07.11.2016

Начало военных действий на море Английского флота в Первую мировую войну. 5 часть

Дело в том, что «Berwick», почти дойдя до пересечения курса неприятеля, повернул на запад для дальнейшего осмотра Багамских островов. Снова случай помог немцам, и 9 августа с рассветом «Карлсруэ» вошел в Пуэрто-Рико, имея в угольных ямах 12 тонн угля. Эта удача противника лишний раз подтвердила истину, что «броней без хода» нельзя защитить торговлю. Без хода можно только заставить противника уйти и искать другой район для действий, что в данном случае и случилось. «Карлсруэ» собирался броситься на главные торговые пути в Атлантике, но адмирал Краддок не допустил этого.

Намерения капитана 2-го ранга Колера сводились к нападению на некоторые английские и французские порты Вест-Индии, но в Пуэрто-Рико он не мог приобрести в достаточном количестве необходимый для этой операции уголь. 4 августа три угольщика вышли с острова Фогу и Ньюпорт-Ньюс к нему на встречу, но в условленное рандеву он попасть не мог и вынужден был искать уголь, где только удавалось. Наиболее подходящим местом оказался отдаленный голландский остров Кюрасао. Выйдя ночью и пройдя трудным проливом Вирджин, «Карлсруэ» прибыл в Кюрасао с рассветом 12 августа.

Адмирал Краддок, не имея определенных заслуживающих доверия сведений о противнике, не мог считать североатлантические пути в безопасности и поспешил на Бермуды, захватив в пути германский нефтеналивной пароход «Леда». В Бермудах он застал два французских крейсера и узнал, что французское правительство на второй день войны отменило приказ о возвращении крейсеров на родину, предоставив их в распоряжение командующего британской крейсерской эскадры.

Последнее обстоятельство развязывало Краддоку руки на юге: теперь для наблюдений за Мексиканским заливом он мог послать «Conde», назначив ему в качестве базы Ямайку, а для наблюдения за Карибским морем - «Descartes» с базированием его на Санта-Лючии. Относительно немецких пароходов имелись сведения, что пароход «Фатерланд» и пароход «Барбаросса» готовы выйти из Нью-Йорка, а потому, не будучи уверен, что «Карлсруэ» повернул обратно на север, он поспешил занять место «Bristol» у Нью-Йорка.

Необходимость пребывания адмирала Краддока на севере подтверждалась сведениями из Канады о появлении неприятельского крейсера в проливе Кабот, где держал дозор «Lancaster», ушедший для погрузки угля. Кроме того, имелись сведения об устройстве немцами базы на островах Сент-Пьер. Все это привело к тому, что местное судоходство замерло. Действительная обстановка выяснилась к 13 августа, когда были получены определенные известия, что оба немецких крейсера находятся на юге. 12 августа пароход «Drumcliffe» сообщил о том, что он был остановлен у устья Амазонки «Дрезденом», а на следующий день стало известно о прибытии «Карслруэ» в Кюрасао.

Убедившись, что за северные пути хотя бы временно можно быть спокойным, Краддок пошел в Галифакс принимать уголь и там встретил крейсер «Good Hope», высланный во время первых волнений за торговлю в качестве временной охраны путей. Вслед за ним пришли линейный корабль «Glory» и вспомогательный крейсер «Carmania». В Галифаксе адмиралу устроили восторженный прием, причем городское население приняло энергичное участие в работах по погрузке угля. На севере наступило определенное затишье в судоходстве.

Ни один германский большой пароход не отваживался выйти в море, не считая «Кронпринца Вильгельма», оставившего Нью-Йорк до объявления войны. Все внимание Адмиралтейства сосредоточилось на южном районе. Запрошенный о возможности усилить охрану этого района, адмирал Краддок ответил согласием при условии, что «Good Hope» будет отдан в его распоряжение. Крейсер этот, подходящий по скорости для преследования немцев, вступил в кампанию недавно и представлял собой еще достаточно «сырой материал», но адмирал просил разрешения перенести флаг на него и идти на юг.

Получив согласие Адмиралтейства, он ушел туда, поручив северный район командиру «Suffolk», в распоряжении которого оставались крейсеры «Essex», «Lancaster», вспомогательный крейсер «Carmania» и в качестве поддержки линейный корабль «Glory». Таким образом, к 14 августа, менее чем через десять дней после объявления войны, Адмиралтейство на запрос из Парижа смогло ответить: «Переход через Атлантический океан безопасен. Британское судоходство происходит нормально». Положение дел, столь благоприятно создавшееся в самые первые дни войны, далеко не соответствовало тем опасениям, которые господствовали в мирное время.

И если оно в значительной степени явилось результатом разумных и быстрых мер Адмиралтейства по распределению сравнительно малого количества крейсеров, то не в меньшей степени оно обязано выдержке и хладнокровию судовладельцев и купцов, не побоявшихся риска. Вопрос, в какой мере торговый мир пойдет на этот риск, вызывал большие опасения задолго до войны. Но судовладельцы не поддались панике, и нормальный приток продовольствия с началом военных действий не приостановился. Поднявшаяся было «голодная паника» прекратилась в самом зародыше.

За исключением некоторых районов, о которых Адмиралтейство выпускало особые распоряжения, судоходство нигде не нарушалось. Немалое затруднение представило сложное дело распределения прибывающих пароходов по портам. Избегая портов Северного моря, торговые суда забивали западные и южные порты Англии, и для урегулирования этого вопроса в Адмиралтействе была создана особая комиссия, которая на каждый день составляла схему, руководствуясь обстановкой на море, и давала указания судовладельцам, куда направлять для разгрузки тот или иной пароход.

Комиссия работала в тесной связи с Адмиралтейством и с комитетом по делам судоходства, и работа ее шла без всяких перебоев и гладко. Без оказанной судовладельцами поддержки и без работы комитета дело обеспечения страны продовольствием в первые дни войны неминуемо испытало бы большие потрясения, избежать которые не помогла бы никакая организация крейсерской службы.

В Раздел