задержка была лишь за эскадрой адмирала Бетелла, положение которой в Остенде, принимая во внимание трудность охраны ее с моря, было не из легких.

Кроме того, следовало помнить, как уже выяснил адмирал Кристиан, что в случае, если слабый гарнизон подвергнется нападению, поддержать его с моря будет трудно из-за дюн, мешающих действию судовой артиллерии. Однако Адмиралтейство не хотело расставаться с надеждой, оказать реальную помощь армии, и сообщило французскому командованию, что оно гарантирует безопасность перевозки бельгийских войск. Риск был невелик, так как германский флот оказался связан событиями на севере и был обречен некоторое время на бездеятельность. Эти события стал лучом света во мраке, окутывающем судьбу союзников во Франции.

В Раздел