07.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (1 часть)

Удивительно, но в разнообразной литературе, посвященной истории КБФ, почти ничего не говорится о том, какие, же учебно-практические мероприятия проводил Балтийский флот во второй половине 1930-х гг. Особенно это касается периода, последовавшего сразу, же после начала массовых репрессий в армии и на флоте, т. е. с 1937 по 1939 гг. Даже в новейшем многотомном труде по истории Балтийского флота довольно лаконично говорится, что в «направленность оперативной и боевой подготовки КБФ в период 1939-1940 гг. сводилась к решению таких оперативно-тактических задач, как закрытие прохода противника в восточную часть Финского залива силами подводных лодок и минных заграждений.

Недопущение высадки вражеских десантов на побережье Финского залива, а также подвозки снабжения через порты Финляндии, Эстонии и Латвии; содействие наступлению своих сухопутных войск на приморском направлении; нанесение поражения вражескому флоту в случае его появления в Финском заливе», но при этом вскользь отмечается, что «непосредственной отработке вопросов управления силами в предвоенные годы на КБФ уделялось недостаточно внимания»? Между тем, при этом упускается довольно важный период 1937-38 гг., когда на флоте имели место массовые репрессии, сильно повлиявшие на общее состояние оперативно-тактической подготовки командного состава.

Не показав достижения и недостатки его подготовки в эти годы, трудно объяснить последующие действия командования КБФ во время советско-финляндской войны. К сожалению, многие недостатки, наблюдавшиеся в ходе проведения оперативных игр, маневров, больших и малых отрядных учений в конце 1930-х гг., не устранялись командованием флота и сохранялись в последующем со всеми вытекающими последствиями.

Нарком обороны СССР маршал К.Е. Ворошилов и начальник Генерального штаба РККА маршал А.И. Егоров в своей директиве от 31 октября 1936 г., посвященной итогам оперативной подготовки за 1935-36 гг. и задачам на 1936-1937 учебный год, отметил, что «личный состав Морского флота в истекшем учебном году имеет существенные успехи в овладении боевой техникой, организации службы одиночных кораблей и однородных соединений, повысил свою огневую, морскую и штурманскую подготовку и подготовку по специальным службам». Однако далее нарком признал, что данные успехи все же являются недостаточными для решения тех задач, которые ставятся перед Военно-морским флотом.

В качестве крупнейших недостатков, снижающих боевую подготовку флота, К.Е. Ворошилов указал: «Сложные формы морского глубокого боя и операции на основе взаимодействия всех составных сил Морского флота для нанесения решающего сосредоточенного удара противнику в открытом море, у его баз и в зоне своей береговой обороны освоены недостаточно. Планирование операции на морских театрах и проработка тыловых оперативных вопросов в условиях взаимодействия с сухопутными силами и воздушным флотом - не получили должного освоения. Оперативно-тактическая подготовка морской авиации совершенно недостаточна и заметно отстает в подготовке от основных сил авиации РККА.

Подготовка штабов флотов и флотилий соединений неудовлетворительна. Боевое управление по-прежнему отстает от требований бесперебойного управления боем и операций. Штабы не умеют организовать взаимодействие наличных сил и средств, не уделяют должного внимания вопросам материального обеспечения, не инициативны, не контролируют отданных распоряжений, не руководят организацией и использованием связи»? С целью ликвидации вышеуказанных недостатков нарком обороны потребовал от командования Военно-морского флота в новом учебном году «обратить особое внимание на овладение сложными формами морского глубокого боя и операции, основанными на тесном взаимодействии всех элементов морских сил для нанесения противнику мощных сосредоточенных ударов в открытом море, по базам противника и при бое в зоне своих укрепленных районов»?

Особо пристальное внимание требовалось уделить подготовке штабов флотов и штабов соединений. Для этого в течение 1937 года на всех флотах необходимо было «провести со штабами ряд игр и практических занятий со средствами связи с целью отработки техники штабной службы»? Докладывая на заседании Военного совета РККА 15 октября 1936 г. о ходе боевой подготовки за год, начальник Морских сил РККА флагман флота 1 ранга В.М. Орлов подчеркнул, что «основным недостатком в нашей боевой подготовке было отставание оперативно-тактической подготовки».

И далее Орлов пояснил, что, несмотря на ряд достигнутых успехов в БП подлодок, в сколачивании боевой организации кораблей, в усилении штурманской подготовки, наиболее ответственный участок в боевой подготовке флота - «сколачивание маневренных соединений в одно целое, бесперебойно взаимодействующее в сложном современном морском бою» - остался практически неотработанным. А если учесть, что непосредственными противниками СССР на море в тот момент были Япония и Германия, флоты, которых в достаточной мере были подготовлены к войне и имели боевые традиции, то уровень оперативно-тактической подготовки командного состава и боевого управления Морских сил РККА ни в коей мере нельзя было признать удовлетворительным.

Так что, как полагал В.М. Орлов, «мы обязаны те недочеты, которые связаны с взаимодействием наших сил, считать особо важными и особо серьезными недочетами, которые требуют с нашей стороны самого большого напряжения и усилий для их преодоления». Командующий Краснознаменным Балтийским флотом флагман флота 2 ранга Л.М. Галлер в своем докладе отметил, что «в отличие от предыдущих лет на большинстве соединений план боевой подготовки на 1936г. выполнен». А на тех соединениях, где это еще не удалось сделать, выполнение плана БП продолжалось на тот момент.

Вообще, по мнению Галлера, благоприятная обстановка первой половины лета 1936 г. дала возможность «сделать значительный шаг вперед в отношении укрепления постоянной боеспособности и боеготовности флота». В первую очередь, это относилось к некоторым соединениям линкоров, эсминцев, подлодок, а также в отношении всех видов огневой подготовки (артиллерийской, торпедной и минной). В то же время Л.М. Галлер был вынужден признать, что далеко не все задачи удалось выполнить. В частности, такая важная задача, поставленная флоту приказом наркома обороны, как нанесение противнику удара по частям, по всей глубине боевого порядка с нанесением мощного удара главным силам, так и не была решена на практике.

Не было достигнуто необходимого взаимодействия между отдельными частями КБФ. Поэтому необходима была напряженная работа по отработке взаимодействия всех соединений флота. Как полагал Галлер, «Балтийский флот в 1936 году подвел прочный фундамент, на котором должно быть построено прохождение боевой подготовки в 1937 году с выполнением недоделанного, полной ликвидацией недочетов, имевших место в этом году, и с выполнением задач, которые будут поставлены флоту на 1937 год».

В Раздел