18.11.2016

Оборона Таманского полуострова, и операция «Блюхер II» в 1942 году (3 часть)

При высадке первой волны многие штурмботы вышли из строя, перевернулись или разбились, и для высадки второй волны пришлось двинуться к берегу паромам, баржам и десантным катерам. Большинство из них застряли на песчаном баре в 20–50 м от берега и дальше. Пехота выходила к берегу по грудь и выше в воде, вынося оружие на поднятых руках или на надувных лодках. Тяжелая техника и боеприпасы выгружались с большим трудом, в основном на плотах, собранных из надувных лодок. Процесс затянулся на многие часы, а некоторые паромы разгружались несколько суток.

Несколько паромов и барж получили серьезные повреждения от ударов о грунт и столкновений друг с другом. Боевые паромы и баржи вели огонь по прожекторам и огневым точкам. С рассветом появилась наша авиация. Однако из-за плохих метеоусловий из 28 ударных машин до цели дошли только три ДБ-3, три Пе-2 и четыре Ил-2. Несмотря на сильный зенитный огонь и атаки немецких истребителей, они нанесли некоторые потери десанту и легкие осколочные повреждения катерам и баржам. Но на общую ситуацию оказать заметного влияния это не могло.

В Керченском проливе противник ночью неудачно атаковал со штурмботов пост СНиС на остове транспорта «Горняк». Личный состав поста был вывезен катером ОВР в ночь на 3 сентября. Одна БДБ с 12 штурмботами высадила на косу Тузла десант из состава 10-й румынской пехотной дивизии с участием немецких подразделений. При этом один из штурмботов ударился о лежащую на отмели сорванную якорную мину и погиб. Маленький гарнизон косы (взвод морской пехоты, корректировочный пост и СНиС) оказал ожесточенное сопротивление при поддержке береговых батарей.

Защитники косы продержались до утра 3 сентября, некоторые из них на подручных средствах и вплавь пересекли Тузлинскую промоину и спаслись. Поскольку противник проявлял активность не только на севере, но и в Керченском проливе, а также атаковал торпедными катерами наши сейнеры и баржи у южной части полуострова, у командования НОР сначала не было ясной картины происходящего. В район от мыса Железный Рог до Таманского залива вышли 13 торпедных катеров, т. е. удар был направлен в пустоту.

Никого, не обнаружив, катера приняли участие в эвакуации отошедших к берегу отрезанных подразделений. Попыток прорваться в Азовское море не было, да и вряд ли они хорошо закончились бы в светлое время вплотную к вражеским батареям. На суше высадившаяся пехота противника начала расширять плацдарм. Взвод на окраине Кучугур и посты СНиС до рассвета оказывали врагу достойное сопротивление и несколько задержали его продвижение. Но с наступлением светлого времени противник стал быстро продвигаться во всех направлениях.

Оказавшиеся на его пути береговые и зенитные батареи вели огонь прямой наводкой и после израсходования боезапаса взрывались личным составом, который пробирался к берегу. Катерами удалось вывезти до 300 человек. Оба батальона, державшие фронт против румын на востоке, начали отход, выделяя часть сил для сдерживания десанта. Находившиеся в Ахтанизовском лимане две канлодки были взорваны. Днем 2 сентября продолжался шторм. У единственной вышедшей с подкреплениями БДБ оторвало аппарель, и она с трудом вернулась назад.

Данная ситуация могла бы стать критической для десанта, если бы для борьбы с ним были хоть какие-то силы. Но сил не было, и потому полным ходом шла эвакуация с полуострова. Подавляющее превосходство немцев на суше было настолько очевидно, что командир немецкого 42-го армейского корпуса разрешил поберечь плавсредства и не посылать их в море до окончания шторма. 3-4 сентября на суше 46-я дивизия продолжала наступление при поддержке четырех французских трофейных танков R-35. 4 сентября пала Тамань.

Суда, которым осадка не позволяла выйти из Таманского залива, были затоплены. К утру 5 сентября закончилась эвакуация с южного берега. Всего удалось вывезти 5404 человека с оружием, 112 раненых и 15 т боеприпасов. Береговая артиллерия за 1–5 сентября израсходовала 5318 снарядов. Керченская ВМБ потеряла девять мобилизованных катеров, два катера КМ и 11 мелких катеров (глиссеров, полуглиссеров и ЗИС). Эвакуации противодействовали немецкие торпедные катера, которые в ночи на 3 и на 5 сентября снова атаковали сейнеры и баржи у южного берега и потопили несколько мелких судов.

Кроме того, по местам погрузки вела огонь немецкая дальнобойная 280-мм батарея вплоть до полного исчерпания боезапаса. В итоге противник получил кратчайший, хотя и требовавший привлечения усилий своих довольно скромных ВМС, путь для переброски войск и снабжения своих сил на Кавказе. Впрочем, вероятно, это случилось бы через несколько дней и без десанта. К счастью для нас, немцы добились этого на месяц позже, чем планировали, что положительно сказалось на ходе битвы за Кавказ. Опыт, полученный противником в ходе операции «Блюхер II», трудно назвать однозначно положительным. Операция, не считая погоды, проходила в тепличных условиях.

Не было противодействия на море, минной опасности, практически не было войск на берегу и резервов в глубине, слабо противодействовали артиллерия и авиация. Тем не менее, высадка прошла беспорядочно и сильно затянулась. Саперные плавсредства в очередной раз продемонстрировали сомнительную годность к использованию на море. Безвозвратные потери составили один «Зибель», 36 штурмботов, вышли из строя и требовали серьезного ремонта три БДБ, два «Зибеля», десантный катер и 15 штурмботов. Большинство этих потерь стало результатом непогоды. Кроме того, один штурмбот погиб у Тузлы.

В Раздел