07.11.2016

Начало военных действий на море Английского флота в Первую мировую войну. 2 часть

Тем временем 6 августа появилась 10-я крейсерская эскадра адмирала Де Чера, которая, производя поиск вокруг Оркнейских островов, установила дозор (в районе Северного патруля) на долготе Шетландских островов. Приход эскадры Де Чера освободил остальные крейсеры Гранд-Флита. Для охраны якорной стоянки в Скапа-Флоу ввиду недостатка там эскадренных миноносцев адмиралом Джеллико были посланы еще четыре из состава патруля Тайна. Такова была обстановка 7 августа, в день, когда Гранд-Флит вернулся из своего первого похода, за которым последовал длинный ряд других, также не приведших к встрече с неприятелем.

За исключением случая с «Amphion», все шло благополучно. На торговых путях было тихо, ни одного сообщения о потоплении или захвате торговых судов не поступало. Система охраны торговли постепенно принимала намеченные формы. Днем 4 августа адмирал Веймисс со своей эскадрой вышел из Плимута и на следующее утро соединился с вызванным из Дуврского пролива французским адмиралом Роуером, сформировав, таким образом, Западный патруль. В районах средней части Атлантического океана, через которые проходили торговые пути из Средиземного моря, в районах мыса Доброй Надежды и Южной Америки распоряжения по охране торговли встретились с большими затруднениями и вызвали немалое беспокойство.

Станцию Южная, или острова Зеленого Мыса - Канарские острова, занимала 5-я крейсерская эскадра адмирала Стоддарта, а станцию к северу от Финистерре - 9-я эскадра адмирала Де Робека, но так как 9-я эскадра находилась в составе Третьего флота, то ее район до окончания мобилизации временно также поручили адмиралу Стоддарту. Кроме того, адмирал Стоддарт имел инструкцию выделить один из своих крейсеров на Южно-Американскую станцию в помощь находившемуся там, в одиночестве крейсеру «Glasgow». По данной адмиралу Стодцарту директиве, его задача сводилась не к борьбе с неприятельской торговлей, а к охране нашей.

Ему предписывалось «не отвлекаться на неприятельские невооруженные суда, не имеющие контрабанды». В случае встречи с таковыми их надлежало отправлять в базы с призовой командой, топить же разрешалось лишь «в крайнем случае». 9-я эскадра: «Еиrора» (флагман), «Argonaut», «Vindictive», «Highflyer», «Challenger». 31 июля, два дня спустя после посылки «предупредительной телеграммы», когда немцы отказались гарантировать бельгийский нейтралитет, адмирал Стоддарт вышел на «Carnarvon».

Он должен был следовать в Гибралтар и там ждать распоряжений, но в пути ввиду обнаружения немецкого крейсера «Страсбург» в районе Азорских островов адмирал получил приказание, следуя по торговому пути в направлении на Мадеру, наладить связь с четырьмя пароходами, шедшими в Англию с мыса Доброй Надежды и из Южной Америки с весьма важными грузами. Идя по Каналу, «Carnarvon» встретил «Страсбург», полным ходом спешивший в Германию. Крейсеры разошлись, не салютуя. В течение ближайших двух дней «Cumberland» и «Cornwall» последовали за своим флагманом, а 3 августа адмирал Стоддарт доложил, что наладил в связь с указанными ему пароходами.

В дальнейшем Стоддарту предписывалось продолжать крейсерство, так как имелись сведения о появлении двух немецких крейсеров на Канарских островах в Лас-Пальмасе. Сведения эти оказались необоснованными слухами, которые постоянно посылали наши и союзнические консулы без достаточной проверки и которые в первые дни войны сильно нарушали общие распоряжения по охране торговли. Приходится только удивляться, что они не нанесли еще больше вреда. В этом случае слухи нанесли серьезный ущерб делу.

Французы очень волновались, опасаясь за свои транспорты с войсками, выходящие из Марокко, и обратились к нам за помощью. Район, вызывавший их опасения, входил в зону действий Средиземноморского флота, но последний был настолько занят прикрытием перевозки войск из Алжира, что мы считали нашей обязанностью помочь делу сосредоточения французской армии, и «Cornwall» вместо присоединения к адмиралу направился для выполнения вышеуказанной цели. Момент для отделения хотя бы и одного судна был очень неблагоприятный.

«Monmouth» все еще задерживался работами по ремонту, и ни один из крейсеров адмирала Де Робека не дошел по назначению. Испанские и португальские порты кишели немецкими пароходами. Все они пользовались радиотелеграфом и, как мы справедливо опасались, подготовлялись к роли вспомогательных крейсеров. Особенную тревогу вызывали два парохода Северогерманского Ллойда - «Принц Генрих» в Лиссабоне и «Гебен» в Виго. Оба они находились накануне выхода, тогда как эскадра Де Робека еще несколько дней не могла занять свой район.

Лично Де Робек на «Vindictiv» в сопровождении «Highflyer» вышел из Плимута 4 августа. По пути адмирал встретил и захватил германский пассажирский пароход «Тубантиа» с резервистами и золотом и прислал его под конвоем «Highflyer». Таким образом, соблюдая интересы французов, мы оставили все побережье Испании без единого крейсера. Адмирал Де Робек вскоре опять захватил приз - пароход «Шлейзиен» - и прислал его с призовой командой в Плимут, а затем, придя 7 августа в Виго, убедил портовые власти убрать с германского парохода «Гебен» и германского кабельного парохода «Стефан» радиотелеграф.

Присоединившийся «Highflyer» был тотчас же отправлен в Лиссабон и 9 августа доложил, что пароход «Принц Генрих» не будет выпущен из порта вооруженным и что португальские власти сняли радиотелеграф с двадцати шести других немецких пароходов, стоявших во внутренних гаванях. Бездеятельность немцев в первые недели войны, в моменты, наиболее для них благоприятные, непонятна. Единственное объяснение этому - наша активность и подготовленность, явившиеся для них совершенно неожиданными.

До известной степени причиной бездеятельности послужила быстрота, с которой мы перерезали их телеграфные кабели, - этому вопросу при разработке плана войны придавалось весьма серьезное значение. Наиболее важных немецких кабелей было пять, они проходили из Эмдена через Канал в Виго, на Тенерифе и на Азоры, поэтому еще в 1912 году мы наметили соответствующие меры на случай войны. Этот момент наступил 5 августа 1914 года, и кабели были перерезаны почтово-телеграфным ведомством при содействии флота.

В конце первой недели войны эскадра адмирала Де Робека усилилась двумя крейсерами – «Argonaut» и «Sutlej», присоединившимися к нему 13 августа. Район Финистер - Гибралтар стал совершенно безопасен, и английские и французские пароходы безбоязненно вышли из испанских и португальских портов. Даже перерыв в Бискайском заливе между эскадрой Де Робека и эскадрой Веймисса при выходе из Канала, не представлял опасности, так как его постоянно пересекал какой-либо из крейсеров эскадры Де Робека, идя на очередную погрузку угля в Плимут.

В Раздел