18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (12 часть)

Командиры вообще плохо работали над собой в плане усовершенствования своих теоретических знаний. За плохое руководство боевой подготовкой соединений, командиру Бригады линкоров капитану 1 ранга Н.Н. Несвицкому и командиру 1-й бригады ПЛ флагману 2 ранга Е. К Самборскому было поставлено на вид. В период с 27 по 30 сентября .1938 г. Краснознаменным Балтийским флотом было проведено большое отрядное учение (БОУ) № 4.

На тему «Расширение плацдарма действий КБФ и недопущение прохода в восточную часть Финского залива эскадры линейных кораблей противника днем». Оперативный фон учения был составлен в соответствии с указаниями зам. наркома ВМФ, которые, правда, были «сокращены вследствие недостаточной подготовки флота в целом (отставание тактической подготовки)».

Основными учебными целями, отрабатывавшимися на БОУ, были:
1) оборона главной базы;
2) совместные действия ПЛ и авиации в удаленных районах;
3) удар по маневренной базе противника;
4) бой линкоров в море с взаимодействием с ПЛ днем;
5) эскорт ПЛ, рандеву с ними и прорыв противолодочного барража противника;
6) совместные удары линкоров, легких сил и ВВС по линкорам противника в восточной части Финского залива.

Не вдаваясь в подробности хода большого отрядного учения, стоит рассмотреть основные замечания штаба КБФ по его проведению. Большие нарекания, прежде всего, вызвала подготовка к учению штаба «восточной» стороны. Во-первых, очень много времени штаб потратил на различные совещания и разговоры. Общая недостаточная организованность и четкость в работе в значительной мере помешала работе штаба, который, к тому же, не имел «твердого плана работы». Во-вторых, непрерывно, по ходу подготовки, в план вносились многочисленные изменения и дополнения, что привело затем к путанице и неясности задач.

Штабы соединений работали крайне медленно и неорганизованно и подчиненными частями почти не руководили. Несмотря на то, что командир Бригады линкоров «восточных» флагман 2 ранга Н.Н. Несвицкий и его штаб имели возможность в ходе подготовки к учению провести инструктаж и игру для подчиненных, они этого не стали делать, что «особенно сильно сказалось при операции прорыва барража». В ходе самого учения работа штаба «восточных» постепенно улучшилась, появилась четкость в распределении обязанностей командиров, исчезла лишняя нервозность в работе штаба.

По итогам БОУ командованием было признано, что, «несмотря на текучесть (начальник оперативного отдела менялся 4 раза), случайность состава и, несмотря на то, что все командиры штаба впервые работали в большом штабе, штаб Восточной стороны выполнил свою задачу удовлетворительно». Стоит заметить, что неприятельская, «западная», сторона являла собой совершенно противоположный пример. Все необходимые документы по учению были подготовлены штабом своевременно и разосланы по всем соединениям и частям.

К тому же, командующий «западной» стороной флагман 2 ранга С.П. Ставицкий вместе со своим начальником штаба капитаном 2 ранга В.К. Васильевым провели тщательный инструктаж подчиненных частей и кораблей. Основные нарекания пришлись на малограмотные действия командиров соединений «восточной» стороны, прежде всего командира Бригады линкоров Н.Н. Несвицкого. Ему было поставлено в вину неграмотное маневрирование и построение Эскадры перед прорывом. Вообще, сплаванность кораблей Эскадры в походе была признана недостаточной и объяснялась исключительно «омоложением командиров (очевидное последствие массовых репрессий).

Командиры многих кораблей неоднократно допускали грубые ошибки при маневрировании, как-то: пересечение курса Эскадры прямо перед носом корабля, вступление в строй под прямым углом, запаздывание с поворотом охранения и пр. Походный строй Эскадры при движении был слишком растянутым, как днем, так и ночью. К примеру, противолодочное охранение находилось слишком далеко, даже сверх установленного лимита (12 кабельтовых). Эскадренные миноносцы находились в самом конце кильватерной колонны, причем на таком расстоянии, что в случае начала боя они просто не успели, бы выйти в атаку.

Походный порядок Эскадры, и без того ненормальный, после присоединения к ней лидера «Ленинград» и 2 подлодок стал еще более странным: линкоры – подлодка - сторожевые корабли – лидер - подлодки. Самые большие сложности для «восточных» начались при прорыве неприятельского противолодочного рубежа. Данный эпизод, по оценке руководства учением, «прошел скомкано» и «практически проталкивание (подлодок) не удалось бы, особенно если бы противник располагал авиацией на ближайших аэродромах».

Действия командира Бригады линкоров Н.Н. Несвицкого были признаны полностью неверными, ибо он «демаскировал операцию, обозначил место и время прорыва, больше часу топтался на месте, скованный позицией противника и, подставив себя под удар ВВС, ВО, ТКиПЛ противника (иными словами, была полностью повторена прошлогодняя ошибка на оперативной игре)». Грубейшим просчетом Несвицкого было то, что он ввязался в бой, даже не построив Эскадру в боевой порядок, т. е. не разделив ее на группу прорыва и обеспечивающую группу.

В тот момент, когда линкоры разделились и открыли огонь по неприятельским броненосцам, лидер и 2 миноносца из состава охранения находились далеко позади и ничем помочь не могли. Фактически, линкоры были поддержаны одной-единственной подлодкой. Вместо этой импровизации следовало бы собрать, и перестроить для боя все силы Эскадры еще не доходя до противолодочного рубежа, затем отогнать силами передового отряда охранение «западных» и только затем начать прорыв минно-артиллерийской позиции с одновременным подавлением броненосцев и береговой обороны неприятеля.

В Раздел