07.11.2016

Начало военных действий на море Английского флота в Первую мировую войну. 3 часть

Только южный сектор района адмирала Де Робека, около Мадеры, оставался открытым и был передан охране адмирала Стоддарта, к которому 7 августа пришел крейсер «Cornwall». Сюда для охраны путей из Касабланки французы прислали крейсеры «Bruix», «Latouche-Treville» и «Amiral Charner», а для охраны Марокканского побережья поступили в распоряжение британского адмирала их легкие крейсеры «Cosmao» и «Cassard». 8 августа адмирал Стоддарт с «Carnarvon» пришли в Лас-Пальмас, обойдя предварительно Канарские острова и не обнаружив там ни вспомогательных немецких крейсеров, ни немецких баз, об устройстве которых поступали донесения со всех сторон.

За это время не было ни одного случая захвата британских пароходов, немецкое же судоходство замерло. 13 августа пришел крейсер «Monmouth», и адмирал смог отправить его как самый быстроходный в важный район Пернамбуко, а сам пошел к островам Зеленого Мыса и согласно инструкции занял позицию на острове Сан-Висенти, имея в качестве угольной базы Сьерра-Леоне. По другую сторону Атлантического океана наши затруднения после начала военных действий оказались не меньше, но сопровождались менее удачными результатами.

Хотя фактически там существовала одна, так называемая Западно-Атлантическая станция, стратегически она делилась на два района - Северной Америки и Вест-Индии. В последнем районе находилась 4-я крейсерская эскадра под флагом контр-адмирала сэра Кристофера Краддока, состоявшая из четырех 23-узловых крейсеров типа «Графство» и одного 25-узлового легкого крейсера. Французы располагали там одним старым легким крейсером «Descartes», но позже в связи с мексиканскими событиями прислали туда большой и более новый крейсер «Conde».

Германия также держала в этом районе два крейсера, из которых «Дрезден» находился в распоряжении германского посланника в Мексике контр-адмирала фон Гинце, с которым контр-адмирал Краддок действовал в полном согласии и находился в самых дружественных отношениях. Когда 17 июля было решено отправить на «Дрездене» семью бывшего мексиканского президента на Ямайку, то адмирал Краддок предложил свои крейсеры в распоряжение германского посланника для защиты германских интересов на время отсутствия их крейсера и получил от него в ответ письмо с выражением восторженной благодарности.

В этом письме Гинце говорил о временном поручении «Дрездена», но фактически дело обстояло иначе - им планировалось заменить «Карлсруэ». Крейсеры должны были встретиться в Кингстоне на Ямайке и поменяться командирами, но на Гаити произошли беспорядки, и «Карлсруэ» направили в Порт-о-Пренс. По дороге он встретил «Berwick» и обменялся с ним дружескими сигналами. «Дрезден», доставив семью президента в Кингстон, пошел в Порт-о-Пренс, и здесь 25 июля его командир капитан 2-го ранга Колер вступил в командование «Карлсруэ».

На следующий день он ушел в Гавану, а «Дрезден» два дня спустя отправился на остров Фогу грузиться углем. Этот датский остров фактически являлся германской базой и, будучи вест-индской «штаб-квартирой» Гамбург-Американской пароходной компании, был прекрасно оборудован. Кроме того, он представлял собой «фокус» торговых путей из Юго-Восточной Америки в Нью-Йорк и в «хлопковые» порты Америки. Вот почему он имел особо важное значение в глазах нашего адмирала.

Между тем Адмиралтейство особенно тревожилось за северный сектор станции, так как несмотря на отсутствие там неприятельских крейсеров, порты Соединенных Штатов и особенно Нью-Йорк наполняли большие немецкие почтово-пассажирскими пароходы, которые легко могли превратиться во вспомогательные крейсеры и грозить нашей торговле как раз на наиболее важных в продовольственном отношении путях из Канады и Северной Америки. Эти пути вместе также были наиболее открыты тем неприятельским крейсерам, которым удалось бы прорваться из Северного моря.

Вопросу их охраны в мирное время уделялось немало внимания; наблюдение за ними входило в обязанности 6-й крейсерской эскадры из состава Гранд-Флита до того момента, когда явилась бы возможность усилить эскадру адмирала Краддока. Когда первая тревожная телеграмма 27 июля достигла адмирала Краддока на месте его стоянки в Веракрус, немецких крейсеров на побережье уже не было, но стало известно, что «Дрезден» прибыл в Порт-о-Пренс 25 июля, а «Карлсруэ» на следующий день вышел в неизвестном направлении.

Поэтому адмирал приказал «Berwick» идти на Ямайку, как в центрально расположенный пункт, и оттуда следить за «Дрезденом». «Essex» был послан на присоединение к стоявшему на Бермудах в доке «Lancaster», откуда оба крейсера должны были отправиться для наблюдения за североамериканскими путями. Сам же адмирал на «Suffolk» с «Bristol» остался в Веракрус, ожидая «предупредительной телеграммы», после получения, которой он рассчитывал идти на Гаити следить за «Дрезденом», а «Bristol» отправить в район Пернамбуко для совместной работы с «Glasgow».

Однако последнее не потребовалось, так как в этот район послали крейсер из эскадры адмирала Стоддарта. Французские же крейсеры не прибыли - их отозвали на родину. 29 июля стало известно о приходе «Карлсруэ» в Гавану, и «Berwick» полным ходом бросился туда, но опоздал: «Карлсруэ» успел уйти в неизвестном направлении. Как выяснилось впоследствии, 28 июля «Карлсруэ» пришел в Гавану, рассчитывая погрузиться углем и следовать в Мексику, но командир, узнав об объявлении Австрией войны Сербии, решил подождать сутки.

На следующий день он узнал о натянутых отношениях между державами Согласия и Центральными. Считая, что британские и французские суда сосредоточены в Веракрус, он отменил поход в Мексику и ждал развития событий поблизости от Гаваны. Утром 30 июля «Карлсруэ» вышел в море и, находясь в связи с береговой радиостанцией, получил «предупредительную телеграмму». Он знал об отправке «Bristol» и ожидал, что «Berwick» также последует за ним. Поэтому, получив 1 августа известие о приходе последнего в Гавану, а также приказ о мобилизации, капитан не сомневался в грядущих событиях.

Тем временем «Berwick», не найдя «Карлсруэ», погрузился углем и вышел во Флоридский канал, считая это место наиболее вероятным для встречи с противником. К 3 августа Колеру стало известно об объявлении войны Франции и России. Считая, что война с Англией последует через несколько часов, он решил перейти ближе к району торговых путей из Америки, где намеревался нанести свой первый удар. Пройдя некоторое время ложным курсом на запад, он повернул на восток, на остров Крукед, где решил оставаться незамеченным вне всяких пароходных путей до развертывания событий.

В Раздел