29.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (18 часть)

На стороне «Б» действовали крейсер «Киров», лидеры «Минск» и «Ленинград», 21-й и 22-й дивизионы из 2-й бригады ПЛ, 25-й дивизион из 3-й бригады ПЛ, минный заградитель «Марти» и Военно-воздушные силы КБФ. Ход учения протекал следующим образом. Силы «желтых» (т. е. эстонцев), после серии боев с «красными» на западной границе, совершали отход и закреплялись на правом берегу реки Нарвы, а их флот в это время минировал свои прибрежные воды.

«Коричневые» тем временем осуществляли переброску своих сухопутных войск и авиации (2 полка) на территорию «желтых» с целью их поддержки, а мощная эскадра, состоявшая из линкора типа «Шлезвиг-Гольштейн», двух линкоров типа «Дойчланд», трех крейсеров типа «Кельн», двух флотилий миноносцев и флотилии подлодок «Зальцведель», прибывала в Клайпеду. «Красная» сторона силами Южной Приморской группы Красной армии должна была перейти в наступление против коалиции «желтых» и «коричневых» и овладеть районом Раквере.

Наступление фланга Приморской группы со стороны Нарвского залива поддерживал артиллерийским огнем Отряд особого назначения (канонерская лодка «Красное Знамя» и 3 эсминца типа «Володарский»). Основные же силы «красного флота» в этот момент находились в Кронштадте и Лужской губе. Надо заметить, что финский флот командованием КБФ в расчет вообще не принимался: ««Синие» держат нейтралитет. Флот «синих» - Гелъсинки-Виипури». А уже на заключительной фазе учения происходил дневной бой основных сил (линейных кораблей и крейсеров) флотов «красных» и «коричневых».

Именно эта фаза (бой линкоров) считалась, по мнению командования, флотом, самым ответственным моментом учения. Несмотря на всю полезность большого отрядного учения, несомненно, поднявшего боеспособность КБФ (по мнению некоторых авторов, «учение такого масштаба в предвоенный период проводилось на Балтике впервые, и было насыщено решением огневых и тактических задач», его результаты не стоит переоценивать. Во-первых, БОУ № 1 проходило в довольно упрощенных условиях.

Например: линкорам «противника» запрещалось уклоняться от атак подлодок; подводные лодки, выполняющие разведку, не должны были сближаться с кораблями «противника» ближе 30 кабельтовых; в ночное время подводным лодкам и самолетам разрешалось иметь ходовые огни (это в условиях боевых действий!); надводным кораблям в случае тумана следовало становиться на якорь. В принципе, это учение носило явно выраженный «полигонный» характер и не могло считаться приближенным к реальным боевым условиям.

Во-вторых, учение Балтийского флота носило узконаправленный характер: по сути дела, КБФ готовился лишь к борьбе с немецким флотом на Балтике, а финский флот был как бы «выведен за скобки» - он просто не воспринимался в качестве потенциального противника (эта оценка имела место вплоть до конца октября 1939 г.). Разумеется, такая однобокость приводила лишь к незнанию сил и возможностей будущего противника. И, в-третьих, во время этих учений наши надводные корабли отрабатывали, в основном, артиллерийские и торпедные стрельбы по надводным кораблям «противника».

Другие же задачи - такие как стрельбы, по береговым укреплениям (что так часто приходилось делать в период советско-финляндской войны) или совместные действия надводных и подводных сил с авиацией КБФ - практически не проводились. Впоследствии начальник штаба КБФ Ю.А. Пантелеев признал, что балтийские морские артиллеристы «недостаточно учились стрельбе по береговым целям, годами готовились к боям с морским противником», назвав это «явным упущением».

Все это опять-таки приводило к односторонности и упрощенчеству в боевой подготовке флота и в дальнейшем очень сильно повлияло на общий ход боевых действий и результаты войны с Финляндией на море зимой 1939-40 гг. Своеобразной вершиной деятельности в совершенствовании оперативно-тактической подготовки командного состава КБФ должны были стать общефлотские маневры.

Еще накануне проведения БОУ-1 26 июня 1939 г. начальник ГМШ Л.М. Галлер в своей директиве № 9761 сообщил Военному совету КБФ, что наркомом ВМФ утверждена тема маневров для Краснознаменного Балтийского флота - «Расширение, укрепление и удержание оперативной зоны КБФ в Финском заливе с одновременным содействием флангам наступающей Красной Армии в заливе и Ладожском озере при длительных операциях ГШ у баз противника и на всем протяжении Балтийского моря по нарушению коммуникаций».

Противоборствующие силы, участвующие в маневрах, были разделены на сторону «А» («красные»), игравшую за СССР и состоявшую из Краснознаменного Балтийского флота (в составе на 1939 г.), и сторону «Б» («коричневые», «желтые» и «синие»), включавшую в себя военно-морские флоты коалиции Германии, Польши, Эстонии и Финляндии. Самым сильным, а потому самым опасным компонентом неприятельской коалиции для «красной» стороны являлся флот «коричневых» (немецкий) - 2 линкора типа «Д» («Дойчланд»), 2 легких крейсера типа «К» («Кельн»), 2 флотилии эсминцев, флотилия подлодок «Зальцведель» (12 подводных лодок), 54 скоростных бомбардировщика, 54 пикирующих бомбардировщика, 81 истребитель.

В Раздел