29.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (19 часть)

Поэтому небольшие флоты «лимитрофов» - «желтых» (Эстонии) и «синих» (Финляндии) воспринимались советским командованием в качестве своеобразного «приложения» к германскому флоту и не воспринимались как отдельные серьезные противники. Основной задачей этих маневров нарком ВМФ считал «овладение дерзкой, смелой и вместе с тем расчетливой тактикой последовательных ударов в наивыгоднейших условиях по частям сил противника и по всей глубине боевых порядков его флота и десанта, ударов по базам и коммуникациям, имея конечной целью полный разгром противника, взаимодействуя в каждом случае наличными средствами: надводными кораблями, подводными лодками, авиацией».

В ходе проведения требовалось проверить реальность сроков оперативной и мобилизационной готовности и соответствие оперативных норм действительным потребностям. По части боевого управления наиболее приоритетной задачей была признана подготовка штабов всех степеней как органов боевого управления. 29 августа заместитель начальника Управления боевой подготовки РКВМФ капитан 2 ранга Сапожников сообщил Военному совету КБФ, что время проведения маневров определено с 1 по 15 октября.

Ответственным руководителем маневров был назначен сам нарком ВМФ, который должен был проверить подготовку флота к маневрам и дать разрешение на их проведение. План проведения маневров Военному совету следовало представить за 15 дней до их начала. В сентябре 1939 г. Военный совет КБФ представил наркому ВМФ «План проведения маневров КБФ 1939 года». Главная учебная цель маневров состояла в тренировке по планированию и проведению ряда последовательных и параллельных операций на театре в первый период войны.

Учебные цели сводились к следующему:
1) Организация оперативной разведки на театре;
2) Проверка длительного состояния кораблей и частей КБФ в оперативной готовности №2 и № 1;
3) Проверка отмобилизования кораблей и частей по особому плану;
4) Проверка организации и выполнения захвата неприятельского побережья, укрепления и удержания захваченной зоны, путем высадки десанта в условиях противодействия противника;
5) Тренировка в оказании огневого содействия флангу наступающей Красной Армии в Финском заливе;
6) Тренировка ПЛ ГШ и ВВС в самостоятельных и совместных действиях на коммуникациях и по уничтожению военных кораблей в Балтийском море и Финском заливе;
7) Тренировка в артиллерийском бое ЛК с ЛК противника в открытом море совместно с авиацией, легкими силами и ПЛ;
8) Проверка состояния огневой подготовки флота фактическим использованием оружия;
9) Тренировка органов тыла в материально-техническом обеспечении кораблей и частей в условиях выполнения ими ряда длительных операций на театре.

Время проведения маневров было намечено с 5 по 15 октября. Районом маневров был определен Финский залив и Балтийское море до параллели 57°. Предполагалось, что руководителем маневров будет сам нарком ВМФ. Однако после начала войны Германии с Польшей в сентябре 1939 г. военно-политическая обстановка в Балтийском регионе резко изменилась, что побудило наркома ВМФ сразу же внести срочные коррективы в текущие планы. Согласно его телеграмме, отправленной Военному совету КБФ, отныне следовало «отказаться от учений, ограничить районы плавания, частично или вовсе отказаться от выхода в море».

Нарком порекомендовал перейти к новым мобильным формам боевой подготовки «применительно складывающейся обстановки». Боевую подготовку теперь необходимо было увязать и подчинить требованиям оперативной готовности флота. Здесь стоит заметить, что большинство учебных задач, запланированных для общефлотских маневров в 1939 г. (высадка десанта, поддержка фланга армии артиллерийским огнем, действия ВВС и подлодок на неприятельских коммуникациях и по уничтожение флота противника в море), в полной мере отражали номенклатуру тех боевых операций, которые пришлось проводить Краснознаменному Балтийскому флоту в ходе реальных боевых действий с Финляндией зимой 1939-1940 гг.

В связи с этим нельзя не признать, что отмена маневров КБФ довольно пагубно сказалась на общем уровне боевой подготовки флота. В противном же случае Балтийский флот получил бы возможность хоть минимально подготовиться к грядущим боевым действиям с немалой пользой для себя. Но этого, к сожалению, так и не произошло. Пожалуй, наиболее крупным недостатком в процессе БП флота было плохо налаженное взаимодействие сил флота и армии при совместных действиях в прибрежных районах. В первую очередь, это касалось управления стрельбой корабельной артиллерии по береговым целям.

Поскольку единого наставления об основах взаимодействия армии и флота не имелось, в каждом конкретном случае оно отрабатывалось соответствующими начальниками по месту, непосредственно перед стрельбой. Это приводило на деле к тому, что армейские командиры весьма слабо представляли себе возможности морской артиллерии и не могли правильно поставить задачи флоту. Из-за многочисленных пробелов в организации и проведении БП на флоте многие боевые операции КБФ в период советско-финляндской войны не принесли ожидавшихся от них результатов. Как мы видим, недостатки боевой подготовки КБФ закладывались еще в мирное время, задолго до начала войны, на протяжении всего конца 1930-х гг.

Причиной данной ситуации были не только массовые репрессии среди командно-начальствующего состава Балтфлота, о чем будет сказано далее, но и явные просчеты, допущенные командованием флота при определении основных задач боевой подготовки на каждый год. В частности, допускалось явное увлечение чисто морскими, корабельными операциями и мало внимания уделялось совместным с армией операциям (действия ВВС ВМФ и РККА в прибрежных районах, поддержка огнем корабельной артиллерии действий сухопутных войск, десантные операции и др.).

В Раздел