18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (10 часть)

Как мы видим, несмотря на поучительные уроки прошлогодней оперативной игры, большая часть отмеченных на ней недостатков так и осталась без внимания командования флота. Ведь одни и те же проблемы (плохая авиаразведка, разбросанность и отсутствие целеустремленности в действиях ВВС, неотработанное взаимодействие морской и фронтовой авиации и др.) плавно перетекали из года в год, из одной оперативной игры в другую, оставаясь, по сути дела, нерешенными. К тому же большая доля условности при постановке и решении задач на играх сильно снижала практическую ценность этих полезных мероприятий. Но даже и при всей облегченности этих игр результаты, как правило, оставались малоутешительными.

Летом 1938 г. на Балтике было проведено 2 больших отрядных учения - БОУ-1 (22-25 июля) и БОУ-2 (14-15 августа). Тема БОУ № 1 была обозначена следующим образом - «Нанесение последовательных ударов по линкорам и крейсерам противника Военно-воздушными силами ЛВО, Военно-воздушными силами КБФ и 1-й, 2-й, 3-й бригадами подлодок на переходе из средней части Балтийского моря в Финский залив с последующими совместными ударами Военно-воздушными силами, торпедными катерами, легкими силами КБФ в восточной части Финского залива». По мнению начальника штаба флота капитана 1 ранга В.Ф. Трибуца, все учебные цели на учении были выполнены, за исключением совместных ударов ВВС и подлодок в Балтийском море.

В ходе проведения БОУ-1 был отмечен ряд недостатков:
1) совместное плавание отработано только в простых условиях;
2) подлодки и торпедные катера не отработали полностью элементов выхода в атаку;
3) слабая дисциплина связи и большое количество искажений радиограмм, недостаточное использование гидроакустики на подлодках;
4) Проведение бомбометания авиации исключительно на малых высотах;
5) высокая аварийность в частях ВВС КБФ. В целом, БОУ-1 получило оценку командования «вполне удовлетворительно».

Большое отрядное учение № 2 было посвящено теме «Ведение сложного морского боя в Финском заливе и на оборонительном рубеже в своем укрепленном районе».

Основными учебными целями для стороны «А» (т. е. советской), отрабатывавшимися на учении, были:
1) тренировка в производстве совместного удара линкоров, легких сил и авиации по линкорам противника;
2) тренировка линкоров артиллерийскому бою с линкорами противника;
3) тренировка в производстве совместного удара подлодок и авиации при маневрировании позициями ГШ;
4) тренировка в совместных действиях батарей укрепрайонов, линкоров и торпедных катеров против линкоров противника и др.

Перед стороной «Б» (неприятельской) были поставлены такие задачи:
1) дать тренировку авиации в бомбометании по линкорам и фортам противника практическими бомбами;
2) дать тренировку в производстве скрытых атак подлодок по линкорам противника;
3) отражение внезапного нападения ВВС противника на Главную базу.

Подготовка к БОУ-2, как небезосновательно полагало руководство ГМШ, была проведена плохо, особенно командованием стороны «А». Доклад решения командующего стороной «А» капитана 1 ранга Н.Н. Несвицкого, сделанный начальнику штаба КБФ, был оценен как неудовлетворительный. Ни одному командиру соединения стороны «А» не была поставлена конкретная задача, все строилось на основе договоренностей. Несвицкий даже не был в курсе, какими силами он наносит удар по противнику (возникла путаница с использованием 105-й авиабригады).

Вся документация стороны «А» была разработана неудовлетворительно, а «задачи частям были поставлены так, что можно было понимать их в двояком и неверном смысле». В довершение всех бед оперативные документы стороны «А» были пересланы командующему стороной «Б». Естественно, что по ходу учения пришлось перерабатывать всю документацию.

Отдельные недостатки в ходе учения, по мнению начальника штаба КБФ В.Ф. Трибуца, проявились в следующем:
1) вместо дневного боя линкоров был проведен бой на рассвете;
2) не отработан ночной поиск и бомбометание силами ВВС линкоров противника;
3) не принята внезапная стрельба с линкора «Марат».

Однако имелись и более серьезные претензии к БП флота. Прежде всего, выявилась слабая тактическая подготовка Бригады линкоров, Бригады миноносцев и Бригады торпедных катеров КБФ. В то же время огневая подготовка соединений была сочтена вполне удовлетворительной. Штабы соединений недостаточно организовали учение, плохо оценивали обстановку, не подготавливали решений командирам соединений. Тылы проводили учение оторвано от действий своих сторон. В целом БОУ-2 была дана оценка «удовлетворительно».

С целью повышения качества оперативной и боевой подготовки на Краснознаменном Балтийском флоте 27 июня 1938 г. заместитель наркома ВМФ флагман флота 2 ранга П.И. Смирнов приказом № 244401сс потребовал от Военного совета КБФ провести в последнюю неделю сентября на флоте маневры на тему «Оборона главной базы с одновременным действием подводных лодок на коммуникациях противника и операциями надводного флота в море на значительном удалении от своих баз».

Заместитель наркома подчеркнул, что главное внимание на маневрах «должно быть уделено развитию у командного и начальствующего состава гибкости оперативного мышления, смелости, решительности и спокойной уверенности, основанной на хорошем знании театра, вероятных противников, тактических приемов и техники». Следовало также проверить реальность сроков оперативной и мобилизационной готовности КБФ и соответствие оперативных норм действительным потребностям.

В Раздел