07.11.2016

Военные действия Английского флота в Средиземном море, в Первую мировую войну (4 часть)

Затем «Бреслау» пересек ему курс как бы с намерением вступить в бой, «Gloucester» также повернул, и они разошлись правыми бортами на расстоянии 20 кабельтов. Считая своей обязанностью следовать за «Гебеном», командир «Gloucester» не открыл огня, и «Бреслау» скрылся на OSO, по-видимому, с целью разведки. Преследование продолжалось до 22.45, когда у мыса Рицуто «Гебен» повернул на SO 60° и начал перебивать радио «Gloucester». Надо думать, что к этому моменту «Бреслау» сообщил об отсутствии неприятеля.

Пока происходили описанные события, адмирал Трубридж находился у греческого побережья. Когда «Гебен» вышел из Мессинского пролива, он с крейсерами «Defence», «Warrior», «Dukeof Edinburgh» и "Black Prince" держал дозор у Кефалонии, высматривая немецкий угольщик. Миноносцы почти с пустыми угольными ямами находились в Санта-Маура. Как уже указывалось ранее, план действий сводился к ночному бою, но адмирал Милн приказал ночью предоставить дело миноносцам. Узнав о выходе неприятеля, он немедленно пошел на NNO к Санта-Маура, думая, что, возможно, неприятель намеревается напасть на его базу с тыла, и приказал миноносцам к полночи укрыться в бухте Василико и быть наготове.

Получив затем известие о движении «Гебена» в Адриатику, он повернул на острова Фано (к северу от Корфу), где в расчете на навигационные условия полагал возможным принудить неприятеля принять бой на выгодной для себя дистанции. Даже после донесения капитана Келли о перемене «Гебеном» курса Трубридж счел это уловкой и только в полночь, когда, несмотря на все старания немцев перебить телеграфирование «Gloucester», последний сообщил, что неприятель продолжает держаться на SO, он понял свою ошибку.

Тогда Трубридж пришел к заключению, что адмирал Сушон идет в восточную часть Средиземного моря, имея целью или операции против нашей торговли, или же собираясь повторить в Порт-Саиде и Александрии бомбардировку алжирских портов. Повернув на юг, он вызвал свои миноносцы и телеграфировал капитану 2-го ранга Дж. Келли, командиру «Dublin», шедшему с Мальты с двумя миноносцами, приказание принять участие в погоне. «Dublin" уже получил такое же приказание от адмирала Милна, который, как только выяснилось, что Сушон идет на восток, направился на Мальту за углем, чтобы иметь возможность следовать за погоней.

Выполняя указания командира «Gloucester», Дж. Келли с двумя миноносцами полным ходом поспешил по направлению к неприятелю и в час ночи заметил дым. Луна светила ослепительно, и Дж. Келли начал маневрировать, чтобы занять удобное положение для атаки, но получил сообщение с «Gloucester», что корабль, за которым он гонится, не «Гебен», а «Бреслау» и что «Гебен», по-видимому, находится между ним и «Gloucester». Повернув с расчетом не быть освещенным луной и получить возможность атаковать «Гебен» с носа, командир «Dublin» оказался разочарован: «Гебена» нигде не было видно.

Вероятно, предупрежденный «Бреслау», он повернул, избегая опасности, но, возможно, произошла ошибка во времени при приеме радиосообщения «Gloucester». Как бы то ни было, не оставалось ничего другого, как идти в рандеву на острова Фано. Одновременно (3.50 утра) адмирал Трубридж, находясь на траверзе Занте, также прекратил погоню. Приказаний оставить свою позицию и идти на поддержку «Gloucester» он не получил. Если бы ему удалось встретить «Гебен», вступать с ним в бой он предполагал, лишь до 6 часов, так как только в темноте он мог надеяться сблизиться с неприятелем на дистанцию, гарантирующую ему некоторый успех.

Убедившись в невозможности этого, он считал своим долгом не рисковать эскадрой в схватке с неприятелем, более сильным в артиллерии и обладающим преимуществом в ходе. Уменьшив ход, он продолжал идти прежним курсом, ожидая прибытия двух линейных крейсеров, бывших ранее в его распоряжении. Но таковые ему присланы не были, и в 10 часов 7 августа, когда «Гебен» прошел впереди его, он вышел в Занте, собираясь затем возобновить наблюдение за Адриатикой. Когда Трубридж входил в порт, главнокомандующий средним ходом приближался к Мальте.

Ночью он получил от французского главнокомандующего предложение послать в дозор эскадру для наблюдения за проходом между Сицилией и Африкой. Такое предложение избавляло его от опасений за этот район, и он, увеличив ход до 15 узлов, пошел на восток. За ним, догоняя 21-узловым ходом, шел «Indomitable». Соединившись с ним на Мальте, адмирал Милн не послал «Indomitable» вперед, а оставил его ожидать окончания погрузки двух других линейных крейсеров. «Gloucester» оставили продолжать погоню в одиночестве.

Положение его было таково, что в 5.30 адмирал Милн телеграфировал приказ об отходе, но капитан Келли, считая эту телеграмму не приказом, а разрешением, продолжал, подобно борзой, преследовать неприятеля, невзирая на все старания последнего его отогнать. В 10.30 к «Гебену» присоединился «Бреслау», который начал маневрировать, пересекая курс «Glocester» и делая вид, что сбрасывает мины, но на Келли это впечатления не произвело - он смело продолжал держаться на курсе. У залива Kalamata «Бреслау» начал отставать, стараясь этим способом оттянуть капитана от «Гебена».

К 1 часу ночи стала очевидной необходимость на что-либо решиться, чтобы не потерять из виду «Гебен». Вступив в бой с «Бреслау», можно было или принудить его отойти под защиту «Гебена», или же заставить последний подойти для помощи к «Бреслау». В 1.35 ночи «Gloucester» открыл огонь из носового 6-дюймового орудия с 57 кабельтов. «Бреслау», находившийся на 2 R слева по носу и имея в угле обстрела орудия правого борта, отвечал. Тогда Келли увеличил ход до полного и, уменьшив расстояние до 50 кабельтов, повернул на 10 R влево и привел неприятеля на правый крамбол.

Как только противники стали бортами, «Гебен», как и ожидал крейсер «Gloucester», повернул на 16 R и открыл огонь большими недолетами. Келли, считая свою цель достигнутой, в 1.50 прекратил огонь и окончил бой, совершенно правильно считая своей обязанностью сохранить крейсер для выполнения главнейшей задачи - преследования по пятам «Гебена». Как только немецкий крейсер повернул на прежний курс, Келли сообщил об этом главнокомандующему и продолжал преследование. Адмирал Милн, еще грузивший уголь, не мог выйти с Мальты и очень тревожился за «Gloucester».

Зная, что у него угля остается немного, он приказал Келли не продолжать преследование дальше мыса Матапан и затем идти на присоединение к Трубриджу. Никакого крейсера на замену «Gloucester» послано не было. К 16.40, придя в указанный пункт, «Gloucester» повернул обратно, в последний раз сообщив о движении «Гебена» и «Бреслау», уходивших на восток через пролив Керви. Поведение командира «Gloucester» было оценено как «образцовое». Ему пожаловали орден Бани и выразили благодарность Адмиралтейства в самых лестных выражениях.

Действия капитана Келли явились единственным светлым пятном на темном фоне этого печального эпизода в целом. Обстоятельства, столь благоприятные в начале военных действий, сулившие полный успех, привели к весьма грустному концу. Объяснения главнокомандующего, данные им Адмиралтейству после возвращения в Англию, были признаны заслуживающими уважение. Принимая во внимание данную адмиралу Милну директиву об охране французских транспортов, а затем приказание соблюдать нейтралитет Италии, нельзя перекладывать всю ответственность на плечи главнокомандующего.

В Раздел