27.02.2017

Краснознаменный Балтийский флот в предвоенные годы (1918-1939 гг.), 1 часть

В начале 1918 г. Флот Балтийского моря (таково было официальное название Балтийского флота до 21.04.1921 г.; командующий - А.А. Ружек, начальник штаба - А.М. Щастный) являлся самым мощным флотом в системе ВМС страны. В его состав входили 7 линейных кораблей (из них 4 дредноута типа «Гангут»), 9 крейсеров, 58 эсминцев (из них 16 новейших - типа «Новик»), 7 миноносцев, 26 подводных лодок (из них 13 новейших - типа «Барс»), 5 канонерских лодок, 23 минных заградителя, 7 сетевых заградителей, 10 сторожевых кораблей, 49 сторожевых катеров, 43 тральщика, 62 посыльных судна, 2 учебно-артиллерийских линкора, 1 гидроавиатранспорт, 3 плавбазы, 40 гидрографических судов, 7 транспортов-мастерских, 100 транспортов, 31 ледокол и ледокольный буксир, 10 спасательных судов, а также большое количество буксиров и портовых судов.

Кроме того, в состав флота входили воздушная дивизия Балтийского моря в количестве 98 самолетов, служба связи (80 наблюдательных постов и 20 радиостанций), учебные отряды и школы специалистов. Береговая оборона флота насчитывала 262 орудия калибром от 76 до 356 мм. Личный состав флота Балтфлота к 1 февраля 1918 г. насчитывал 59 260 офицеров и матросов. Состояние кораблей и судов Флота Балтийского моря на тот момент было довольно тяжелым. Часть кораблей, ввиду напряженной трехлетней боевой службы, требовала текущего ремонта, который затягивался по причине отсутствия необходимых технических средств и топлива.

На большинстве кораблей и судов экипажи были недоукомплектованы. Причиной тому было то, что из-за предшествовавших революционных событий в стране значительная масса личного состава Балтфлота ушла с кораблей на берег в различные добровольческие отряды, чтобы «делать революцию». По сути дела, на борту оставались, в основном, офицеры царского флота и незначительное количество кондукторов и матросов. В итоге боеспособность флота резко упала (даже по сравнению с осенью 1917 г.) и поэтому требовалось принять незамедлительные меры, чтобы предотвратить его окончательный развал.

Между тем в феврале 1918 г. на Балтийском театре военных действий сложилась крайне опасная для Советской России стратегическая обстановка. После разрыва советско-германских мирных переговоров в Брест-Литовске, 16 февраля Германия возобновила боевые действия против России. Из-за быстрого продвижения немецких войск в Прибалтике возникла реальная угроза захвата противником кораблей Балтфлота, базировавшихся в Ревеле.

В результате Коллегия Наркомата по морским делам 17 февраля направила Центробалту директиву о немедленном переводе из Ревеля в Гельсингфорс всех боевых и вспомогательных судов, которые были не в состоянии выходить в море по первому требованию, а заодно, подготовить к переходу «из Гельсингфорса в Кронштадт все те суда, кои могут быть без ущерба для них проведены в колотом льду». В соответствии с директивой с 19 февраля по 4 марта 1918 г. из Ревеля ушли 5 крейсеров, 6 подлодок, 2 минных заградителя, 10 тральщиков, 6 ледоколов, 2 гидрографических судна, 10 транспортов, 4 госпитальных судна, 8 портовых судов, учебный корабль и спасательное судно.

Все корабли и суда, пробившись сквозь льды, благополучно дошли до Гельсингфорса. По причине плохого технического состояния в порту Ревеля были оставлены 5 старых подводных лодок, находившихся в капитальном ремонте (с демонтированными механизмами), 11 транспортов, 4 теплохода-заградителя и более 130 портовых судов и плавсредств. В результате, эти суда были захвачены немцами, которые, в свою очередь, передали их эстонским властям, включившим их немедленно в состав своего флота.

В начале марта 1918 г. в гавани Гельсингфорса сконцентрировалось огромное количество боевых кораблей и вспомогательных судов - практически весь Балтийский флот. Но и здесь флоту грозила еще большая опасность. Согласно Брестскому мирному договору из Финляндии следовало вывести все части старой русской армии, отряды Красной Гвардии и корабли Балтийского флота. Но из-за тяжелых ледовых условий возможность вывода судов из базы пока исключалась. Договор же разрешал иметь на кораблях лишь небольшие команды, которые, естественно, не могли обеспечить в полной мере их боеспособность.

А в это время в р-не Аландских островов сосредоточилась мощная германская эскадра. На борту германских кораблей находилась «Балтийская» дивизия под командованием генерала Р. фон дер Гольца, предназначенная для помощи финским правительственным (т. н. «белофинским») войскам, которая должна была высадиться на п-ов Ханко. Становилось ясным, что в случае успешного продвижения немецких и финских войск на юге Финляндии корабли русского флота, базировавшиеся в Гельсингфорсе, неизбежно попадут в руки противника.

Чтобы не допустить этого, 2 марта 1918 г. Морской Генеральный штаб направил Военному отделу Центробалта директиву о выводе флота из Финляндии и о принятии мер к его уничтожению в случае угрозы их захвата противником. 12 марта Высший Военный Совет приказал сосредоточить весь флот в Кронштадте. Переход кораблей флота возглавили начальник Морских сил Балтийского моря А.В. Развозов (с 22.03.18 г. его сменит А М. Щастный) и Совет комиссаров БФ.

С 12 марта по 22 апреля 1918 г. из Гельсингфорса в Кронштадт было проведено 3 отряда кораблей и судов Балтфлота. Первый отряд кораблей, вышедший 12 марта, включал в себя 4 новейших линкора («Гангут», «Петропавловск», «Полтава» и «Севастополь»), 1 броненосный («Рюрик») и 2 легких («Богатырь» и «Адмирал Макаров») крейсера, сопровождаемые ледоколами «Ермак» и «Волынец». Второй отряд (вышел 5 апреля) - 2 старых линкора («Республика» и «Андрей Первозванный»), 2 крейсера («Баян» и «Олег») и 2 подводные лодки под проводкой ледоколов «Силач» и «Город Ревель»

И, наконец, третий (самый многочисленный) отряд, отправившийся с 7 по 12 апреля пятью группами, - 45 эсминцев, 3 миноносца-тральщика, 10 подводных лодок, 18 сторожевых судов и тральщиков, 6 транспортов, сетевой заградитель, посыльное судно, гидроавиатранспорт, плавбаза, гидрографическое судно и более 70 судов различного назначения, в сопровождении трех ледоколов и четырех ледокольных буксиров. Этот поход кораблей Балтийского Флота, названный впоследствии «ледовым», протекал в чрезвычайно сложных условиях - имели место сплошные туманы, толщина льда достигала 75 см, а торосов - до 3-5 метров.

К 22 апреля последние корабли и суда 3 отряда благополучно прибыли в Кронштадт и Петроград. В целом переход совершили 6 линкоров, 5 крейсеров, 45 эсминцев, 12 подлодок, 3 миноносца- тральщика, 5 минных и сетевых заградителей, 8 тральщиков, 9 сторожевых судов, 3 сторожевых судна-тральщика, 1 гидроавиатранспорт, 4 гидрографических судна, 3 плавбазы, 2 учебных судна, 9 посыльных судов и яхт, 44 транспорта, 10 ледоколов, 2 спасательных судна, 4 плавмастерские, 8 портовых судов.

Кроме того, в период с 25 по 30 апреля из Выборга в Петроград пробились 4 портовых судна Балтфлота и 11 пароходов финской Красной Гвардии, а с 1 по 2 мая из Котки в Кронштадт перешли еще 4 посыльных судна, 2 транспорта, 8 буксиров и плавучий маяк. Несмотря на все усилия, приложенные Командованием флота, не все корабли и суда удалось увести из финских портов. К примеру, 3 апреля в гавани Ганге (Ханко) балтийские моряки взорвали 4 подлодки - «АГ-11», «АГ-12», «АГ-15» и «АГ-16» (их нельзя было вывести, так как на них были разобраны двигатели) и подожгли 2 транспорта.

Все же немцам удалось захватить в Ханко сторожевое судно, ледокол и 4 тральщика. 4 апреля на Свеаборгском рейде, с разрешения Совкомбалта, были взорваны 7 подводных лодок, 1 плавбаза и 3 парохода. Кроме того, в финских портах, по причине различных неисправностей механизмов или отсутствия экипажей, остались 3 канонерские лодки, 9 эсминцев, 16 заградителей, 26 посыльных судов (бывших миноносцев), 5 миноносцев-тральщиков, 31 тральщик, 43 сторожевых катера и около 150 вспомогательных судов и плавсредств.

В Раздел