18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (13 часть)

Еще более рискованно, если не сказать безграмотно, осуществлялось форсирование минного заграждения. Большая часть кораблей стали ставить параваны лишь после подхода к позиции. Так, например, линкор «Октябрьская революция» (командир - Б.П. Птохов) зашел на минное заграждение, преодолел его и только после этого стал ставить параваны. Подобные действия были расценены как «недопустимое легкомыслие». Решение Несвицкого о разделении линкоров на 2 группы тоже было охарактеризовано как неправильное, поскольку это можно было делать лишь после вскрытия боевого порядка противника.

Артиллерийский бой между линкорами и неприятельским броненосцем (эту функцию исполнял крейсер «Киров») протекал неорганизованно со стороны «восточных», будучи пущенным на самотек Линейные корабли «восточных» поздно открыли огонь, упустив шанс уничтожить броненосец «западных» на выгодной для себя дистанции. Вместо этого они опасно сблизились с неприятелем, предоставив ему возможность расстреливать себя на минном поле. Из этого факта был сделан вывод, что команды кораблей не придают значения борьбе за первый залп, имеющий большое значение в морском бою.

В отличие от неграмотных действий «восточной» стороны по прорыву минно-артиллерийской позиции командующий «западной» стороной С.П. Ставицкий (один из крупнейших советских военных теоретиков, известный своими работами по вопросам общей тактики морских сил и тактики морской артиллерии) весьма умело распорядился имевшимися у него силами. Используя плохую видимость, броненосцы береговой обороны «западных» отсекали и уничтожали вырвавшиеся вперед эсминцы «восточных», в то же время, не подставляя себя под огонь неприятельских линкоров.

Лишь явная слабость сил «западных», которые не располагали в р-не минно-артиллерийской позиции авиацией и торпедными катерами, не позволяла нанести сосредоточенного удара по линкорам «восточных» и, тем самым, поставить их в критическое положение. Руководством учения была отмечена недооценка обеими сторонами всех видов разведки, которая «не видоизменяется по методам в связи с изменением обстановки». Например, когда метеорологическая обстановка исключила возможность использования авиаразведки, она не была заменена корабельной разведкой или дозорами, из-за чего в процессе игры неоднократно возникали критические ситуации.

К примеру, выход эскадры «красных» из базы не был своевременно замечен и длительное время не контролировался разведкой «синих». В то же время командующий эскадрой «красных» Н.Н. Несвицкий подошел к противолодочному рубежу противника, предварительно не разведав его. В результате «красные» в очередной раз (кстати, это уже наблюдалось на прошлогоднем учении) подставили себя под возможный комбинированный удар воздушных и надводных сил «синих». Таким образом, реальная обстановка в ходе проведения БОУ «в динамике, как она слагалась в каждый данный момент, не наблюдалась»

Общий вывод по проведенному учению оказался, как и прежде, более чем сдержанным. Несмотря на стандартную оптимистическую формулировку {«КБФ овладел методом сложного взаимодействия всех сил в ударе и в бою, на базе БУМС-37с применением его к специфическим условиям местности»), тут же было указано, что оценка по итогам БОУ «может быть дана только удовлетворительная (на сегодня), т. к. практического овладения всеми тактическими приемами еще нет».

В качестве наиболее крупных недостатков были зафиксированы: неграмотные действия многих командиров надводных кораблей при сближении и организации боя с противником, слишком позднее и рискованное развертывание сил авиации, плохо отработанные приемы постановки дымовых завес, разворота и отхода надводными кораблями и т. д. Относительно работы Штаба КБФ во время учения отмечалось, что он «еще не имеет той тщательности в работе и того уровня штабной культуры, который гарантирует командование от неожиданностей и срывов».

Итак, как мы видим, решающего прорыва в деле боевой и оперативно-тактической подготовки личного состава в 1938 г. так и не было достигнуто. Более того, наметился процесс явного ухудшения боевой подготовки флота (если не сказать, провал), связанный напрямую с прокатившимися по флоту массовыми репрессиями. И, тем не менее, в «Отчете по боевой подготовке Военно-морского флота СССР за 1938 год», составленном Управлением боевой подготовки (УБП) ВМФ, с фальшивым пафосом говорилось, что «проведенное и проводимое очищение флота от всех враждебных элементов и их последышей освободило флот от ненужного мусора, бременем сидевшего на флоте и тормозившего боевую подготовку и боеготовность флота».

Массовые аресты командиров на флоте вызвали потребность в выдвижении большого количества молодых, неопытных офицеров на всех уровнях, что неизбежно должно было сказаться на уровне боевой подготовки ВМФ. Так что вполне логичным и неудивительным представляется общий вывод в итоговой части отчета: «Несмотря на некоторые достигнутые успехи, Военно-Морской Флот приказа Народного Комиссара Обороны Союза ССР № 0112 не выполнил, и Флот имеет еще очень много недочетов в боевой подготовке».

В частности, Краснознаменный Балтийский флот за истекший год имел много упущений в своей боевой подготовке. С одной стороны, ряд задач удалось отработать более или менее удовлетворительно: взаимодействие надводных и подводных сил с авиацией при нанесении ударов по противнику на значительном удалении от баз; глубокий охват главных сил противника при обороне главной базы; оперативная разведка Финского залива при взаимодействии всех разведывательных сил; ночные совместные минные постановки с надводных кораблей и пр.

Но с другой стороны, целый ряд важнейших оперативно-тактических вопросов остался нерешенным, ввиду чего КБФ так и не овладел всеми тактическими приемами для нанесения ряда последовательных ударов по флоту противнику в море по всей глубине его боевого и походного порядка при взаимодействии надводного и подводного флотов с авиацией.

В частности, оказались нерешенными такие важные задачи как:
- внезапные удары по базам противника днем и ночью при взаимодействии надводного флота с авиацией;
- содействие флангу наступающих сухопутных войск путем высадки тактического десанта и огневой поддержки;
- обеспечение своих коммуникаций;
- нарушение морских сообщений противника;
- оперативная разведка всего театра в сложных метеоусловиях.

В Раздел