07.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (2 часть)

В качестве одной из самых первоочередных задач для решения в 1937 г. от Краснознаменного Балтийского флота требовалось «повысить оперативно-тактическую подготовку штабов, доукомплектовать их, поставить на должную высоту боевое управление с тем, чтобы обеспечить руководство в сложных условиях морского боя и операции». 22 ноября 1936 г. начальник Генерального штаба РККА маршал А.И. Егоров направил начальнику Морских сил РККА флагману флота 1 ранга В.М. Орлову директиву № 23529, где сообщил ему тему военной игры по оперативной подготовке командно-начальствующего состава Управления Морских сил РККА на 1937 г.

В качестве таковой была обозначена «операция Краснознаменного Балтийского флота по захвату укрепленного района противника в устье Финского залива». На этой игре комсоставу УМС РККА надо было решить такие учебные задачи, как организацию и обеспечение переброски и высадки морского и воздушного десантов на отдаленные от своих баз пункты, взаимодействие и связь сухопутного и морского командования при проведении десантов, отработку методов и расчетов потребных сил и средств для захвата базы в укрепленном районе при сильном противодействии флота и авиации противника, отработку вопросов организации базирования в захваченной базе боевого ядра флота.

Одновременно с этим 20 ноября 1936 г. маршал А.И. Егоров утвердил перечень тем оперативных игр для комсостава Краснознаменного Балтийского флота на 1937 г. Всего в перечне фигурировало 3 игры - общефлотская на тему «Действия подводных лодок и воздушных сил на коммуникациях с целью не допустить питания противника морем через южные порты Балтийского моря и с целью срыва перевозок через порты Финского и Рижского заливов с одновременным содействием флангам сухопутной армии на побережье Финского залива».

Авиационная на тему «Поиски и уничтожение боевых кораблей и транспортов противника в море в значительном удалении от своих баз с преодолением противодействия противника и одновременном решении задачи по отражению воздушных налетов на наши базы и аэродромы», и тыловая на тему «Организация питания (всеми видами боевого снабжения) боевого ядра КБФ при вынесенном базировании на необорудованную базу в условиях помех со стороны авиации и флота противника». При определении тем оперативных игр учитывались те задачи, которые были поставлены перед Краснознаменным Балтийским флотом директивой начальника Генерального штаба РККА маршала А.И. Егорова № 23613 от 30 декабря 1936 г.

В соответствии с требованиями начальника Генштаба по оперативному плану КБФ должен был решать следующие задачи:
1) уничтожение боевого флота лимитрофных государств (Финляндии, Эстонии и Латвии);
2) недопущение базирования флота Германии на побережье Финляндии, Эстонии и Латвии;
3) нарушение подвоза в Германию и Польшу через порты Балтийского моря, а также недопущение подвоза войск и боевого снаряжения со стороны Германии и Польши в порты Финляндии, Эстонии и Латвии;
4) содействие войскам Северо-Западного фронта и обеспечение их тыла и флангов от десанта и обстрела противника.

Поставленные маршалом А.И. Егоровым задачи были подтверждены и конкретизированы в январе 1937 г. командующим войсками Ленинградского военного округа командармом 1 ранга Б.М. Шапошниковым. 5 марта 1937 г. на Краснознаменном Балтийском флоте была проведена общефлотская оперативная игра на тему «Действия подводных лодок и воздушных сил на коммуникациях с целью не допустить питания противника морем через южные порты Балтийского моря и с целью срыва перевозок через порты Финского и Рижского заливов с одновременным содействием флангам сухопутной армии на побережье Финского залива». Все тактические вопросы решались руководством по ходу игры.

Основными учебными целями, которые решались на этой оперативной игре, были:
1) проталкивание подлодок в Балтийское море в первый период войны;
2) организация боевой работы подводных лодок дальнего и ближнего действия;
3) изучение вариантов трасс для германских транспортов в военное время;
4) самостоятельный удар тяжелой авиации по эскадре или конвою;
5) совместный удар тяжелой авиации и подлодок.

Масштаб оперативной игры (число участников, время) ограничивался действительной потребностью и тренировкой тех, кому фактически придется решать эти задачи. Для выработки единства оперативного мышления комсостава, как отмечалось позже в отчете начальника штаба КБФ И. С. Исакова, «на разбор привлекались все флагманы и командиры, которые должны знать характер операций КБФ». Вся предварительная подготовка к игре (составление решений, расчетов, нанесение обстановки и развертывания) выполнялась играющими сторонами со 2 по 4 марта.

Общая обстановка на игре складывалась следующим образом. Коалиция сил «коричневых», «фиолетовых», «желтых», «зеленых» и «синих» находилась в состоянии войны с «красными». В результате упорных боев Красная Армия вышла на Карельском перешейке на линию Кексгольм-Муола-Уусикиркка-Сейвястэ, а на южном побережье Финского залива - Кунда-Везенберг. Тем временем в портах Або (Турку), Ганге (Ханко), Гапсаль (Хаапсалу) и Пернов (Пярну) были высажены экспедиционные войска «коричневых» в количестве двух дивизий.

На аэродромы «синих» и «зеленых» перебазировалась авиация «коричневых», а в порты зашли их корабли - 3 крейсера типа «Кельн», 9 эсминцев типа «Вольф» и 10 подводных лодок. В р-не Хельсинки-Таллин флоты «синих» совместно с «зелеными» оборудовали минно-артиллерийскую позицию и организовали противолодочную оборону. Подводные лодки красных в это время действовали в южной и северной частях Балтийского моря, а также в Рижском, Финском и Ботническом заливах. Затем флот «красных» захватил и вооружил острова в восточной части Финского залива, в р-не маяк Шепелев-мыс Стирсудден оборудовал минно-артиллерийскую позицию, а также выставил минные, заграждения в р-не о-вов Гогланд, Родшер, Б. и М. Тютерс.

В р-не Стеншера произошла серия столкновений дозорных сил, а Военно-воздушные силы обеих сторон обменялись ударами по морским и воздушным базам без решительных результатов. Решительная фаза игры наступала тогда, когда Бригада линкоров «красных» получила приказ «начать форсирование противолодочной преграды противника в районе Гельсинки-Таллин». При форсировании минно-артиллерийской позиции противника, линкорам «красных» следовало избегать боя с береговыми батареями путем маневрирования за пределами дальности их огня, а в случае принятия боя с батареями - избегать дистанций, меньших 90 каб., и траверзных курсовых углов.

Если же в момент прорыва сил «красных» через позицию появятся линкоры коалиции, следовало вступить с ними в бой. Но если Бригада линкоров «красных» будет вынуждена вести бой одновременно и с батареями, и с линейными кораблями коалиции, то для выполнения первой задачи «выделяются две башни линкора «Октябрьская революция». Бригада эсминцев красных, действуя в голове главных сил, прикрывала работу тральщиков и не допускала атак легких сил противника на свои линкоры. Подлодки следовали за главными силами «красных», а после форсирования преграды выходили вперед и следовали на запад самостоятельно.

В Раздел