18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (11 часть)

Силы сторон были определены таким образом: «красная» сторона - КБФ в составе на 1938 г.; «синяя» сторона - флоты государств-«лимитрофов», германская эскадра в составе двух линкоров типа «Ш», трех крейсеров типа «К», флотилии миноносцев и флотилии подводных лодок. Руководителем маневров был назначен заместитель наркома ВМФ флагман 1 ранга И. С. Исаков.

19 августа начальник ГМШ Л.М. Галлер в своей директиве № 244613 потребовал от командующего КБФ внести в распорядок маневров решение следующих задач:
1) фактическое траление поставленных мин;
2) полная приемка мин одним-двумя кораблями;
3) сбрасывание боевых глубинных бомб;
4) постановка сетей;
5) ночные постановки мин по счислению;
6) Ночное траление.

Командующий Балтфлотом флагман 2 ранга Г.И. Левченко распорядился включить все вышеперечисленные задачи в план маневров. 2 сентября командующий КБФ флагман 2 ранга Г.И. Левченко отдал приказ № 1оп/330сс, где отметил, что «Военный совет КБФ обращает особое внимание командиров соединений, кораблей и частей на необходимость иметь полную боевую готовность боевых средств и быть готовым перейти от условных к фактическим действиям».

Штаб КБФ приступил к работе по составлению плана предстоящих маневров, но она была внезапно прервана. 15 сентября заместитель наркома ВМФ П.И. Смирнов в своем приказе № 244б90сс объявил Военному совету КБФ, что «ввиду недостаточной подготовки флота в целом к проведению учебно-боевых операций в сложных условиях» маневры 1938 г. необходимо отменить. Вместо этого он требует провести в период с 27 сентября по 1 октября большое отрядное учение, «ориентированное на тему маневров».

Учение должно было состоять из следующих частных учений:
1) отмобилизование 2-3 соединений по указаниям ГМШ;
2) организация ведения оперативной разведки на театре;
3) ПВО главной базы с фактическим использованием оружия зенитной артиллерии в дневных условиях;
4) сосредоточенный удар всеми силами КБФ в дневных условиях на Сескарском плесе;
5) десантное учение с фактической высадкой батальона Кронштадтского стрелкового полка;
6) поход эскадры в составе двух линкоров и четырех миноносцев до параллели Либавы вокруг о. Готланд.

Причиной столь внезапной отмены маневров на Балтике стали результаты проверки боевой подготовки соединений, кораблей и частей КБФ, проведенной начальником Военно-морской инспекции ВМФ флагманом 2 ранга К.О. Осиповым в период с 4 по 8 сентября 1938 г. В своем докладе, направленном первому заместителю наркома ВМФ флагману флота 2 ранга П.И. Смирнову, Осипов констатировал, что «в целом КБФ недостаточно подготовлен к проведению предстоящих маневров».

Далее К.О. Осипов перечислил наиболее крупные, на его взгляд, недостатки в боевой подготовке, заключавшиеся в следующем: «Почти на всех кораблях вахтенные командиры молодые, не отработаны, к несению самостоятельной ходовой вахты не допущены (очевидные последствия массовых репрессий). Командиры кораблей, особенно малых кораблей - дивизион сторожевых кораблей, миноносцев, значительная часть командиров подлодок - подготовлены плохо, и особенно плохо командиры кораблей Отряда учебных кораблей - «Курсант», «Ленинградсовет», «Комсомолец».

Ни одно соединение не выполнило полностью задач боевой подготовки 1938 г. Особенно большое отставание в области тактической подготовки. Совершенно недостаточна практика совместного плавания, как днем, так и ночью. МОУ и БОУ проводились без достаточной предварительной подготовки отдельных соединений». Далее начальник Военно-морской инспекции прошелся по всем соединениям КБФ, указав на конкретные упущения в их боевой подготовке. В конце доклада Осипов уделил особое внимание подготовке КБФ к десантной операции, которая предполагалась в ходе проведения маневров.

По заключению К.О. Осипова, которое основывалось на актах проверки БП, предполагаемая высадка десанта была совершенно не подготовлена ввиду отсутствия должной организации и несоответствия средств высадки местным условиям. Вывод, к которому он пришел, гласил: «Десантная операция в целом не подготовлена и выполняться в таком виде не может (здесь будет уместным вспомнить удручающие результаты десантного учения в 1937 г. на Балтике)».

Представляется несомненным, что выводы Военно-морской инспекции в значительной степени повлияли на последующую негативную оценку наркома ВМФ. А именно, 7 сентября 1938 г. вышел приказ наркома ВМФ флагмана флота 2 ранга П.А. Смирнова № 0253, где последний подверг резкой критике состояние боевой подготовки на Балтийском флоте. Нарком сразу подчеркнул, что «несмотря на некоторые достижения в области подготовки одиночного корабля и огневой подготовки, имеется ряд крупных недочетов, которые в значительной мере снижают достигнутые успехи и боевую подготовку в целом».

Одним из основных недостатков в БП флота было отмечено большое количество аварий и катастроф на кораблях и в частях морской авиации. Кроме того, наблюдался разрыв между уровнем огневой и тактической подготовки флота. Наркомом было указано на недостаточно хорошее взаимодействие однородных тактических и маневренных соединений для действий в дневных сложных условиях и неготовность соединений и отдельных кораблей к ночным действиям. Боевая подготовка в разных соединениях, по мнению П.А. Смирнова, протекала неравномерно.

Штурманская подготовка командиров была признана плохой. Штабы соединений, как органы боевого управления, не были отработаны. Оперативная документация, по мнению наркома ВМФ, была неудовлетворительная, оперативный контроль за исполнением приказов отсутствовал. Командирская учеба на кораблях, соединениях и в штабах не была организована и целеустремленна на изучение новой техники и ее освоение. Поскольку командный состав значительно омолодился в результате репрессий и перестановок, требовалось упорно работать над повышением уровня его оперативно-тактической подготовки.

В Раздел