07.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (3 часть)

Опуская сам ход игры, стоит сосредоточиться на основных выводах, сделанных руководством игры. По итогам оперативной игры командованием КБФ было сделано немало полезных наблюдений о качестве оперативного руководства обеих сторон. Действия командования «красной» стороны были оценены как «в большинстве своем неправильные». Например, избранный для прорыва командиром бригады линкоров капитаном 1 ранга К.И. Самойловым боевой ордер (тральщики-линкоры-подлодки) был сочтен неудовлетворительным, поскольку линейные корабли, находившиеся в центре противолодочного заграждения, рисковали намотать тросы мин на винты или наскочить на неприятельские мины.

И в том, и в другом случае линейные корабли были бы сразу выведены из строя. В результате такого неоправданного риска линкоры, лишившиеся маневренности, просто превратились бы в хорошие мишени для неприятельской авиации и береговой артиллерии. Более предпочтительным был указан вариант, при котором линкоры следовали бы после подлодок и, дойдя до передней кромки противолодочного рубежа, стали маневрировать, не идя дальше на запад, и в случае необходимости подавляли бы своим огнем береговую артиллерию и броненосцы противника.

Было сочтено неправильным решение командующего флота «красной» стороны и по применению подводных лодок. Например, такой тактический прием, как лежание подлодок на грунте в точке рандеву и всплытие по сигналу с надводного корабля «взрыв бомбами», был сочтен «нереальным» по той причине, что подлодки лежали на значительном расстоянии друг от друга и поэтому «не все могли услышать сигнал о всплытии». Кроме того, в случае применения противником авиации по надводным кораблям возле противолодочного рубежа могла сложиться очень неприятная ситуация.

Взрывы авиабомб и снарядов на большом расстоянии могли быть расценены на подводных лодках как сигнал на всплытие, что в реальных боевых условиях привело бы к уничтожению всплывших подлодок и срыву последующей операции по проталкиванию ПЛ в Балтийское море. В действиях командиров бригад подлодок было также обнаружено немало недочетов тактического характера. Во-первых, не были указаны разграничительные линии для действий лодок 1-й и 2-й бригад в Балтийском море. Во-вторых, позиции для ПЛ были выбраны неудачно, поскольку решение о позициях было принято без учета обстановки и путей движения транспортов противника.

Действия командующего ВВС «красных» полковника А.М. Вирака также оказались неудачными ввиду того, что решение было принято им «без полного оперативного объема, вытекающего из поставленной задачи в данный момент перед КБФ». Одной из основных причин являлось неграмотное использование разведывательной авиации, курсы полетов которой пролегали, в основном, через Эстонию, а район Турку, Ханко оказался совершенно «неосвещенным», хотя там расположились неприятельские крейсеры и значительные силы авиации. Далее разведывательная авиация совершенно не прилагала усилий по поиску аэродромов бомбардировочной авиации неприятельской коалиции, в силу чего авиация «красных» к началу операции не смогла нейтрализовать действия ВВС «синих».

В результате, командование флота «красных» предоставило противнику инициативу в нанесении первого авиаудара по собственным надводным силам. И, наконец, самое главное: использование авиации «красной» стороной не было подчинено основной задаче - прорыву противолодочного рубежа. Ведь в первую очередь ВВС следовало бы использовать для подавления береговой артиллерии и броненосцев береговой обороны «синих». А вместо этого авиация «красных» занималась поиском неприятельских транспортов в море, упустив из виду более важные задачи. В противоположность «красным» действия «синей» стороны были оценены руководством игры как правильные и осмысленные.

Были особо отмечены следующие грамотные решения командующего Объединенным флотом коалиции флагмана 2 ранга Г.Г. Виноградского:
1) создание в устье Финского залива сильного противолодочного рубежа, поддерживаемого всеми силами;
2) сосредоточение на аэродромах Финляндии и Эстонии мощной авиационной группировки и правильное ее использование;
3) использование своих ПЛ как средство борьбы с подлодками «красных»;
4) перенесение своих коммуникаций в шведские шхеры;
5) использование демонстративных колонн транспортов;
6) создание отряда легких сил в Ханко;
7) постановка минных заграждений в Ботническом заливе.

В результате проведения оперативной игры командованием КБФ было сделано немало правильных выводов. Обнаружилось, что оперативное взаимодействие различных соединений флота отработано еще неудовлетворительно. Кроме того, части, приданные из других родов оружия, использовались зачастую для решения задач, непосредственно не подчиненных целям проводимой операции. Крайне важным обстоятельством, сильно снижающим результативность действий сторон (в первую очередь, «красной»), являлось отсутствие систематического изучения обстановки на театре, из-за чего решения часто принимались «без учета действий своего соседа» и не соответствовали действительности.

Более того, даже при решении задач разными силами (подлодки и авиация), преследующих одну и ту же цель, отсутствовал взаимный обмен информацией. Также выяснилось, что оформление документов производилось не по существовавшему наставлению, из-за чего в приказах не всегда ясно и четко ставились боевые задачи. Отмечалась также недостаточно хорошая работа воздушной разведки. Анализ игры показывает, что почти все учебные задачи, поставленные в игре, так и не были решены.

Особенно это касается совместных действий ПЛ и авиации, а также самостоятельных действий бомбардировочной авиации по нарушению неприятельских коммуникаций в море. Даже основная задача игры, ради которой, собственно, она и была затеяна, - обеспечение прорыва ПЛ через противолодочный рубеж - осталась фактически нерешенной из-за неграмотного руководства «красного» командования операцией. В итоге в качестве рекомендации на будущее, было всего лишь предположено, что задача по проталкиванию «днем с боем ПЛ» можно осуществить лишь «при соотношении сил в море в нашу пользу, т. е. когда мы сильнее на воде». Таким образом, главная учебная задача оперативной игры превратилась лишь в некую теоретическую проблему, над разрешением которой еще предстояло долго работать.

Помимо мартовской общефлотской оперативной игры, в период с 8 по 12 апреля 1937 г. на КБФ была проведена фронтовая двухсторонняя оперативная авиационная игра на тему «Поиски и уничтожение боевых кораблей и транспортов противника в море в значительном удалении от своих баз с преодолением противодействия противника и одновременном решении задачи по отражению воздушных налетов на наши базы и аэродромы» с участием штабов ВВС Ленинградского военного округа и КБФ. К игре были привлечены командиры авиасоединений и частей ЛВО и флота, а также командиры общевойсковых и авиационных штабов.

Основными учебными целями на данной игре были:
1)отработка способов налета и методов атаки в условиях помех со стороны противника;
2) отработка вопросов организации боевого управления на всех этапах проводимой операции; 3) отработка вопросов боевого обеспечения при переходе к месту боя, обратном возвращении и посадке на своих аэродромах;
4) отработка организации и методов отражения воздушных налетов противника на наши базы и аэродромы; воздушный бой;
5) отработка организации разведки на театре и доразведки перед вылетом в операцию.

В Раздел