03.11.2016

Операции английского флота в Первую мировую войну (3 часть)

С другой стороны, в умах британцев крепко сидело сознание, что наше мировое положение прямо пропорционально тем силам, которыми мы можем располагать в Средиземном море. Это сознание особенно укрепилось с тех пор, как дорога в Индию прошла через Суэц, а Египет и Кипр сделались подножием империи. В результате сомнения разрешились характерным для каждого из государств образом. Так, во Франции разум взял верх над чувством, и осенью 1912 года, т. е. накануне первой Балканской войны, было объявлено о присоединении 3-й линейной эскадры (базировавшейся в Бресте) к 1-й и 2-й, уже находившимся в Средиземном море.

Весной 1913 года в целях укомплектования офицерами эскадр, соединенных в Средиземном море, французские флотилии обороны побережья Атлантического океана окончили кампанию и защиту побережья передали в руки армии. Оставшиеся в северных базах 2-я крейсерская эскадра (шесть устарелых броненосных крейсеров типа «Gloire») и флотилии были назначены для совместных действий с британскими силами в Канале. У нас же восторжествовала традиция, и для Средиземного моря сформировали эскадру настолько сильную, насколько это позволяло наше общее сосредоточение флота в северных водах.

В состав ее вошли четыре линейных крейсера, четыре лучших броненосных крейсера и четыре легких. Однако эти силы рассматривались как временные, так как до момента полного развертывания нашей судостроительной программы линейные крейсеры вносили в средиземноморскую обстановку весьма нужный элемент, отсутствовавший у французов и необходимый их флоту. Но флоты Тройственного Союза возрастали, англо-французские эскадры не были достаточно сильны, и имелось намерение увеличить число линейных крейсеров.

Таким образом, французское предложение с нашей стороны встретило компромиссное решение. Оставляя за французами свободу в отношении сосредоточения всего их линейного флота в районе Гибралтара, мы не имели намерения отдать под их единоличный контроль Средиземное море. Кроме того, было еще одно обстоятельство - неофициальное соглашение, без которого французы затруднились бы принять окончательное решение.

Дело заключалось в том, что, несмотря на освященное временем правило нашей политики - воздерживаться от заключения союзов, ограничиваясь соглашениями, хотя мы и отказались связать себя обязательством объявить Германии войну в случае ее нападения на Францию, тем не менее, штабы, наш и французский, получили разрешение периодически обсуждать планы соединенных операций флотов. 22 ноября 1912 года сэр Эдуард Грей в письме на имя французского посла в Лондоне определил наши взаимные обязательства на море.

Он писал, что дислокация французского и британского флотов не предусматривает совместных военных действий, однако, «если одно из правительств имеет серьезные опасения ожидать нападения или чего-либо, могущего нарушить мир, оно должно немедленно обсудить с другим вопрос: должны ли оба правительства действовать совместно, и если должны, то какие меры общего характера будут приняты». При всей осторожности такой формулировки принятая дислокация вполне определенно указывала сферу действий флотов в случае возникновения обстановки, вызывающей необходимость мер общего характера.

Таким образом, на эскадры отечественных вод ложилась новая забота, помимо их обычных обязанностей, - забота, не имевшая прецедентов в прошлом, послужившая окончательным толчком к утверждению плана «крайней концентрации сил». План этот встречал критику со стороны тех, кто считал сосредоточение чрезмерным или не сочувствовал плану, как идущему не в ногу с британскими традициями. Однако план этот вкупе с французским развертыванием в Средиземном море, направленный на энергичное и самое полное использование сил Согласия, рассматривался как соответствующий нашему плану войны.

С Россией никакого соглашения не имелось, и таковое в то время было невозможно. Со времени японской войны ее флот находился в стадии воссоздания и не представлял собой еще реального фактора в политическом и военном отношениях. Черноморский флот был «вне игры», на Балтике же в кампании находились лишь четыре линейных корабля - два типа «Lord Nelson» и два более старых. Четыре из ее восьми новых дредноутов были спущены в 1911 году, но только два из них заканчивали строиться. Кроме этих судов, Балтийский флот располагал крейсером «Рюрик», на котором держал флаг командующий флотом адмирал Эссен, и еще четырьмя крейсерами.

Несмотря на репутацию этого блестящего офицера, заслуженную им в японскую войну, как исключительно храброго и предприимчивого командира, слабые силы, находившиеся под его начальством, не могли рассматриваться русским высшим сухопутным командованием, которому он был подчинен, как достаточная защита подступов к столице. Развертывание Балтийского флота происходило в Финском заливе. Незамерзающий порт Либава, который начали строить в 1893 году в качестве главной базы флота, пришлось оставить из-за близости к германской границе, и укрепления его были срыты.

Оставшиеся порты - Ревель и Гельсингфорс - находились внутри Финского залива. Все влияние русского флота сводилось к тому, что он оттягивал на себя некоторую часть германского флота. На наше развертывание он влиять не мог. С французами дело обстояло иначе: соглашение с ними весьма влияло на наше развертывание, но в некотором отношении польза его была сомнительна. Главным минусом новой системы явилось положение в Атлантике. Торговые пути в океане были открыты, и наши крейсеры уходили из районов, где они привыкли показывать флаг в мирное время.

С объявлением войны наш торговый флот оказывался весьма слабо защищенным, тем более, что Германия располагала не только боевыми крейсерами, но и значительным количеством быстроходных пассажирских пароходов, легко превращаемых во вспомогательные крейсеры, где бы они, ни оказались на момент начала военных действий. Объяснением этому слабому пункту развертывания наших сил служит необходимость не только подавляющего сосредоточения нашего флота, но и, если так можно выразиться, мгновенность его.

Гранд-Флит, который должен был занять позицию на севере, был обязан находиться в постоянной боевой готовности. Естественно, при этом место и время играли далеко не последнюю роль, в особенности принимая во внимание неустраненные недостатки намеченной позиции Гранд-Флита. Северные острова все еще оставались рискованно открытыми для нападения врага. Ударом до объявления войны Германия могла бы занять их, и весь наш план рухнул бы. Совершенно естественно, что при подобных обстоятельствах Гранд-Флит должен был осуществить свое развертывание при первых же намеках на тревожное положение, дабы предупредить возможность такой попытки.

В Раздел