27.02.2017

Краснознаменный Балтийский флот в предвоенные годы (1918-1939 гг.), 3 часть

С последних требовалось снять ценное оборудование с целью использования его для запчастей, а затем - разбирать их на металлолом или продавать целиком за границу. Из состава Рабоче-крестьянского Красного флота были исключены и разобраны, включая недостроенные корабли, 4 линейных корабля, 4 линейных крейсера, 9 крейсеров, 32 эскадренных миноносца и 6 подводных лодок общей стоимостью в 680 млн. руб. (по курсу 1924-27 гг.). Впрочем, по другим данным, в 1922-1923 гг. флот лишился сразу 11 линкоров, 4 линейных крейсеров, 13 крейсеров, 39 эсминцев, 7 подводных лодок и более 100 других кораблей и судов.

Больше всех, пострадали от сокращения Морские силы Балтийского моря (официальное название Балтфлота с 21.04.1921 г.): количество кораблей и судов, подлежавших ликвидации, составило 111 единиц (60% от общего числа всех уничтоженных судов). Причем в это число попали не только действительно морально устаревшие суда (линкоры-додредноуты «Император Павел I», «Андрей Первозванный», «Цесаревич», броненосные крейсеры «Россия» и «Громобой», бронепалубные крейсеры «Богатырь» и «Диана»), но и, совсем новые, недостроенные корабли (4 линейных крейсера типа «Наварин», 3 легких крейсера типа «Светлана», несколько эсминцев типа «Новик»).

В итоге к 1924 г. на Балтике в боевом строю осталось лишь 2 линкора, 1 крейсер, 8 эсминцев, 9 подлодок, 2 канонерские лодки, 12 тральщиков и 3 вспомогательных судна.23 Естественно, что с такими небольшими силами уже нельзя было думать о каких-либо активных действиях флота. Но, с другой стороны, начинать значительное строительство крупных боевых кораблей для нужд военно-морского флота, при сложившейся в СССР в начале 1920-х годов экономической ситуации, было делом явно нереальным.

Требовалось найти какую-то «золотую середину» при определении текущих потребностей отечественного флота в новых судах или хотя бы сохранить то, что осталось. С этой целью Оперативное управление штаба РККА представило свой вариант программы судостроения, нацеленный, как указывалось в нем, на «узко оборонительные задачи». 9 июля 1924 г. состоялось совместное совещание представителей флота и судостроительных предприятий, которое, не принимая решения о программе в целом, постановило начать, в первую очередь, с достройки отдельных кораблей, чтобы обеспечить заказами судостроительные заводы на два ближайших бюджетных года (1924/25 - 1925/26 гг.).

Эта мера, по мнению совещания, позволила бы ввести в строй наиболее ценные боевые корабли, но с минимальными расходами. Специальная комиссия Технического управления ВМС признала необходимой достройку двух крейсеров и четырех эсминцев для Балтийского и Черноморского флотов. Еще 2 линкора и 1 эсминец нуждались в капитальном ремонте, а 2 крейсера - в окончании постройки, но, по финансовым соображениям, работы на них были временно отложены. 24 сентября 1924 г. Совет труда и обороны, с учетом решения Госплана, утвердил программу судоремонта на 1924/25 бюджетный год, а спустя месяц, 29 октября, принял программу на 1924/25 - 1927/28 гг. в целом.

Восстановление и достройка кораблей для Морских сил Балтийского моря продвигались медленно, но достаточно уверенно. Уже в августе 1922 г. линкор «Марат» (бывший «Петропавловск») вошел в строй и сразу же принял участие в первых послевоенных маневрах Балтийского флота. Через 3 года, в июне 1925 г., пройдя длительный капитальный ремонт (с 1922 по 1925 гг.), вступил в строй второй линкор этого типа - «Парижская Коммуна» (бывший «Севастополь»), а летом 1926 г. флот получил и третий линейный корабль - «Октябрьская революция» (бывший «Гангут»).

Эсминцы типа «Новик» вводились в строй еще быстрее - в августе 1922 г. Морские силы Балтийского моря обладали 6 полностью отремонтированными эсминцами этого типа («Азард», «Самсон», «Изяслав», «Лейтенант Ильин», «Победитель», «Капитан 2 ранга Изыльметьев»), а в 1925 г. их насчитывалось уже 11 единиц. В результате к началу 1926 г. восстановление Балтийского флота было успешно завершено. В его составе были сформированы бригада линейных кораблей, бригада эскадренных миноносцев (3 дивизиона), бригада траления и заграждения, бригада подводных лодок.

В целом Морские силы Балтийского моря насчитывали 3 линкора, 2 крейсера, 16 эсминцев и миноносцев, 14 подводных лодок, 6 минных заградителей, 16 тральщиков, 12 канонерских лодок, 2 сторожевых корабля, 5 сторожевых катеров, 7 торпедных катеров, 5 бронекатеров и около 80 различных вспомогательных судов. Теперь Балтийский флот представлял собой уже весьма внушительную силу, значительно превосходящую вместе взятые флоты «лимитрофных» государств Балтики - Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши.

Возросшая мощь флота была наглядно продемонстрирована в ходе сентябрьских маневров 1925 г. По оценке штаба РККФ, маневры показали способность Морских сил Балтийского моря и береговой обороны успешно решать поставленные задачи, хотя в полной мере установить контроль над Финским заливом при имеющемся боевом составе они были еще не в состоянии. В сентябре 1926 г. на Балтике были вновь проведены маневры, уже под руководством начальника Военно-морских сил РККА Р.А. Муклевича, на которых отрабатывались как оборонительные, так и наступательные действия МСБМ в островном районе восточной части Финского залива.

26 ноября 1926 г. Совет труда и обороны СССР своим постановлением утвердил первую 6-летнюю «Программу строительства Военно-морских сил РККА», положившую начало советскому периоду военного кораблестроения. Первая очередь программы (1926/27-1929/30 финансовые годы) предусматривала постройку 6 подводных, лодок, 8 сторожевых кораблей и 6 торпедных катеров для Балтийского и Черноморского флотов, достройку крейсера «Ворошилов» (28.12.1926 г. РВС СССР отказался от этого) и 1 эсминца для Морских сил Балтийского моря, крейсера «Красный Кавказ» - для Морских сил Черного моря, а также капитально-восстановительный ремонт эсминцев «Дзержинский» (для Черного моря) и «Яков Свердлов» (для Балтийского моря).

Вторая очередь (1927/28 - 1931/32 финансовые годы) включала постройку монитора, 6 подводных лодок, 10 сторожевых кораблей, 30 торпедных катеров и, кроме того, восстановление и ввод в строй линкора «Фрунзе» (бывший «Полтава») на Балтийском море (от его восстановления затем отказались из-за недостатка финансирования) и 1 эсминца на Черном море. Но уже в процессе осуществления этой программы в нее были внесены некоторые изменения.

4 февраля 1929 г. на заседании Совета труда и обороны СССР была утверждена программа военного судостроения на 1928-1933 гг., согласно которой планировалась модернизация всех трех линкоров, достройка и восстановление 1 легкого крейсера и 3 эсминцев, а также постройка 3 новых эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 19 больших и 4 малых подводных лодок, 5 охотников за подлодками, 3 речных мониторов и 63 торпедных катеров. В соответствии с утвержденным планом 5 марта 1927 г. на Балтийском заводе в Ленинграде состоялась закладка больших подводных лодок нового проекта (I серии) - «Декабрист», «Народоволец» и «Красногвардеец» для Морских сил Балтийского моря.

Затем на этом же заводе приступили к строительству других типов подлодок: в сентябре 1929 г. было начато строительство первых советских подводных минных заградителей II серии - «Ленинец», «Марксист» и «Большевик», а в феврале 1930 г. - трех средних подлодок III серии - «Щука», «Ерш» и «Окунь», а в мае-декабре 1931 г. - трех больших эскадренных подводных лодок IV-й серии - «Искра», «Правда» и «Звезда». Начали также строиться и первые надводные корабли.

В Раздел