18.11.2016

Оборона Таманского полуострова, и операция «Блюхер II» в 1942 году (2 часть)

Кроме того, вдоль северного берега Керченского полуострова было выставлено пять банок по шесть донных мин. Но из-за попадания к противнику карт с нашими заграждениями эти постановки не принесли успеха. На пути следования десантных отрядов, проложенном в обход наших заграждений, в поворотных точках были расставлены катера. От проводки отрядов за тралами отказались. Для артподдержки с крымского берега были выделены 19 батарей калибром от 100 до 170 мм, дивизион 210-мм мортир и 749-я железнодорожная батарея (две дальнобойные 280-мм пушки K5).

За исключением пушек K5, выделенные батареи перекрывали только западную часть района действий будущего десанта. Для прикрытия с воздуха 1 сентября на несколько дней перебросили прямо из-под Сталинграда одну группу истребителей. Войска за август провели несколько тренировок по посадке и высадке. Весь личный состав был обеспечен спасательными жилетами. Планом предусматривалась ночная высадка в районе поселка Кучугуры и мыса Ахиллеон, наращивание сил и захват всего полуострова. Отдельно планировался захват косы Тузла и поста СНиС на полузатонувшем транспорте «Горняк» между косами Тузла и Чушка.

С юга эти действия обеспечивали торпедные катера. К началу операции «Блюхер II» противник, несколько пострадавший от атак авиации и в большей степени от штормов, все же собрал достаточно плавсредств в южной части Азовского моря для одномоментной переброски пехотной дивизии. К вечеру 1 сентября в строю находились 16 БДБ, 18 «Зибелей», по шесть больших и малых саперных десантных катеров, 124 легких штурмбота. Эти плавсредства были разбиты на три отряда. KU1 и KU2 должны были высадить войска в районе поселка Кучугуры, а KA - у мыса Ахиллеон.

Посадка и погрузка техники заняла пять часов и закончилась к 18.00. Всего отряды приняли три пехотных полка (без одного батальона) 46-й дивизии, дивизион артиллерии, другие подразделения усиления, включая 20-мм зенитные автоматы на гусеничном шасси. На четырех из 18 «Зибелей» закрепили цепными стропами по одной 88-мм зенитке. По плану на переходе и при высадке эти «боевые паромы» служили кораблями охранения и огневой поддержки, а потом зенитки с расчетами выгружались на плацдарм. Лидировали десантные отряды четыре раумбота, а сопровождали четыре катера-тральщика RA и восемь разъездных катеров в роли спасателей.

Штурмботы шли на буксире у БДБ и десантных катеров, а «Зибели» везли по четыре штурмбота на палубе. Погрузка и выход прошли при хорошей погоде. Но с 10 часов вечера погода стала портиться, и вскоре волнение моря дошло до 4 баллов, ветер до 4-5 баллов. Скорость колонн была уменьшена с 5 до 4 узлов, но это почти не помогло. Плавсредства отставали и теряли свои отряды, буксиры рвались, штурмботы заливало водой, некоторые из них затонули. Два «Зибеля» в полузатопленном состоянии вернулись к крымскому берегу.

Одна из БДБ, чтобы догнать свой отряд, отдала буксиры и бросила три штурмбота в открытом море (они с трудом добрались до Крыма). Команды и войска жестоко страдали от морской болезни и частично утратили боеспособность. Избежали укачивания только зенитчики-самоходчики 610-го батальона, которые перед выходом получили некий медицинский препарат. Отряды вышли в точки развертывания около 03.30, на час позже плана. Часть плавсредств подошла еще позже. Раумботы подгоняли отставших и сбившихся с курса, иногда угрозами отдать под трибунал.

Все же некоторые плавсредства оказались на чужих участках или вообще между ними. Первая волна десанта высаживалась на штурмботах. Пересадка на них в непогоду заняла много времени, многие моторы долго не заводились. Штурмботы уходили к берегу не единой волной, а разрозненно. Кроме того, часть их была спущена далеко в море, вне пределов видимости берега, поэтому некоторые теряли ориентировку. В результате высадка первой волны получилась размазанной во времени и пространстве. Некоторые подразделения попали на минные поля, было много раненых.

Если бы противника на берегу ждало организованное сопротивление сколько-нибудь значимых сил, операция могла закончиться для немцев катастрофой. Увы, отражать десант было практически нечем. При подходе к точкам развертывания противник был освещен прожектором с мыса Пеклы. Но огонь сначала вели лишь отдельные легкие орудия и минометы на берегу, а береговая артиллерия подключилась позже. Дело в том, что она серьезно пострадала от обстрелов за долгое время подготовки противника к операции.

Были разбиты осколками прицелы почти всех стационарных орудий, часть из них имела и другие повреждения. Некомплект оптики доходил до 80 %, остро не хватало средств связи. С пробуждением нашей артиллерии противник приступил к ее подавлению. Так, из отчета немецкой 280-мм батареи следует, что она несколько раз приводила к молчанию нашу 130-мм батарею БС-790. Батареи, расположенные западнее, испытали на себе воздействие менее мощной, но многочисленной артиллерии противника, которая пристрелялась в предыдущие дни.

В итоге наши береговые батареи вели редкий и малоэффективный огонь по месту высадки. Результатом стали незначительные потери в живой силе и мелкие осколочные повреждения нескольких плавсредств. Два-три противотанковых орудия, находившихся у берега, достигли большего – разбили один отходивший «Зибель» (сдан на слом) и повредили одну БДБ. Кроме того, видимо, им удалось уничтожить несколько штурмботов. Но в целом непогода и сильный накат навредили немцам гораздо больше, чем наше огневое воздействие.

В Раздел